Партнерство Китая и Саудовской Аравии и влияние на него ирано-саудовского кризиса (после визита председателя КНР Си Цзиньпина в Эр-Рияд в январе 2016 г.)

Председатель КНР Си Цзиньпин в первый месяц 13-ого пятилетнего плана экономического развития Поднебесной совершил визит в три ключевых государства Ближнего Востока – Королевство Саудовская Аравия (КСА), Арабскую Республику Египет (АРЕ) и Исламскую Республику Иран (ИРИ). По информации СМИ КНР визит председателя КНР в Саудовскую Аравию и Египет изначально планировался на март 2015 г., однако его проведению «помешал» вооруженный конфликт между КСА и Йеменом, вызванный свержением проамериканского и просаудовского президента Йемена. Кроме КСА в этом конфликте также участвуют подразделения ВС АРЕ, ОАЭ, Судана и других дружественных Эр-Рияду стран. В этих условиях МИД КНР после серии консультаций с коллегами из КСА и АРЕ перенес визит на ноябрь 2015 г. Информация о предстоящем посещении председателем КНР Тегерана стала известна в ходе встречи министра иностранных дел ИРИ Мохаммада Джавада Зарифа с журналистами из иностранных СМИ в ноябре 2015 г. Данная информация сразу же спровоцировала множество обсуждений цели визита Си Цзиньпина, однако, как видно из сообщений, поступивших в ходе и после визита из Эр-Рияда, Каира и Тегерана, основной целью китайского лидера стало реализация стратегического плана экономического содержания «Один пояс, один путь».

КСА – единственная арабская страна-член «Большой двадцатки» и самое влиятельное государство в Лиге арабских государств.

Председатель КНР определил следующие принципы дальнейшего развития отношений между Поднебесной и КСА, которые должны стать залогом развития политических, культурных и экономических контактов:

первый, взаимное уважение и взаимное доверие;

второй, равенство;

третий, взаимная поддержка и предоставление преференций;

четвертый, взаимные интересы и общая победа;

пятый, укрепление доверия между народами и искоренение недоверия.

Как заявил руководитель китайского государства, Китай и Саудовская Аравия «находятся в одной лодке и обе страны должны доверять и полагаться друг на друга, и, установив тесный контакт, двигаться к будущим свершениям».

КНР и КСА официально установили дипломатические отношения в 1990 г., а в 2008 г. они уже получили статус «стратегических и дружественных». Следует отметить, что с начала 90-х гг. прошлого столетия КСА является основным торгово-экономическим партнером КНР на Ближнем Востоке, именно в королевстве китайские компании реализуют важнейшие инженерные проекты. В 2014 г. объем двусторонней торговли составил 69,15 млрд долл. США, что в 230 раз больше по сравнению с показателями 1990 г. По объемам поставок нефти в КНР саудовские компании занимают лидирующие позиции. Так, в 2014 г. из КСА в Китай было импортировано почти 50 млн тонн нефти, что составило 16,1% от импорта.

В настоящее время в КСА осуществляют коммерческую деятельность более 160 компаний из КНР. Они участвуют в строительстве железных дорог, портов, электростанций (вероятно, будет построена АЭС на три энергоблока с реакторами АСР-1400), жилых домов и сетей сотовой связи. По данным статистики в 2014 г. китайские компании подписали контрактов на строительство на общую сумму в 9,47 млрд долл. США. (увеличение на 48,5% по сравнению с 2013 г.), а за 10 месяцев 2015 г. подписано контрактов еще на 5,37 млрд долл. США.

Одним из самых важных проектов стало строительство самого большого НПЗ на побережье Красного моря в г.Янбу (КСА). Контракт стоимостью 8,5 млрд долл. США реализуют CNPC 62% акций (КНР) и  ARAMCO 37,5% акций (КСА). Согласно плана НПЗ будет занимать территорию в 5 200 кв. км и позволит ежегодно перерабатывать 20 млн тонн нефти, а доходы китайской стороны составят около 100 млн долл. США ежегодно. Первая очередь этого гигантского завода была запущена 16 января 2015 г., но пока предприятие в основном производит только высокоочищенное дизельное топливо.

Китайские железнодорожные компании активно участвуют в строительстве линии легкого метро в г.Мекка (стоимость 1,773 млрд долл. США), а также высокоскоростной магистрали «Харамейн» (протяженность 450 км, скорость движения поездов 360 км/ч), которая соединит Мекку, Джидду и Медину. Кроме того, китайские строители предлагают саудовским партнерам соединить Медину и столицу государства – Эр-Рияд, а также проложить ж/д линию, которая свяжет несколько северных городов с центром страны.

Китайские экономисты отмечают, что КСА попытались сместить РФ с первого места (с мая 2015 г.) по поставкам нефти в Китай путем снижения цены на «черное золото», однако этим маневром они достигли совершенно неожиданного результата – нанесен серьезный ущерб американской нефтедобывающей промышленности, а также вырос дефицит государственного бюджета до 20%. В России наблюдается уверенной рост объемов добычи как сырой нефти, так и природного газа. Примечательно, что в этом росте практически не задействованы новые месторождения, открытые уже в период существования Российской Федерации.

По информации СМИ КНР в Эр-Рияде понимают необходимость увеличения своего военного потенциала и поэтому, по некоторым данным, размышляют о сотрудничестве с КНР в создании системы ПРО, которая будет состоять из РЛС Х-диапазона и ракет перехватчиков «Хунци-19» и «Хунци-26», способных уничтожать баллистические ракеты и их головные части на последнем участке полета.

Как отмечают китайские военные эксперты – контр-адмиралы в отставке Инь Чжо и Чжан Чжаочжуна, после разрыва отношений между КСА и ИРИ оба государства были готовы вступить в серьезную вооруженную конфронтацию. Известно, что на случай вооруженного нападения ИРИ на КСА разработан вариант подключения западных месторождения королевства к трубопроводам и перекачки нефти на перерабатывающие заводы, расположенные на восточном побережье, что позволит отчасти обезопасить экономику Эр-Рияда.

Примечательно, что Эр-Рияд от решительных действий против Ирана остановил, во-первых, ответ из Белого дома, который «умыл руки» от очередной «заварухи» в Персидском заливе, а, во-вторых, посыл официальной Москвы о готовности стать посредником на переговорах между Эр-Риядом и Тегераном. Китайские политологи указывают, что в саудовском руководстве не доверяют Москве, особенно после молниеносного вмешательства «медведей» в сирийский конфликт, по итогам которого Анкара и Эр-Рияд планировали разделить Сирию на «подконтрольные территории».

В этой ситуации Китай как член Совета Безопасности ООН является идеальным переговорщиком, поскольку в любых ситуациях решает вопросы на высоком дипломатическом уровне. Си Цзиньпин вполне может выступить как «посланник мира», кроме того, другие столь же влиятельные страны пока «не торопятся» предлагать свои кандидатуры на роль медиатора.

62.36MB | MySQL:101 | 0,496sec