Что стоит за новыми американскими санкциями против «Хизбаллы»

Пакет экономических санкций, который американские власти вроде бы как-то спонтанно ввели против ряда функционеров и эмиссаров ливанской радикальной шиитской организации «Хизбалла» на прошлой неделе, тем не менее имеет свою причину. По данным американских спецслужб, в настоящее время ливанская группировка начинает сокращать свое военное присутствие в Сирии (в Ираке ливанских шиитов уже фактически нет с осени прошлого года), что обусловлено присутствием на поле боя российской авиации и численным усилением сирийской армии за счет примирившихся с Дамаском племен и групп. Тема присутствия ливанских (иракских в меньшей степени) шиитов в Сирии вообще была не самой удобной для руководства «Хизбаллы». Потери группировки в Сирии составили несколько сотен бойцов, что периодически вызывало волнения среди их родственников с целью получения «достойной»  финансовой компенсации, а также использовалось рядом фигур в руководстве «Хизбаллы» для того, чтобы поднять волну критики в отношении харизматичного лидера Хасана Насраллы. Тот в свою очередь регулярно обращался к Тегерану с просьбами об увеличении под этим предлогом материальной и финансовой помощи. Все это вызывало в среде западных экспертов некий шум по вопросу скорого жесткого обострения отношений между Тегераном и Х.Насраллой с одной стороны, и активизации противостояния между последним и его критиками внутри самой «Хизбаллы». Все эти надежды, естественно, не оправдались по очень простой причине: зависимость «Хизбаллы» от Тегерана как в плане материально-технического, так и политического влияния превосходит с лихвой все риски внутрипартийной борьбы. Отсутствие внешнеполитического спонсора такого масштаба как Иран будет означать для «Хизбаллы» безусловное падение влияния как внутри Ливана, так и за его пределами. Это прекрасно осознают все без исключения функционеры и руководители внутри организации, так что общий выбор Ирана в качестве основного союзника непоколебим в принципе. Одновременно для Тегерана важен фактор «Хизбаллы» и как некого средства для проведения подрывной и разведывательной деятельности в различных регионах мира. И хотя попытка командующего элитного подразделения  КСИР «Кодс» генерала К.Сулеймани перенести опыт построения и функциональности ливанской «Хизбаллы» на Ирак и Сирию потерпела относительную неудачу, роль самой  «Хизбаллы» от этого нисколько не уменьшилась, а даже приобрела еще большее значение. Она осталась на этой площадке основным игроком. С точки зрения организации акций возмездия и подрывной деятельности в немусульманских странах роль ливанской «Хизбаллы» вообще неоценима с учетом значительных шиитских ливанских диаспор в Юго-Восточной Азии, Африке и Латинской Америке.

Именно попытка активизации разведывательной деятельности Тегерана через «Хизбаллу» и побудило США ввести новый пакет санкций. Мы уже сообщали ранее, что американцы стали фиксировать вывод значительной части отрядов ливанской «Хизбаллы» из Сирии, но важно в данном случае, что часть этих боевиков под различными легендами затем перебрасывались на оседание в страны Латинской Америки. Насколько этот процесс был регулярным и массовым, можно судить по поспешности, с которой Вашингтон ввел своей пакет экономических санкций. В конце 2015 года руководители «южноамериканского направления» «Хизбаллы» Наим Хоресс и Татал Хуссейн Хамийя, глава разведки КСИР Хуссейн Тайеб и командование реформированного после вскрытия целой сети израильских агентов  спецподразделения 910 «Хизбаллы» (специализируется на проведении ликвидаций и терактов за рубежом) разработали и утвердили план активизации деятельности в странах Латинской Америки. В результате основной из задач, которые были по итогам указанного заседания поставлены перед посольскими резидентурами КСИР в Парагвае и Венесуэле — приобретение и направление в Иран биометрических паспортов нового типа этих стран с целью их изучения экспертами и налаживания массового производства фальшивых документов. Их объем, который предусматривается планом, позволяет сделать вывод о значительном количестве агентов, которые будут ими пользоваться. Одновременно планом предусматривается использование в качестве основных тыловых баз для воссоздания широкой разведывательной инфраструктуры возможности ливанского шиитского клана Ходжейж в Венесуэле и Конго (там семья владеет строительной компанией Commisimpex) , и клана Диа в Аргентине. Оба эти клана ранее упоминались в материалах американской разведки, как основные финансовые спонсоры подрывной деятельности «Хизбаллы» в Южной Америке. Несмотря на последующие опровержения главы конголезского филиала Commisimpex Мохсена Ходжейжа, который категорически отрицал свою связь с «Хизбаллой», мы все-таки рискнем согласиться с выводами американцев.

28 января с.г. американское казначейство ввело официальные санкции по замораживанию финансовых активов двух ливанских бизнесменов Хамди Захера ад-Дина и Мухаммеда Нурредина. Последний возглавляет Trade Point International в Бейруте, и ранее в отношении него имелись сведения об отмыве денег и связях с колумбийскими наркокартелями. В данном случае вырисовывается очень интересная схема симбиоза ливанских шиитов и колумбийских наркобаронов по отмыву и легализации преступных доходов, полученных от торговли наркотиками, через ливанские торговые фирмы на Ближнем Востоке в обмен на логистическую и тыловую поддержку эмиссарам «Хизбаллы» в странах Латинской Америки. Сейчас эти два бизнесмена обвиняются американцами в том, что финансировали подрывные операции ливанских шиитов за рубежом. Ранее в июне 2015 года по этим же обвинениям под санкции попали граждане Ливана Адхам Табаджа и Хуссейн аль-Фаур. В любом случае заключение сделки по иранской ядерной программе, снятие санкций с Тегерана, как мы и предполагали, знаменует собой новый этап активности КСИР и ее филиалов в лице «Хизбаллы» и других шиитских групп за рубежом.

62.44MB | MySQL:101 | 0,637sec