Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (28 декабря 2015 года – 10 января 2016 года)

Наиболее важные события в регионе за последние две недели были связаны с иранско-саудовском конфликтом и Сирией. Казнь в Саудовской Аравии одного из ведущих шиитских проповедников Нимра ан-Нимра и связанные с ней нападения на диппредставительства КСА в Иране привели к резкому обострению саудовско-иранских отношений. Правительство Сирии заявило о своей готовности принять участие в межсирийском диалоге в Женеве, начало которого запланировано на 25 января.

2 января власти Саудовской Аравии объявили о казни 47 человек, обвиненных в терроризме, том числе видного шиитского проповедника страны Н. ан-Нимра, который был один из основных вдохновителей движения за равноправие и конституционные реформы в КСА, против дискриминации шиитского меньшинства в королевстве. Казнь Н. ан-Нимра вызвала жесткую ответную реакцию среди шиитов в Саудовской Аравии, некоторых арабских странах и Иране. Протест заявили правительства Ирана, Ирака и Сирии, хоуситы в Йемене. Массовые демонстрации протеста прошли в Восточной провинции КСА, населенной преимущественно шиитами, в Бахрейне, Ираке и Ливане. Наиболее резкий характер протесты против казни Н. ан-Нимра приняли в Иране, где демонстранты 2 января ворвались на территорию посольства КСА в Тегеране и консульства в Мешхеде. Власти ИРИ, в том числе президент Х. Роухани осудили действия демонстрантов. Было заявлено, что лица, атаковавшие саудовские дипмиссии, будут привлечены к ответственности, а правительство Ирана примет необходимые меры для предотвращения подобных инцидентов в будущем. Реакцией саудовского руководства на погромы дипмиссий стал разрыв дипломатических отношений с Ираном. Кроме того, полностью прекращены воздушное сообщение и торговые отношения с ИРИ, саудовцам запрещено посещать Иран. В Эр-Рияде заявили, что будут готовы восстановить дипотношения с Тегераном только при условии, что Иран прекратит вмешательство во внутренние дела королевства и других стран региона. Тегеран в ответ обвинил Эр-Рияд в поддержке экстремистов в регионе, ведении «бессмысленных военных действий против хоуситов в Йемене», нанесении авиаударов по посольству Ирана в Йемене. Запрещены поездки иранских паломников в КСА и ввоз любых продуктов из Саудовской Аравии.

Многие арабские страны поддержали действия Эр-Рияда. О разрыве дипотношений с ИРИ объявили Бахрейн, Судан, Джибути, Сомали и Коморские острова. ОАЭ, Кувейт и Катар отозвали своих послов из Тегерана. КСА поддержали Египет и Иордания. На экстренных совещаниях глав внешнеполитических ведомств аравийских монархий и стран-членов ЛАГ, состоявшихся 9 и 10 января, были решительно осуждены действия Ирана по вмешательству в дела арабских стран и нападения на саудовские диппредставительства.

США и Евросоюз выразили обеспокоенность обострением саудовско-иранских отношений. Пути преодоления конфликта между Тегераном и Эр-Риядом госсекретарь США Дж. Керри обсудил в телефонном разговоре с главами МИДов Ирана М. Д. Зарифом и КСА А. аль-Джубейром. В то же время США не стремится взять на себя роль посредника для содействия урегулированию кризиса между Ираном и КСА. Москва настоятельно призывала Тегеран и Эр-Рияд, другие государства Персидского залива проявлять сдержанность, избегать любых шагов, ведущих к росту напряжённости в регионе. Россия также предложила посреднические услуги в урегулировании конфликта. Совбез ООН 4 января решительно осудил нападения на посольство и консульство КСА в Иране и призвал власти ИРИ обеспечить защиту дипломатических объектов и персонала. Совбез заявил о необходимости того, чтобы Иран и КСА поддерживали диалог между собой для снижения напряженности в регионе. Премьер-министр Турции А. Давутоглу призвал КСА и Иран использовать дипломатические каналы для снятия напряженности, и заявил, что Анкара готова сыграть в этом деле «свою роль». Президент Турции Р. Т. Эрдоган назвал «внутренним делом» КСА казнь Н. ан-Нимра, отметив, что власти Ирана не приняли необходимых мер для охраны саудовского посольства в Тегеране. 8 января МИД Ирака заявил, что Багдад приступил к работе по урегулированию кризиса между КСА и ИРИ.

В целом же, несмотря на не прекращающиеся резкие взаимные обвинения и нападки, ни ИРИ, ни КСА вряд ли станут углублять конфликт, а тем более доводить его до военного противостояния. Саудовская Аравия не предполагает начала прямого вооруженного конфликта с Ираном в свете недавних событий, приведших к напряжению в отношениях двух стран, заявил 7 января второй наследник наследника престола, министр обороны КСА принц М. бен Сальман. Иран относится с терпением к враждебным шагам со стороны Саудовской Аравии, подчеркнул 9 января глава МИД ИРИ М. Д. Зариф, добавив, что Тегеран «не желает следовать по пути нагнетания напряженности в регионе». Иран и КСА также заявили, что нынешние острые противоречия между ними не окажут негативного воздействия на ход международных переговоров по урегулированию конфликта в Сирии.

29 декабря в ходе визита в Саудовскую Аравию президента Турции Р. Т. Эрдогана достигнута договоренность о создании совета по стратегическому сотрудничеству между двумя странами.

Саудовская Аравия не будет менять свою политику в области добычи нефти, заявил 30 декабря министр нефти и минеральных ресурсов королевства А. бен Ибрагим ан-Нуайми. «Это надежная политика, и мы не будем изменять ее. Мы будем удовлетворять спрос наших клиентов, мы больше не ограничиваем производство (нефти). Если есть спрос, то мы будем реагировать. У нас есть возможности удовлетворять спрос».

Вооруженные силы Сирии при поддержке ВКС России ведут наступательные бои против вооруженных формирований различных оппозиционных и террористических группировок. На наиболее интенсивные бои идут в северных провинциях Латакия и Алеппо, в центральных провинциях Хомс и Хама, в районе Дамаска и в южной провинции Дераа. В целом наступление правительственных войск идет трудно и медленно, сказывается нехватка сил и измотанность личного состава. Главарь одной из крупнейших исламистских группировок в Сирии «Ахрар аш-Шам» Абу Ратиб 5 января был убит «неизвестными вооруженными лицами» севернее Хомса. В провинции Алеппо и соседней провинции Ракка объединенные курдские и арабские отряды «Сил демократической Сирии» при поддержке авиации западной коалиции продолжают наступление на боевиков «Исламского государства» (ИГ), расширив зону своего контроля вокруг плотины «Тишрин» на реке Евфрат.

В начале января спецпредставитель генерального секретаря ООН по Сирии С. де Мистура провел встречи с лидерами сирийской оппозиции и министром иностранных дел САР В. Муаллемом. Официальный Дамаск сообщил о своей готовности участвовать в межсирийском диалоге в Женеве, начало которого намечено на 25 января. При этом правительство САР выдвинуло ряд требований. Так, В. Муаллем подчеркнул необходимость формирования списка представителей сирийской оппозиции, которые примут участие в переговорах, а также отметил, что Дамаску необходимо получить список террористических организаций. Со своей стороны, лидеры оппозиции заявили, что правительство должно предпринять шаги по укреплению доверия, в том числе выпустить из тюрем политических заключенных, прекратить бомбардировки районов проживания мирного населения и снять блокаду с контролируемых повстанцами районов.

Администрация президента США Б. Обамы ожидает, что процесс передачи власти в Сирии «в лучшем случае» закончится не ранее марта 2017г., говорится в документе, подготовленном Белым домом. В то же время в МИД России заявили, что в рамках переговоров международной Группы поддержки Сирии в Вене не рассматривался вопрос об отставке президента САР Б. Асада в марте 2017 г.

Организация по запрещению химического оружия сообщила 4 января, что химоружие, задекларированное Сирией, полностью уничтожено.

2 января Саудовская Аравия, возглавляющая арабскую коалицию, объявила о завершении действия режима прекращения огня в Йемене, обвинив шиитских повстанцев-хоуситов и сторонников бывшего президента А. А. Салеха в обстрелах саудовской территории. В то же время саудовцы и их партнёры по коалиции на всем протяжении перемирия продолжили наносить авиаудары по позициям своих противников. 5 января Совбез ООН призвал стороны конфликта в Йемене возобновить действие режима прекращения огня и принять участие в намеченном на 14 января новом раунде мирных переговоров.

В начале января обострилась обстановка в Ливии. Боевики ИГ атакуют район «нефтяного полумесяца» на побережье залива Сидр, в частности, порты Эс-Сидр и Рас-Лануф, захватили город Бин Джавад. 7 января крупный теракт был совершен в тренировочном лагере полиции в городе Злитен в 160 км к востоку от Триполи. Погибли около 70 человек. Теракты и вооруженные нападения совершены и в ряде других мест, в частности, в Бенгази, где в результате обстрела повреждена электростанция.

В Египте на севере Синайского полуострова правительственные силы при поддержке авиации продолжают масштабную операцию «Право шахида» против боевиков террористической организации «Вилает Синай» — местного ответвления ИГ. Операция началась в сентябре 2015 г., и сейчас она вступила во второй этап.

Тем временем в начале января в различных районах страны было совершено несколько террористических нападений. Так, 8 января в Хургаде вооруженные бандиты напали на гостиницу – ранено три иностранных туриста. В городе введено чрезвычайное положение, все въезды и выезды перекрыты. По распоряжению правительства вооруженные силы Египта взяли под охрану все туристические центры и стратегические объекты страны.

10 января в Каире состоялось первое после осенних парламентских выборов заседание Палаты представителей. К присяге были приведены 596 депутатов. Спикером парламента избран Али Адель Аль – представитель блока «В поддержку Египта».

6 января Турцию посетил председатель Комитета начальников штабов ВС США генерал Дж. Данфорд. В Анкаре американский военачальник провёл переговоры с главой генштаба ВС Турции генералом Х. Акаром, министром обороны И. Йылмазом, другими военными руководителями, а также с премьер-министром Турции А. Давутоглу. Обсуждались вопросы борьбы с «Исламским государством», действия России и Ирана в Сирии, обеспечения безопасности на турецко-сирийской границе, проблема сирийских беженцев. По итогам переговоров Данфорд заявил об общем с Турцией видении обсуждавшихся проблем и предстоящей совместной работе по их решению, включая дополнительное оснащение и обучение сирийских повстанческих групп для противодействия ИГ. Со своей стороны, генерал Х. Акар выразил опасение в связи с активизацией действий отрядов курдской самообороны западнее реки Евфрат в Сирии. В Анкаре опасаются, что их наступление может привести к объединению курдских анклавов Кобани, Африн и Джазире с перспективой создания на севере Сирии курдского автономного района, против чего категорически выступают турецкие власти. Тем временем армия и силы безопасности Турции продолжают контртеррористическую операцию против боевиков сепаратистской Рабочей партии Курдистана в ряде провинций на юго-востоке страны.

Иран собирается без проволочек выполнять соглашение по его ядерной программе, достигнутое между «шестеркой» международных посредников и Тегераном на переговорах в Вене летом 2015г., заявил 7 января глава МИД ИРИ Д. Зариф в телефонном разговоре с госсекретарем США Дж. Керри.

Правительство Алжира 5 января опубликовало проект новой конституции страны. Документ, в частности, ограничивает пребывание одного лица на посту президента республики двумя пятилетними сроками. Наряду с арабским, государственным языком Алжира также признается берберский. Парламент получает право назначать премьер-министра страны (в настоящее время этим правом обладает президент АНДР).

Приложение

 

 

О президенте Ирана Хасане Роухани

 

 

Хасан Роухани родился 12 ноября 1948 г. в городе Сорх, провинция Семнан на севере Ирана в семье торговца специями. Вначале он носил фамилию отца — Ферейдун. Однако после прихода в большую политику поменял ее на Роухани, что в переводе с фарси означает «духовный», «верующий». Учился в шиитской религиозной школе. Получил высшее духовное образование в священном городе шиитов Куме, которое дополнил изучением светских дисциплин. В 1969 г. поступил в Тегеранский университет и в 1972 г. получил степень бакалавра в области судебного права. В 1995 г. в Каледонском университете в Глазго (Великобритания) защитил магистерскую диссертацию на тему «Исламская законодательная власть на примере опыта Ирана». В 1999 г. в том же университете получил учёную степень доктора философии в области государственного права.

Отец нынешнего президента ИРИ принимал активное участие в политической борьбе с шахским режимом. Сам Роухани с 15-летнего возраста примкнул к исламскому революционному движению. Был сторонником аятоллы Хомейни. Неоднократно попадал в тюрьму за антиправительственные речи. В результате был вынужден эмигрировать в Париж. В 1978 г., когда в Иране началась исламская революция, Роухани возвращается на родину.

После победы исламской революции в 1979 г. Роухани, как ближайшему сподвижнику Хомейни, доверяют реорганизацию иранской армии. Кроме того, в 1980-1983 гг. был членом Совета по наблюдению за телерадиовещанием ИРИ. В годы ирано-иракской войны (1980-1988 гг.) занимал посты члена Высшего совета обороны (1982-1988 гг.) и заместителя командующего войсками на ирано-иракском фронте (1983-1985 гг.). В 1986-1991 гг. — командующий ВВС Ирана. 1988-1989 гг. — зам. командующего вооруженными силами Ирана.

В 1980-2000 гг. — депутат меджлиса (парламента), где возглавлял комитеты обороны (1980-1990 гг.) и внешней политике (1990-2000 гг.), в 1992-2000 гг. — заместитель председателя меджлиса. С 1991 г. — член Совета по целесообразности принимаемых решений. В 1989-2005 гг. — первый секретарь Высшего совета национальной безопасности. Советник президентов А. Хашеми-Рафсанджани и М. Хатами по национальной безопасности. С 1992 г. — президент Центра стратегических исследований Ирана при Совете по целесообразности принимаемых решений. С 2000 г. — член Совета экспертов (влиятельный государственный орган, избирающий из своего состава главу государства — руководителя ИРИ). В 2003-2005 гг. — руководитель делегации ИРИ на переговорах по иранской ядерной программе. В эти годы Иран частично приостановил работы в рамках своей ядерной программы.

В первом туре выборов, прошедших 14 июня 2013 г., Х. Роухани был избран президентом Ирана сроком на четыре года, набрав 50,68 процентов голосов и обойдя пятерых остальных кандидатов. Роухани выделялся на их фоне не только, как представитель религиозных кругов, но и как человек с реноме умеренного и гибкого политика. В ходе избирательной кампании он позиционировал себя политиком, выступающим за восстановление иранской экономики, «обеспечение нравственности» и улучшение отношений с внешним миром. За Роухани отдали свои голоса молодежь, интеллигенция и образованные жители городов.

За время нахождения на посту президента ИРИ Роухани наибольших успехов достиг именно в сфере внешней политики, где сумел «за короткое время подправить имидж Ирана», значительно ухудшившийся за время президентства его предшественника М. Ахмадинежада». И здесь главным достижением стало подписание в июле 2015 г. соглашения с международными посредниками по ядерной программе Ирана, благодаря которому Тегеран сохранил право на реализацию невоенной ядерной программы, хотя и в урезанном виде, упрочил свои международные позиции и начал процесс улучшения отношений со странами Запада. Но самое важное – в 2016 г. начнется процесс снятия санкций, введенных в отношении ИРИ в связи с ядерной программой. Сделку по иранскому атому Роухани охарактеризовал как «победу над войной», которая принесла мир и стабильность на Ближний Восток. В то же время в Тегеране заявили, что продолжат оказание помощи своим региональным союзникам, обещав при этом не вмешиваться во внутренние дела других стран, призвали к совместной борьбе с терроризмом и экстремизмом.

Свою внешнеполитическую линию Роухани проводит в рамках концепции «конструктивного взаимодействия», что предполагает сотрудничество с другими государствами «на основе равенства и взаимного уважения», но «без отказа от своих прав». Он не делает одиозных, экстремистских заявлений, типа «Израиль должен быть уничтожен». Тем не менее, Роухани нельзя называть прозападным политическим деятелем. Он, как политик-реалист, отчетливо понимает, что «стране нужны некоторые преобразования во внешней политике, чтобы таким образом решить ее экономические проблемы». Также нельзя забывать, что на деле руководителем Ирана является не президент, а верховный лидер Исламской Республики  аятолла А. Хаменеи. «Из-за этого президент Ирана при всем желании не сможет проводить чересчур самостоятельную политику, оставаясь лишь «вечным стражем исламской революции»».

Роухани регулярно критикует США за «террористическую политику» в регионе и «поддержку сионистского режима, угнетающего палестинский народ», подчеркивает, что политика Вашингтона «направлена против интересов иранского народа». Но при этом он стремится наладить отношения с Америкой, отмечает, что «если США отойдут от вражды и проявят добрую волю, двусторонние отношения в будущем изменятся».

При президентстве Роухани Тегеран предпринял ряд попыток по улучшению отношений с аравийскими монархиями. Однако противоречия между Тегераном и Эр-Риядом «оказались непреодолимыми», особенно это относится к конфликтам в Сирии и Йемене. Последнее обострение отношений между ИРИ и КСА в связи с казнью саудовцами шиитского проповедника Н. ан-Нимра вновь продемонстрировали всю глубину иранско-саудовских противоречий. Иран продолжает поддерживать режим Асада в Сирии, которая имеет для него «первостепенное стратегическое значение» и ИРИ «никогда не допустит ее потери».

Роухани неоднократно посещал Россию и встречался с президентом РФ В. Путиным, считается сторонником развития многопланового иранско-российского сотрудничества.

В целом в сфере внешней политики президент ИРИ ведет себя очень гибко, «чтобы его ни в коем случае не обвинили в том, что он идет на поводу Америки, иначе это бы стало концом его политической карьеры».

Иранский президент неоднократно заявлял, что вооруженные силы ИРИ не являются угрозой «соседним и другим странам». Одновременно он продолжает курс на всемерное укрепление национальной армии, реализацию иранской ракетной программы, которую Тегеран категорически отказывается обсуждать на международных переговорах.

Некоторые изменения в период президентства Роухани произошли и в самом Иране. Несколько руководящих постов в стране заняли женщины. Правительство разрешило печатать журналы, позволяющие критику власти и публикующие материалы, касающиеся нарушения демократических свобод. Из тюрем выпустили несколько правозащитников. В то же время продолжаются регулярные задержания правозащитников и журналистов. Иран лишь Китаю уступает по числу приведенных в исполнение смертных приговоров.

Безусловно, Роухани является «разумным, гибким и нефанатичным» политиком, но вовсе не либералом. Он не говорит о необходимости видоизменить существующий в ИРИ режим, понимая, что «если даже заикнется об этом, ему не позволят это сделать». В целом же президент поддерживает широкий спектр различных фракций – от реформистов до части духовенства и торговцев на рынках и даже некоторые консерваторы. Ряд экспертов отмечают, что Роухани и верховного лидера Ирана А. Хаменеи «связывают очень близкие отношения».

В феврале 2016 г. в Иране должны пройти парламентские выборы. Президент пообещал, что они «будут проведены в соответствии с законодательством – прозрачно и демократично». При этом Роухани и его сторонники рассчитывают, что очки, заработанные на ядерной сделке, помогут им одержать на них победу.

За последние два года Ирану, по словам Роухани, «удалось переломить ситуацию, преодолеть застой и темпы экономического роста достигли 3,3%». Однако экономическая ситуация в стране остается сложной. Негативно сказывается падение цен на нефть, безработица превысила 10%. Положительных сдвигов за последние месяцы не отмечено.

Роухани является автором более ста книг и научных статей, в том числе на английском и арабском языках. Владеет английским, арабским, немецким, русским и французским языками.

О супруге и детях Роухани известно очень мало. Он женился на своей кузине Сахеде. У них родились пятеро детей.

39.82MB | MySQL:93 | 0,845sec