О политической ситуации в Иране на фоне задержания американских моряков

Эксперты в связи с недавним ирано-американским инцидентом с задержанием американских моряков отмечают следующее. Если отбросить в сторону обычные для иранцев словесные кружева «о борьбе с американской агрессией», то эпизод с задержанием укладывается в рамки ожесточенной внутриклановой борьбы в самом Иране накануне решающего голосования на парлпментских выборах. Они, напомним, должны состояться 26 февраля с.г. Естественно, мы далеки от утверждения того, что этот эпизод был специально заранее срежиссированным, им просто воспользовались различные силы в Иране, что называется, в полной мере. Прежде всего, сторонники т.н. «жесткой линии» в лице руководства КСИР. То, что американские моряки, в конечном счете, будут выпущены, сомнений почти не вызывало. На кону стоит снятие экономических санкций, и в Тегеране прекрасно отдают себе отчет, что эта задача является для страны приоритетной. Кто бы что не заявлял публично. В этой связи следует отметить, что всплеск рассуждений политологов о том, что инцидент может сорвать договоренности по иранской ядерной программе (ИЯП), надо в большей степени рассматривать как попытку привлечь лишний раз к себе  внимание. И не более того, поскольку необходимо уяснить неоспоримый факт — если Вашингтон принял кардинальное решение отменить санкции против Ирана (и тем самым восстановить некий баланс сил и противовесов), то никакие незначительные эпизоды с заплывшими «не туда» американскими моряками на это повлиять не смогут. Поэтому из указанного эпизода иранцы вытянули максимум пропагандистского эффекта и на этом успокоились. На внешнем фронте, поскольку на внутреннем баталии не затихают. И лишним подтверждением этого является даже не эпизод с моряками, который просто очень успешно подоспел ко времени. Гораздо более знаменательным моментом являются недавние ракетные испытания новых систем все тем же КСИР. Основная интрига вокруг будущих парламентских выборов и выдвижения кандидатов в Совет экспертов сохраняется, и сторонники условно «либерального» и «жесткого» сегмента внутренней иранской политики продолжают активную борьбу за влияние. Для КСИР это, возможно, является последним шансом вернуть значительно утраченное после ухода М.Ахмадинежада с поста президента влияние на внутриполитический расклад. Пока это ему не очень удавалось, хотя условно ксировцы старались играть какую-либо значимую роль как в процессе заключения ИЯП, так и в решении других внешнеполитических вопросов. Несомненно, что «умеренному» крылу в лице сторонников нынешнего президента Х.Роухани удалось перехватить инициативу, и предстоящие парламентские выборы должны этот факт закрепить. Отметим при этом, что весь фокус подковерной борьбы в иранской элите сконцентрирован не на самом факте отмены санкций. В позитивном влиянии этого на экономическую жизнь страны никто не сомневается. Вопрос в другом — в каком качестве и с какими позициями влияния каждая из сторон встретят этот факт и смогут соответственно воспользоваться им. Позиции в будущем парламенте будут решающими для защиты бизнес-интересов различных групп иранского политического истеблишмента. КСИР, напомним, является не только военизированной гвардией режима, но и активно вовлечен во внешнеэкономическую деятельность и ключевые сектора иранской экономики. Особую интригу выборам в Совет экспертов (срок полномочий восемь лет) придает преклонный возраст аятоллы Али Хаменеи и далеко не идеальное состояние его здоровья. В этой связи иметь перевес в этом важнейшем органе политической иерархии страны для противоборствующих сил предельно важно, в том числе и с точки зрения выбора преемника аятоллы Хаменеи. В этой связи взгляды экспертов прикованы к внуку аятоллы – Р.Хомейни Хасану, который входит в лагерь «умеренных» и является одним из главных внутриполитических козырей партии президента Х.Роухани и стоящего за ним бывшего президента Ирана А..А.Хашеми-Рафсанджани. Попытки ксировцев делегитимизировать и дискредитировать кандидатуру Хасана Хомейни провалились. Но сам факт того, что они были предприняты довольно активно свидетельствует о том, что эту угрозу сторонники «жесткой линии» воспринимают вполне отчетливо. Серьезную озабоченность руководства КСИР вызывает намерение Хасана Хомейни инициировать в случае своего избрания серьезные расследования по вопросу финансовых операций высшего руководства КСИР. Последнее смогло серьезно «нажиться» в период санкций, используя для этого различные непрозрачные схемы. Они, естественно, оправдывались стремлением обхода санкций. Нынешняя же кампания КСИР по дискредитации экономической программы Х.Роухани, в общем-то, серьезно была дискредитирована скачками цен на мировом рынке углеводородов. Этот тренд позволяет все свалить на колебание мировых цен, а не на просчеты внутреннего управления. Но в общем курс Роухани на снятие санкций большинством иранцев, естественно, приветствуется. КСИР же такая перспектива заставит перестраиваться, что грозит потерей темпа. Это делает получение большинства в парламенте очень актуальной темой. И, судя по всему, сторонники «умеренных» одержат не такую уверенную победу, как бы им этого хотелось, но, по крайней мере, достаточную для того, чтобы продолжить нынешний курс. И тот же аятолла А.Хаменеи их в этом поддерживает, что во многом, кстати, служит объяснением падения уровня влияния КСИР внутри страны. Опыт правления М.Ахмадинежада не признан в рядах высшего духовенства позитивным, и угроза возникновения в результате падения цен на нефть и продолжения режима санкций призрака «иранской весны», в общем-то, учитывается. Пора выпустить пар, и политика Х.Роухани и его сторонников в данном случае оптимальный алгоритм для решения этой задачи. Американские аналитики в этой связи отмечают, что реализация ИЯП стоит в рамках основных внешнеполитических приоритетов Вашингтона. И не только по причине геополитических интересов воссоздания системы баланса суннитско-шиитского сообщества на Ближнем Востоке — держать под санкциями и Иран, и Россию слишком затратное и труднореализуемое дело. И эта тенденция вряд ли изменится в случае прихода к власти в Белом доме более консервативных республиканцев. То же самое справедливо и по отношению к иранскому раскладу сил. Тренд на реализацию ИЯП является общим для основных и значимых сил иранского политического сообщества. Так как и жесткая ориентированность на одержание «победы» и сохранение влияния в Сирии, и на продолжение твердого курса в формате шиитско-суннитского противостояния. Безусловно, что в основе угла политики любых сил, которые придут к власти в Иране, эти два направления останутся константой.

52.43MB | MySQL:103 | 0,455sec