Проблемы нефтяной отрасли курдской автономии в Ираке

Бомбардировки российской авиацией караванов «Исламского государства» (ИГ) с контрабандной нефтью, которые следуют как с территории Сирии, так и в большинстве своем с территории Иракского Курдистана, вызвали в свое время в Эрбиле настоящую панику. Настолько сильную, что президент курдской автономии Масуд Барзани даже, хорошо не подумав, объявил всю уничтожаемую нефть чуть ли не своей. Но затем, правда, затих, видимо осознав, в каком собственно свете он предстает перед международной общественностью и членами других курдских партий и организаций. Нефть, прежде всего, остается одним из главных источников получения прибыли Эрбилем, и попытка курдских властей организовать с помощью своих турецких партнеров нефтяной экспорт самостоятельно, без оглядки и консультаций с Багдадом, в настоящее время подвергается серьезному испытанию. Тем не менее, политика руководства курдской автономии в Ираке на этом направлении, несмотря на падение цен на углеводороды на мировом рынке, продолжает оставаться прежней — привлечение зарубежных инвестиций в нефтяную отрасль региона при наличии огромных непогашенных долгов перед крупнейшими международными нефтяными компаниями. При этом значение Турции для курдской автономии, как основной инфраструктурной площадки по экспорту нефти, остается для Эрбиля важным и решающим. Путь на юг к морю означает для курдов выход на договоренности с Багдадом, от чего они всеми способами стараются избавиться. Это принципиальная зацикленность на турецкий транзит будет определять и дальнейшую внешнеполитическую ориентацию Эрбиля на среднесрочную перспективу. Негласный союз с Анкарой в рамках совместных экспортных операций с углеводородами при попытке успокоить остальные курдские партии, которые обвиняют М.Барзани в «сделке с дьяволом». Как в лице Турции, так и опосредованно ИГ. И нынешняя публичная риторика М.Барзани о том, что он готов уйти с поста президента в любой момент, часть этой игры. Никуда М.Барзани уходить по своей воле не собирается, не для этого в декабре прошлого года он умолял американцев посодействовать продлению его президентских полномочий в формате необходимых консультаций с его внутриполитическими конкурентами.

Но вернемся к нефти. С июня 2015 года Эрбиль экспортирует нефть независимо от Багдада, что совершенно справедливо расценивается им, как важный шаг к государственному отделению. Причем при помощи Анкары. Это и вызвало у иракского руководства недавнюю истерику, которая была связана с вводом контингента турецких войск на территорию Ирака. При этом общий долг Эрбиля перед нефтяными компаниями уже сейчас составляет 14 млрд долларов США. К этому надо добавить юридические проблемы и иски Багдада к международным игрокам по поводу нарушения ими его эксклюзивного права на экспорт нефти. Плюс российские бомбардировки караванов с нефтью. Все это ставит проблему дальнейших инвестиций в нефтяной сектор курдской автономии под вопрос. Особенно, если мировые цены на углеводороды и дальше будут демонстрировать нынешнюю динамику. Нефтяная отрасль при этом является основой экономического благополучия Эрбиля ( до 90% бюджета). Один из шести жителей является работником нефтедобывающей отрасли. Оттуда же формируется и общий фонд заработной платы, который эксперты считают раздутым. В месяц на это выделяется от 700 до 800 млн долларов США. В эту сумму входят зарплаты бойцов пешмерга, учителей, медиков и государственных служащих. Кроме того, Эрбиль вынужден фактически покупать лояльность местных кланов и групп, что обходится казне примерно от 12 до 14 млрд долларов в год. Для того чтобы покрыть эти расходы Эрбилю необходима помощь со стороны Багдада. В первой половине 2015 года эта схема дотаций в принципе работала. Она предусматривала, что в обмен на экспорт Эрбилем через турецкий порт Джейхан нефти объемом 555 тыс. баррелей в день, он получал бы от Багдада 17% госбюджета в виде дотаций и траншей. При этом контракты на продажу этой нефти должны быть заключены только маркетинговыми иракскими фирмами, которые получили официальную аккредитацию из Багдада. Так как Эрбиль не смог выдерживать этот объем экспорта (только 145 тыс. баррелей в день), то и дотации сокращались в геометрической прогрессии (только 208 млн долларов ежемесячно вместо 1.1млрд). В конце концов, эта схема приказала долго жить, а иракские курды серьезно качнулись в сторону Анкары в рамках сепаратных операций. При этом снижение предусмотренных соглашением с Багдадом объемов экспорта ряд экспертов объясняют банальным воровством со стороны курдов, которые пускали часть нефти по серым схемам. Опять же, через Турцию. С сентября 2015 после разрыва с Багдадом ежемесячно Эрбиль экспортировал примерно 600 тыс. баррелей в сутки. С ноября 2015 по 17 января с.г. 43% этого объема шло напрямую из Джейхана европейским потребителям (прежде всего, в Италию), а еще 17% — перепродавались по серым схемам с турецких танкеров у берегов Кипра анонимным покупателям, которые не хотят лишний раз «светиться». Нынешняя ситуация на рынке и российское вмешательство, таким образом, ставит на повестку дня вопрос о возобновлении переговоров Эрбиля с Багдадом. Даже с учетом того, что курдская автономия намерена продолжать свой автономный экспорт и в этом году, по нынешней динамике развития рынка, это даст госбюджету от 361 до 405 млн долларов в месяц, что далеко недостаточно для того, чтобы покрыть все издержки. Этот момент, кстати, уже привел к четырехмесячным задержкам зарплаты большому количеству бюджетников в курдской автономии и многочисленным демонстрациям и забастовкам. Становится ясной и антироссийская истерика Франции и других европейских стран в отношении «неправильной политики Москвы на сирийском направлении».

К такому соглашению Эрбиль будет подталкивать и давление Багдада на международные нефтяные компании. Ирак уже пригрозил внести их в «черный список». Плюс отдача долгов от руководства курдской автономии возможна только лишь при цене на нефть в размере 50-70 долларов за баррель, что пока проблематично. Главным преимуществом курдской нефти является только низкая себестоимость ее добычи — около 10 долларов за баррель. Единственным оружием Эрбиля в этой связи является предоставление иностранным компаниям условий, во много раз выгоднее, чем Багдад. Это проблематично в условиях низкой цены на нефть, больших запросов и большого же количества судебных исков к Эрбилю о погашении долгов. Это уже привело к падению активности международных компаний в Иракском Курдистане, в том числе и в рамках геологоразведки. Там отметилась в прошлом году только «Эксон Мобил». Под угрозой и строительство трубопровода из автономии в Турцию, через который планируется экспортировать от 10 до 20 млрд куб. м природного газа. Его придется строить на грани рентабельности. На сегодняшний день все нефтяные компании добывают в Иракском Курдистане только 300 тыс.баррелей в сутки, и оживления этого рынка эксперты ожидают не ранее 2017 года.

52.8MB | MySQL:105 | 0,752sec