О ситуации в Сирии после объявления перемирия

Катар не считает, что применение военной силы может быть эффективным способом решения проблемы терроризма. Об этом заявил на начавшейся сессии Совета ООН по правам человека глава МИД эмирата Мухаммед бен Абдель Рахман Аль Тани. «Применение военной силы может быть временным средством для нейтрализации непосредственных угроз, но это радикально не решит проблемы терроризма, — сказал он. — Поэтому международное сообщество сможет добиться успеха в решении проблемы терроризма только в том случае, если будет избран всеобъемлющий подход на основе устранения реальных причин терроризма». При этом глава МИД Катара выступил с критикой в адрес президента Сирии Башара Асада. Все эти заявления звучат в унисон с аналогичными по сути заявлениями турецкого президента Р.Т.Эрдогана и министра иностранных дел КСА А.аль-Джубейра. Один заявляет о фактическом срыве перемирия, которое действует только на «одной трети страны», второй бездоказательно обвиняет Россию в нарушении условий перемирия. И, как не удивительно, но они по-своему правы. Объявленное при содействии США и России перемирие абсолютно не затрагивает ключевые вопросы, которые перед собой ставят на сирийском направлении Эр-Рияд и Анкара. Лояльные им группировки в большинстве своем фактически уже на уровне ООН объявлены «террористическими» и таким образом боевые действия против них никто не прекращал. Само же перемирие является ничем иным, как попытка развалить единый антиасадовский оппозиционный блок и, судя по истерическим заявлениям из Эр-Рияда, Анкары и Дохи, этот процесс как раз и проходит успешно. Более никаких реальных задач это перемирие решить не сможет. Ни запустить сколь-нибудь эффективный раунд переговоров в Женеве (там, в лучшем случае, будут присутствовать представители тех групп, которые и так не воюют с Дамаском, а с ними можно договориться и в самой Сирии), ни прекратить вооруженные вылазки, так как за ними стоят как раз сторонки запрещенных в России «Джебхат ан-нусры» и «Исламского государства» (ИГ). Таким образом, констатируем главное и принципиальное, что удалось добиться в результате перемирия. Это если не развал оппозиционного блока, то по крайней мере, серьезное его расшатывание. Мы уже сообщали ранее, что реальный переток вчерашних противников режима Б.Асада в число примирившихся всегда и везде происходит тогда, когда местные элиты «устают» от войны. Нынешнее перемирие в этой связи является лакмусовой бумажкой степени этой «усталости». Что же касается заявлений катарского министра о «невозможности решить сирийскую проблему военным путем», то не вполне не согласимся с этим. Невозможно военным путем восстановить ранее сложившиюся систему сосуществования алавитов и суннитов при прежней схеме распределения национальных благ. Особенно той, которая «работала» при правлении Б.Асада. В данном случае действительно необходимо договариваться и вырабатывать новые правила игры. Но ликвидировать военным путем инфраструктуры ИГ или «Джебхат ан-нусры» надо и должно, и именно путем силового давления, поскольку иных путей в данном случае просто нет. Основной костяк сторонников этих двух террористических организаций составляют иностранцы, которых, за небольшим исключением, мы квалифицировали бы как именно наемников. Ликвидация основных путей нефтяной контрабанды, безусловно, подорвет финансовую самостоятельность этих группировок, и для поддержания их боеготовности Саудовская Аравия и Турция вынуждены будут увеличивать долю прямой финансовой поддержки, а в условиях волатильности мировых цен на углеводороды это будет для них непосильным бременем. Отсюда и попытки развернуть процесс перемирия вспять.

Второй важный аспект нынешнего перемирия — это зафиксированный отрыв Вашингтона от Анкары и Эр-Рияда. Чтобы там не говорили в Дамаске «о турках и их американских хозяевах, которые стоят за их вооруженными провокациями», сам факт перемирия на основе российско-американских договоренностей означает сам по себе серьезный кризис в отношениях США с Турцией и КСА. Такой сценарий фактически означает для турецкого и саудовского руководства принятие самостоятельного решения со всей мерой ответственности. И они к этому решению оказались не готовы, а все просьбы к США стать гарантией от вероятности прямого столкновения с российскими войсками, остались без ответа. Отсюда полумеры воздействия на ситуацию на максимуме возможностей, под которыми необходимо иметь в виду регулярные артобстрелы с турецкой территории курдских позиций и пропуск в тыл Партии демократического союза (ПДС) отрядов ИГ из Турции. При этом сторонники ИГ вновь повторяют свою старую тактику отвлекающих ударов. Бьют с тыла небольшими отрядами по Кобани и Телль-Абьяду, а сами концентрируют отряды в районе Ракки. Некоторые американские военные аналитики в этой с вязи говорят о том, что ИГ готовит генеральное наступление против курдских отрядов. Сомневаемся в этом, поскольку в условиях отсутствия превосходства в воздухе это будет самоубийственная атака. Особенно если учесть, что штурмовать колонны наступающих в этом случае будет и американская, и российская авиация. Некий отвлекающий шум здесь возможен (атака на шоссе Алеппо-Хомс из такого числа жертвенных акций), но только в рамках концентрации сил на обороне Джараблуса и Ракки, и отвлечения российской авиации от авиаударов по позициям ИГ под Пальмирой, на которую готовится наступление сирийских правительственных сил. Наступление ИГ политически выгодно сейчас и Анкаре, и Дохе, но с военной точки зрения это может стать «пирровой победой». Выиграет в этом случае исключительно Эр-Рияд, который таким образом ослабит прессинг на просаудовские группы под Алеппо. Разгром этих сил и разблокирование стратегического шоссе Хомс-Алеппо создает предпосылки для наступления на Идлиб. А это последний значимый оплот «Джебхат ан-нусры». На этом фоне приближающейся катастрофы Саудовская Аравия продолжает эксплуатировать тезис о скором вводе своего контингента на сирийскую территорию. Причем со стороны Иордании, а не Турции. Непонятно, правда, зачем тогда перебрасывать свои четыре самолета именно на турецкую базу. Причем эти слухи распространяются через организуемые утечки в дипкорпусе. Сам по себе сей факт говорит о серьезной растерянности саудовского руководства и отсутствия ясной схемы своих дальнейших действий. То же самое следует отнести и к Турции. В арсенале действий Анкары только попытка через управляемые группы повстанцев максимально затруднить перемирие или, что лучше, сорвать его. Для этого демонстрируется их боевая активность в Дераа, Дамаске, Алеппо, Латакии, Идлибе. То есть всеми силами США демонстрируется, что выбранный ими вектор действий недееспособен. Саудовская Аравия тем временем пытается мимикрировать, разбавляя «Джебхат ан-Нусру» на севере Сирии отрядами оппозиционеров, формально подпадающих под условия перемирия. Таким образом нивелируется ущерб от авиаударов и создаются условия для обвинения Москвы в нарушении условий перемирия.

39.9MB | MySQL:91 | 0,893sec