Саудовская Аравия-Иран: борьба за Ливан

Тегеран очень быстро отреагировал на официальное заявление Эр-Рияда о прекращении финансирования программы перевооружения и модернизации ливанских вооруженных сил. Предполагалось, что Саудовская Аравия вложит в эту программу около 4 млрд долларов. При этом львиную долю контрактов должны были получить французские компании. Тегеран в свою очередь предлагает заменить Эр-Рияд и готов выделить на эти цели около 10 млрд долларов США. Нетрудно догадаться, что в случае реализации этого сценария очень приличный кусок пирога может достаться и российским оборонщикам. Ранее Иран неоднократно предлагал ливанскому правительству военную помощь в рамках модернизации национальной армии, но всегда встречали отказ. Формально из-за того, что Тегеран находился под режимом санкций в связи со своей ядерной программой. Это накладывало ограничения на активность международных структур, в том числе и банковских. При этом учитывались и два дополнительных фактора. Против модернизации ливанской армии выступали США, которые полагали, что в этом случае большая часть вооружения окажется в руках «Хизбаллы», которая на данный момент времени, безусловно, является основной военной силой в Ливане. Второе — ливанская политическая система долгое время демонстрировала некий компромисс между различными разновекторными политическими силами, одним из условий которого был отказ от резкого крена в сторону того или иного регионального тяжеловеса в рамках оказания прямой военной помощи. Даже после громких заявлений Тегерана и готовности оказать прямую военную помощь, и благожелательных комментариев на это министра обороны Ливана Самира Мокбеля есть все сомнения в том, что иранцы смогут выделить такую сумму в среднесрочной перспективе. Другой вопрос состоит в том, что Иран действительно может направить в Ливан своих советников и даже военную технику, но точно не на сумму в 10 млрд долларов. В данном случае мы имеем дело больше с пропагандой в противовес саудовским враждебным — по отношению к Ливану — действиям. Для Бейрута в этой связи представляется чуть ли не более важным иранская финансовая помощь в рамках преодоления кризиса с утилизацией бытового мусора, что уже вызвало социальные волнения, и решения проблем с питьевой водой и водопроводом. И в данном контексте иранцы готовы оказать содействие, что будет воспринято многими политическими силами и просто населением с гораздо более позитивным откликом, и произведет гораздо более весомый пропагандистский эффект, чем все дорогостоящие программы военной помощи, вместе взятые.

Эр-Рияд принял решение о сворачивании военной программы с Ливаном в рамках своего давления на Бейрут в формате, прежде всего, сирийского конфликта. Формальным поводом послужило отсутствие официального осуждения со стороны Бейрута по факту нападения на посольство КСА в Тегеране. Но был еще секретный доклад, который подготовлен ведомством Мухаммеда бен Наефа, наследного принца и министра внутренних дел королевства. В нем констатируется, что «Хизбалла» и иные шиитские группы глубоко инфильтровались в ливанский аппарат безопасности. В частности, их присутствие запредельно в аппарате Главного управления общей безопасности (GDGS) и в военной разведке. Это позволяет «Хизбалле» контролировать аэропорт и морской порт, через которые секретно в Ливан прибывают офицеры иранского Корпуса стражей исламской революции (КСИР) и поставляется оружие. Решение о прекращении военного сотрудничества с Ливаном принял лично министр обороны и наследник наследного принца Мухаммед бен Сальман. О том, что сторонники «Хизбаллы» контролируют аэропорт и морской порт, а также две вышеуказанные спецслужбы, в общем-то, не было большим секретом давно. Безусловно, появление такого доклада — это лишь оправдание корректировки курса в отношении Ливана. И молчание Бейрута по вопросу дипломатического конфликта между Ираном и КСА было воспринято в Эр-Рияде как констатация того факта, что поддерживаемые саудовцами ливанские сунниты не в состоянии влиять на решения правительства. В этой ситуации, с учетом растущего дефицита бюджета, который трещит по швам из-за низких цен на нефть и роста латентных конфликтов, в которых КСА позиционирует себя в качестве регионального тяжеловеса, необходимо оптимизировать затраты. Общее мнение в Эр-Рияде по этому вопросу следующее — модернизация ливанской армии не принесет изменения баланса военной силы в Ливане. «Хизбалла» будет по-прежнему являться на этой площадке ключевым игроком. И все надежды на приход к власти влиятельного саудовского лобби в лице С.Харири не оправдались. Тогда какой смысл тратить 4 миллиарда долларов фактически впустую?

Это совершенно не означает, что Саудовская Аравия перестанет пытаться разыгрывать ливанскую карту. В Эр-Рияд засобирался ливанский премьер-министр С.Тамам, явно для уточнения позиций сторон и выработки неких компромиссных решений. И мы не удивимся, если за этим визитом последует некое ливано-саудовское примирение, и даже некие программы помощи в той же социальной сфере. Но не решение вопроса о военной помощи. Он так и останется в подвешенном состоянии, поскольку именно замораживание многомиллиардной военной помощи и было основным мотивом действий Эр-Рияда. Плюс импульсивность молодого Мухаммеда бен Сальмана, который таким образом самоутверждается в роли регионального лидера, и пытается собрать под свои знамена таким вот элементарным шантажом как можно больше союзников. В Эр-Рияде при этом на полном серьезе полагают, что возросшая иранская помощь Ливану должна вызвать активизацию противодействия со стороны суннитской общины и консолидацию антииранских сил. Но на Востоке всегда существовал один нюанс — там всегда очень чутко улавливали на чьей стороне сила в настоящий момент времени. А сейчас, судя по сирийским событиям, у Саудовской Аравии, как говорят американцы, есть проблемы на этом направлении. И ливанские элиты это очень четко фиксируют.

62.37MB | MySQL:101 | 0,455sec