Алжир без DRS, но c MSR

Циркулировавший как минимум с августа 2015 г. слух о готовящемся расформировании спецслужбы DRS, на протяжении почти всего своего 25-летнего существования возглавляемой генералом Мухаммедом Медьеном («Тауфиком»), наконец получила свое подтверждение.

Необходимо напомнить, что сторонниками реализации данной идеи являлись как представители оппозиции (легальной и нелегальной), так и некоторые выразители интересов самого правящего режима, использующие свои выпады в межклановой борьбе.

Общей их мыслью было следующее утверждение: «наличие политической полиции (согласно их утверждениям, такой и являлась DRS) неприемлемо для современного Алжира, заявляющего о своем демократическом статусе».

Соответствующей точки зрения придерживались и алжирские военные, рассчитывавшие на ее поглощение. В случае реализации этих замыслов они становились ведущей силой в стране, подмяв под себя и ее разведсообщество в целом.

Соответственно, при таком раскладе роль начальника штаба вооруженных сил страны генерала Ахмеда Гаида Салаха пропорционально усиливалась, а президент А.Бутефлика, оставаясь формально его начальником, фактически терял силовой инструмент, который бы теперь находился почти исключительно в руках военных.

Во всяком случае, остающиеся ресурсы МВД (в том числе и жандармерия) явно не годились для противопоставления им.

Необходимо отметить, что ожидания военных отчасти были мотивированы тем, что со второй половины 2013 г., по мере целенаправленного ослабления DRS, отдельные ее подразделения передавались армии.

Это касалось не только сугубо «военных» атрибутов вроде армейской контрразведки, структуры связи вооруженных сил и отдельных частей разведки, но и спецназа, специально заточенного на проведение антитеррористических мероприятий, позволявшего этой структуре действительно считаться силовой.

Соответственно, после сентябрьской отставки Медьена и ареста ряда его ближайших сподвижников, включая генерала Хасена, отвечавшего за тайные операции, алжирские военные осуществили недвусмысленные информационные вбросы, из которых следовала их прямая заинтересованность в ликвидации DRS как самостоятельной структуры и установлении над ней контроля.

Однако некоторые внешние признаки указывали на то, что этим ожиданиям не суждено было сбыться хотя бы потому, что на место отстраненного «Тауфика» был назначен генерал-майор Атман Башир Тартаг, ранее являвшимся его главным соратником, а позднее ставшим советником президента Бутефлики по вопросам безопасности.

Тем не менее, назначение на пост главы DRS этого «самого одиозного сподвижника и подельника Медьена по грязным ликвидационным миссиям» не могло устроить противников «ненужной и опасной самостоятельной роли» спецслужб, которые все настойчивее требовали его увольнения.

Ясно, что в условиях обострения исламистской опасности как по периметру алжирских границ (особенно с Ливией, Мали и Тунисом), так и внутри АНДР выполнение таких призывов означало бы признание полной умственной недееспосбности президента Абдельазиза Бутефлики, который тем самым бы срубил не просто сук, на котором он сидит, но и все «дерево» алжирской государственности.

Как известно, имеющиеся исторические опыты подобных «реформ» (ликвидаций) приводят к разгулу организованной преступности на всех уровнях внутри конкретной страны и одновременно неспособности эффективно отстаивать свои национальные интересы, а также провалам в работе по обеспечению ее безопасности.

Кроме того, в этом случае алжирский президент стал бы игрушкой в руках военных. Как бы там ни было, этого никак не могли допустить стоящие за ним представителя клана Уджда и в том числе его родной брат Саид, который фактически негласно разделяет с ним управление страной.

В данном случае все они становились лишь декорацией алжирской власти, своего рода «халифами на час».

Соответственно, появление в 20-х числа января новых слухов об упразднении DRS, запущенных аппаратом президента, породило новые надежды тех, кто рассчитывал на ее полную ликвидацию. И Бутефлика оправдал их ожидания.

Однако радость празднующих «похороны» DRS была очень недолгой. Следом за официальными сообщениями о ее ликвидации появились сообщения, буквально шокировавшие как военных, так и оппозицию: Бутефлика объявил о превращении «расформированной» спецслужбы в единую мощную разведывательную структуру – Министерство разведки и безопасности (MSR), которой отныне будут фактически подчинены и специальные органы армии и МВД, включая жандармерию.

Судя по всему, в ее состав войдет и элитная Республиканская гвардия, целенаправленного подчинения которой ранее особенно добивались военные.

Между тем, сам Атман Тартаг, согласно заявлениям источников президентской администрации, не будет «просто министром».

И дело даже не в том, что он уже обладает статусом советника Бутефлики. Речь идет о создании надправительственного органа, который по своему статусу и возможностям по ряду параметров будет даже выше Минобороны и фактически превратится в «дубинку» президентского клана.

Создание единой службы, являющейся своего рода вариантом «алжирского КГБ» с контрразведывательными, разведывательными, «охранными» и прочими соответствующими профилю соответствующих органов функциями, на наш взгляд, является давно ожидаемым и необходимым действием алжирских властей в непростых для страны условиях.

Во всяком случае, АНДР теперь с большой долей вероятности будет гарантирована от повторения сирийской ситуации с наличием множества конкурирующих спецслужб и бесконечными склоками их руководства, крайне негативно влияющими на их результативность.

С другой стороны, это служит своего рода «намеком» усилившемуся после увольнения М.Медьена А.Гаиду Салаху, который должен уменьшить потенциальные возможности на совершение военного переворота, учитывая наличие своего рода алжирской традиции убирать неугодных президентов. Как, например, это было с Ахмедом Бен Беллой и Шадли Бенджедидом.

Соответственно, радость многих алжирцев относительно уничтожения «политической полиции» также была преждевременной. Можно с очень высокой долей вероятности предполагать, что эти функции после объединения всех спецслужбистских органов под одной «крышей» будут лишь еще больше акцентированы и легитимизированы.

Вопрос, которым теперь следует задаться после образования на основе DRS MSR – дальнейшая судьба Гаида Салаха, который в последние месяцы неоднократно открыто вмешивался в обсуждение сугубо гражданских тем, включая дальнейшее государственное реформирование.

Примечательно, что он, хотя формально и выражал «прилюдное» одобрение абсолютного большинства действий Бутефлики, неофициально он выражал явное недовольство тем, что «награды», последовавшие ему со стороны президента за помощь в разгроме Медьена, были несоответствующими его ожиданиям.

В данном случае остаются фактически лишь два варианта для Бутефлики – задобрить его предоставлением в том или ином виде дополнительных возможностей для «кормления» или отправить в отставку.

Варианты для его замены у президента имеются, ведь недаром он произвел «внеплановое» производство по службе десятков высокопоставленных армейских офицеров.

Во всяком случае, последний вариант в условиях постепенного обострения внутриполитической обстановки в стране исключать не следует.

62.7MB | MySQL:104 | 1,671sec