Президент Таджикистана Э.Рахмон в Эр-Рияде: подписание соглашений и заявления

3 января 2016 г. в Эр-Рияде состоялись переговоры между королем Сальманом бен Абдель Азизом и прибывшим в саудовскую столицу с официальным визитом президентом Таджикистана Эмомали Рахмоном. По сообщению Саудовского агентства новостей (САН), состоявшийся «саудовско-таджикский саммит», в ходе которого стороны обсудили «состояние двусторонних отношений, а также развитие событий в мире и в регионе», «увенчался подписанием Меморандума о взаимопонимании между правительствами двух братских стран и четырех соглашений». Это ‒ Соглашение о сотрудничестве в борьбе с преступностью, Генеральное соглашение о развитии научно-технического сотрудничества, Соглашение о сотрудничестве в области спорта и молодежной политики, а также Соглашение о сотрудничестве в области образования.

В тот же день Э. Рахмон дал интервью газете «Аш-Шарк Аль-Аусат», опубликовавшей его 4 января 2016 г.

Отвечая на вопрос эр-риядского корреспондента этого крупнейшего арабоязычного издания мира, связанный с оценкой «исторических, политических и экономических связей» между Таджикистаном и Саудовской Аравией, президент, в частности, говорил: «Народы Таджикистана и Саудовской Аравии связаны высокими ценностями цивилизации и духа, а их связи в сфере культуры насчитывают тысячелетия. В силу этого обстоятельства королевство стало первой страной арабо-мусульманского мира, да и мира в целом, установив с нашей страной 22 февраля 1992 г. дипломатические отношения». По словам Э.Рахмона, «Таджикистан рассматривает Саудовскую Аравию своим важнейшим партнером в регионе арабского мира и Ближнего Востока». Далее он замечал: «С момента установления таджикско-саудовских дипломатических отношений я имел честь трижды посетить колыбель исламской цивилизации и место рождения Печати пророков (Пророка Мухаммеда ‒ Г.К.). … Моя нынешняя встреча со Служителем Двух Благородных Святынь … демонстрирует нашу обоюдную устремленность к укреплению многогранных связей между двумя нашими странами». Отметив «непрерывность» политических контактов между руководствами обеих стран, а также подчеркнув «прочность» межгосударственных связей между Таджикистаном и Саудовской Аравией, Э.Рахмон, вместе с тем, подчеркнул: «Если мы обратимся к сфере торговли, то станет ясно, что она не достигла необходимого уровня. Пока это все еще личные инициативы отдельных людей, занимающихся импортом и экспортом. В 2014 г. уровень саудовских инвестиций в экономику Таджикистана составил только 70 млн долларов».

Отвечая на вопрос корреспондента «Аш-Шарк Аль-Аусат» об основных вопросах, обсуждавшихся на «саудовско-таджикском саммите», президент Таджикистана говорил: «Я обсуждал со Служителем Двух Благородных Святынь вопросы стабильности и безопасности в мире и в регионе, прежде всего, борьбу с терроризмом и экстремизмом. … Мы обсуждали пути укрепления братских связей между Таджикистаном и Саудовской Аравией, сотрудничество в сфере экономики, торговли, финансов, инвестирования, легкой промышленности, энергетики, водных ресурсов, сельского хозяйства. Обсуждавшиеся нами вопросы включали также сферу туризма, науки, образования, технологии, молодежной политики, здравоохранения, спорта, культуры и безопасности. Мы пришли к выводу, что настало время обратить внимание на базовые отрасли экономики, на развитие долгосрочного и плодотворного сотрудничества на этом направлении. Огромные финансовые и технологические возможности Саудовской Аравии, с одной стороны, и гигантские природные богатства, а также человеческие ресурсы Таджикистана, с другой, способны открыть широкие перспективы взаимодействия».

Третий вопрос, заданный Э.Рахмону, касался «самых насущных проектов саудовско-таджикского взаимодействия» и «саудовско-таджикского партнерства в сфере гидроэнергетики и сельского хозяйства». В этой связи президент Таджикистана заявлял: «Мы действительно стремимся к тому, чтобы Саудовская Аравия активно участвовала, в том числе и финансово, в реализации многих проектов ‒ создании трансграничных линий передачи электроэнергии, строительстве гидроэлектростанций, добыче и переработке природных ресурсов, сельскохозяйственном освоении земель и развитии транспортной инфраструктуры». Далее он добавлял: «Я считаю, что создание в Таджикистане саудовского банка или открытие отделения банка этой дружественной страны сыграет выдающуюся роль в развитии двусторонних отношений. Мы готовы изучать опыт королевства и сотрудничать с ним в сфере исламского банкинга. Мы нуждаемся в поддержке братской страны в сфере инвестиций. Мы будем приветствовать создание Таджикско-саудовского инвестиционного совета. А поскольку наши страны связывают великие единые духовные узы, постольку настало время реанимировать эти связи на основе прямых контактов между нашими странами и народами. Нам бы хотелось, чтобы заинтересованные органы власти в наших странах обсудили вопрос об открытии прямого авиационного сообщения между Душанбе и одним из крупных саудовских городов».

Корреспондент «Аш-Шарк Аль-Аусат» не мог не задать вопрос о том, как Таджикистан оценивает «региональную роль Саудовской Аравии». Отвечая на него, Э.Рахмон, в частности, говорил: «Терроризм не имеет родины, национальности и религии. Он не связан, прежде всего, с исламской религией. … Сегодня мы более, чем когда-либо ранее, нуждаемся в укреплении толерантности, показывающей мусульман как цивилизованных людей, как людей науки и знания. … В этом отношении Саудовская Аравия играет ключевую роль. … Мы приветствуем усилия, предпринимаемые правительством королевства, направленные на содействие странам исламского мира в их экономическом и социальном развитии. Именно это содействие помогает нам преодолевать современные вызовы безопасности и стабильности».

Следующий вопрос касался «видения кризисов региона Ближнего Востока ‒ сирийского, йеменского, а также палестинской проблемы, и путей их решения». Э.Рахмон считал возможным сказать в этой связи следующее: «Не приходится сомневаться, что кризисы в Сирии и Йемене, а также палестинский вопрос самым опасным образом подрывают региональную стабильность и безопасность. Мы в Таджикистане, отталкиваясь от опыта гражданской войны в нашей новейшей истории, прекрасно понимаем трагические последствия подрыва безопасности и стабильности. Мы считаем, что всеобъемлющий национальный диалог, переговоры и мирная дипломатия государств региона, предпринимаемая руководимыми Саудовской Аравией государствами Залива, играют важную позитивную роль в урегулировании кризисов на Ближнем Востоке». Далее президент Таджикистана добавлял: «В интересах мирного урегулирования сирийского и йеменского кризиса, достижения безопасности и стабильности, прекращения кровавой бойни в этих двух странах необходимо опираться на возможности и полномочия Организации Объединенных Наций и Организации исламского сотрудничества. Мы стремимся к тому, чтобы усилия этих двух организаций содействовали бы адекватному решению вопроса о политическом урегулировании проблем Сирии и Йемена».

33.2MB | MySQL:68 | 0,688sec