Роль Китая в урегулировании сирийского кризиса

В период с 23 по 26 декабря 2015 г. заместитель председателя Совета министров САР – министр иностранных дел и по делам мигрантов САР Валид Муаллем совершил официальный визит в Пекин. Одной из причин визита специалисты называют вероятные переговоры в столице КНР между представителями «Сирийского национального диалога» и официальным Дамаском на территории третьей страны. Данные переговоры организованы китайским руководством с целью предотвратить возможные провокации со стороны западных спецслужб.

Известно, что 18 декабря 2015 г. министр иностранных дел КНР Ван И направил приглашения правительству САР и представителям сирийской оппозиции посетить Пекин для проведения переговоров. 21 декабря 2015 г. пресс-секретарь МИД КНР Хун Лэй подтвердил эту информацию в беседе с корреспондентами национальных и зарубежных СМИ.

По словам руководителя китайского внешнеполитического ведомства, КНР – это единственный член СБ ООН, который в течение пяти лет внутреннего сирийского конфликта ни разу не призывал к применению военной силы и не намерен этого делать без соответствующей резолюции СБ ООН. Официальный Пекин так и не принял ни одну из сторон в сирийском конфликте и продолжает настаивать на необходимости проведения политических консультаций – переговоров.

Ван И в ходе встречи в декабре 2015 г с сирийским коллегой. довел до его сведения, что официальный Пекин предпринимает все возможные меры по линии ООН для ускорения процесса организации мирных политических переговоров.

В выступлениях на заседания СБ ООН и Генеральной Ассамблеи руководитель внешнеполитического ведомства КНР настаивает, что оппозиция и официальный Дамаск должны придерживаться следующих принципов:

– участники переговоров должны предоставить открытые списки делегаций. Подобный подход позволит проверить реальные полномочия представителей сторон, поскольку цель переговоров  – «умиротворение» сепаратистских и исламистских сил;

– режим прекращения огня не может осуществляться частично, поэтому участники переговоров должны предоставить полную информацию о наличии вооруженных формирований вдоль линии соприкосновения;

– стороны конфликта также должны сотрудничать не просто в военном противодействии террористическим организациям, но и наладить обмен информацией, а также способствовать перекрытию их финансовых потоков;

– участники переговоров должны сформировать рабочие группы по различным направлениям восстановления экономики страны, которые будут действовать под наблюдением специалистов из ООН.

Ван И отмечает, что ситуация в Сирии чрезвычайно сложна, процесс урегулирования будет сложным, однако обе стороны должны воспользоваться этой «китайской возможностью» для налаживания диалога.

По мнению китайских дипломатов, для начала миротворческого процесса необходимо:

– во-первых, прекратить боевые действия в г.Дамаск, Алеппо, Хомс;

– во-вторых, отвести тяжелую технику от линии соприкосновения;

– в-третьих, пригласить к переговорам только желающих сложить оружие.

По информации из китайских СМИ известно, что первая серия встреч китайских дипломатов с сирийскими оппозиционерами из организации «Национальный революционный совет за демократические реформы» по приглашению Совета по международным делам при МИД КНР прошла в период с 6 по 9 февраля 2012 г. в Пекине. Вторая серия состоялась в период с 16 по 20 сентября того же года.

Официальный Пекин в 2013 г. направил третье приглашение сирийским оппозиционным силам для проведения диалога и 10 сентября того же года в столице КНР прошла встреча китайских дипломатов и шести членов «Сирийского национального диалога». В преддверии этой встречи с официальным визитом Пекин посетила специальный представитель президента САР Б.Асада. Определенным стимулом для пекинского мероприятия в 2013 г. стала встреча министров иностранных дел РФ и САР, в ходе которой была подчеркнута необходимость избежать разрастания вооруженной конфронтации и начать переговорный процесс.

Очередная серия встреч министра иностранных дел КНР Ван И и его заместителей с представителями «Национального революционного совета за демократические реформы» прошла в апреле 2014 г.  Известно, что в период с 10 по 15 августа 2015 г. в Пекине прошла очередная серия встреч специалистов МИД КНР с представителями «Сирийского национального диалога».

По словам пресс-секретаря МИД КНР Хун Лэя, официальный Пекин заинтересован в  восстановлении мира и стабильности как в самой Сирии, так и в целом регионе и будет продолжать прикладывать необходимые усилия для «выравнивания ситуации».

Представляется возможным утверждать, что китайские политики и дипломаты организуют встречи сирийской оппозиции и официальных лиц в силу заинтересованности в сохранении китайских активов (нефтедобывающих корпораций и строительных компаний) в этой стране, однако частотность этих встреч недостаточна, равно как и полномочия представителей оппозиции оставляют вопросы. Кроме того, китайские стратеги планировали задействовать транспортную инфраструктуру этого ближневосточного государства в ходе реализации стратегического плана «Один пояс, один путь».

Позиция официального Пекина по сирийскому конфликту объясняется и недостаточными военно-техническими возможностями НОАК по проведению крупномасштабных миротворческих или контртеррористических операций за пределами КНР. Однако некоторые китайские военные специалисты указывают, что ВМС НОАК вполне способны обеспечить переброску значительных сил специального назначения и бронетехники в короткие сроки. Также при наличии трех самолетов-заправщиков Ил-78, созданных на основе российских транспортных Ил-76, и комплектов заправочного оборудования украинского производства вполне возможна переброска необходимой техники.

Китайские политологи отмечают общую позицию официальных Москвы и Пекина по сирийской проблематике, а также применение ими права вето по резолюциям СБ ООН, которые неоднократно предлагала американская сторона.

Еще одна причина организации руководством КНР переговоров официального Дамаска и сил оппозиции – это определенная «политическая зависть», которую официальный Пекин испытывает в свете решительных действий Москвы. Китайские аналитики понимают, что президент РФ В.В.Путин в ходе силового вмешательства в сирийский кризис: во-первых, сместил точку внимания мирового сообщества с Украины на Сирию; во-вторых, зафиксировал «Исламское государство» в роли очевидной внешней угрозы, с которой Россия будет бороться «без срока давности»; в-третьих, демонстрирует мощь ВС РФ и намекает, что в случае необходимости Россия может повысить интенсивность борьбы с международным терроризмом военными методами.

Кроме того, боеспособность ВС РФ не просто успокаивает Пекин, а даже действует во благо КНР, поскольку официальная Москва отвлекает на себя внимание США и западной коалиции от роста совокупной мощи Поднебесной.

32.22MB | MySQL:62 | 0,609sec