Пакистанский «Оскар-2016»: спасая лицо и честь страны

Работа Шармин Обайд-Чиной  «Девушка в реке: цена прощения» (2015) получила в Голливуде 29 февраля 2016 г.  на 88 –ой церемонии вручения призов Американской академии  киноискусства в Лос-Анджелесе главную кинопремию мира в номинации «лучший короткометражный документальный фильм». Он триумфально продолжил начатый режиссером цикл документального отражения гендерно-социальных проблем в традиционно патриархальном пакистанском обществе. Напомним, что свой первый «Оскар-2012» Шармин получила за документальную киноленту  «Спасая лицо», посвященную, гендерному насилию в Пакистане, связанному с практикуемыми в стране изощренными наказаниями провинившихся женщин в форме кислотных атак. [1]

 

Сегодняшний фильм-призер посвящен  еще более жестокой традиции наказания женщин: ее «убийству в защиту чести». Оно, по точному определению отечественного востоковеда А.А.Суворовой, представляет собой «санкционированное обычаем причинение смерти девушке или замужней женщине, совершенное ее ближайшими родственниками (отцом, братом или мужем) за ее «бесчестный» поступок или неподобающее, с мужской точки зрения, поведение». [2] Героиня фильма 18-летняя Саба из панджабского округа Гуджранвала чудом выжила после подобного «убийства чести», совершенного в 2014 г. родным отцом и дядей за ее попытку выйти замуж за любимого человека. Девушка нашла в себе силы и мужество заявить о совершенном против нее преступлении в полицию, но под нажимом родственников вынуждена была простить своих убийц, оставшихся, как обычно в таких случаях, безнаказанными. При этом ни отец, ни дядя не раскаялись в содеянном. В силу бытующих в обществе феодально-племенных пережитков они вовсе не считали это убийство преступлением, а отнеслись к нему как к своему долгу по защите чести семьи, где ценность человеческой жизни полностью нивелируется в угоду консервативных варварских традиций и обычаев, дискриминирующих женщин.

 

По данным правозащитного общественного Женского фонда («Аурат Фаундейшн»), в одной только провинции Панджаб в 2014 г. были зарегистрированы по меньшей мере 7010 случаев гендерного насилия, а также 1707 похищений женщин и 1408 фактов их изнасилований, включая групповые. Самыми высокими по сравнению с другими провинциями страны остаются здесь и показатели «убийств чести» (340). В целом в Пакистане ежегодно совершается более 1000 преступлений, связанных с «убийствами чести». По подсчетам пакистанских правозащитниц, в 2014 г. по всей стране ежедневно происходили по меньшей мере 6 случаев похищения женщин, 4 изнасилований, 3 самоубийства и 6 убийств женщин. [3] Учитывая то, что значительное число случаев насилия над женщинами в силу социальной закрытости темы попросту замалчивается, приведенная выше статистика представляется несколько заниженной. Да и само оно, порой, воспринимается  женщинами не как  преступление, а как вполне распространенное традиционное наказание, практикуемое в патриархальном пакистанском обществе.

 

Показательны, в этом отношении, например, результаты социально-демографического  обследования ряда  пакистанских домохозяйств (2012-2013), проведенного на национальном уровне среди  жителей сельской и городской местности в возрастной категории от 15 до 49 лет. Более 43% опрошенных женщин и  одна треть респондентов-мужчин, участвовавших в этом репрезентативном опросе,  считают вполне оправданным избиение жены мужем, если она  вступает с ним в спор или пререкания,  недостаточно  внимательно относится к детям или его родственникам, отказывается от исполнения своих супружеских обязанностей, без разрешения уходит из дома или у нее просто в процессе приготовления пищи подгорела еда. При этом большинство женщин (34%) оправдывают право мужа на свое избиение в случае, если она ему перечит. Мужчины (20%) основную причину избиения своей жены видят в том, что она без его   разрешения отлучилась из дома. [4]

 

В Пакистане по-прежнему сохраняется традиция заключения ранних браков. Результаты репрезентативного обследования домохозяйств свидетельствуют о том, что одна треть вышедших замуж женщин, начиная с 15 лет, подвергались в семье рукоприкладству.  Почти 40% опрошенных женщин признались в совершенном по отношению к ним психологическом или физическом насилии. Избиение женщин на бытовой почве характерно, конечно,  больше для бедных семей (25%),  нежели для богатых (11%).  Наиболее часто случаи психологического и физического насилия в семье со стороны мужа  происходят в провинции  Хайбер-Пахтунхва (57%),  где более  76% опрошенных женщин и 73% респондентов-мужчин считают допустимым использование такой формы наказания жены. Чаще  всего избиению мужа подвергаются работающие по найму женщины, не имеющие какого-либо образования (44%). В наименьшей степени от него страдают женщины с высшим образованием (20%) и из богатых семей (24%). Более половины респонденток, подвергшихся бытовому насилию, признались, что никогда не обращались к кому-либо за помощью в связи с избиением мужем и предпочитали молчать на эту тему. Одна треть опрошенных женщин искала утешения у своих родственников и только 38% пострадавших предпринимали попытки наказать мужа за избиение. [5]

 

Стоит сказать, что пакистанские женщины подчас лишены в семье права голоса. Они не могут на равных участвовать в принятии домашних решений. Им позволительно, как отмечают респондентки, решать самостоятельно или согласовывать со своим мужем следующие вопросы: а)  собственное здоровье (11,1% и 40,8% — соответственно); б) возможность посещения своих родственников (8,7% и 41,2%); в) возможность совершения домашних покупок (7,8% и 39,2%). Среди горожанок степень участия в решении всех этих вопросов значительно выше (46%), чем среди жительниц сельской местности (35%). Имеют место и региональные  различия по данному показателю. Самый  высокий процент участия зафиксирован у жительниц столичных территорий  Исламабада (45%), а самый низкий — среди жительниц одной из наименее развитых пакистанских провинций —   Белуджистан (18%), где только 16% сельчанок имеют право голоса. Определяющим является также уровень образованности и социальный статус женщины. В основном женщины с высшим образованием из обеспеченных семей самостоятельны в принятии решений (44%). Доля участия в решении семейных проблем малообразованных пакистанок из бедных семей  гораздо ниже (29%). При этом более одной трети опрошенных женщин (39%) признались, что не имеют в семье права голоса  в решении даже данных трех озвученных проблем. [6].

 

Неудивительно, что Пакистан по данным международного исследования  уровня гендерных различий (2015), занимает в рейтинге 148 стран мира предпоследнее место после Йемена по основным показателям равноправия полов в таких областях, как образование, экономическое участие и карьерный рост, здоровье и выживание, политические права и возможности. [7]

 

Представляется, что рекордно две отмеченные «Оскаром» документальные драмы Шармин Обайд-Чиной  способствовали активизации посредством силы искусства процесса постепенной трансформации общественного сознания пакистанцев, связанного с восприятием гендерного насилия, уже не как сугубо частной, а как имеющей  социальный характер проблемы, решение которой становится возможным для Пакистана в рамках международного социально-правового поля. Принятие в последнее время  в стране ряда важных законов в сфере противодействия гендерной дискриминации и насилию является тому наглядным подтверждением: Закон о предотвращении преступлений с использованием кислоты и осуществлении контроля за ее использованием (2011); Закон по защите семейно-бытовых прав женщин (2011); Закон по предотвращению домашнего насилия (2012); Закон провинции Панджаб о защите женщин от насилия (2015). Важно, чтобы этот правовой механизм заработал на практике, несмотря на продолжающееся сопротивление религиозных консерваторов этим законодательным инициативам, в которой они усматривают опасность разрушения мусульманских семейно-правовых норм и устоев в угоду западу. Остается надеяться, что, спасая лица и честь своих женщин, стране также удастся спасти в глазах мирового сообщества и свой имидж развивающегося демократического государства, свободного от гендерного неравенства и  насилия по отношению к ним.

  1. Об этом см. подробнее в предыдущей статье автора: Серенко И.Н. Пакистанский «Оскар – 2012»: «нетриумфальный триумф» http://www.iimes.ru/rus/stat/2012/28-03-12b.htm
  2. Цит. по: Суворова А.А. Беназир Бхутто: портрет в двух ракурсах. — М.: Вост. лит.,2013. C
  3. “Dawn”, 13.02.201
  4. Pakistan Demographic and Health Survey 2012-13. National Institute of Population Islamabad, 2013. C.210-212.
  5. C. 211-212.
  6. C. 206-208.
  7. PakistanGlobal Gender Gap Index 2015 (com/demography/global-gender-gap-index/Pakistan )
56.74MB | MySQL:106 | 0,469sec