Что стоит за терактом в Кот-дˊИвуаре

Нападение боевиков на пляж курорта Гранд-Бессам в Кот-дˊИвуаре стал очередным эпизодом атак террористов на объекты туристической инфраструктуры. Первым и самым кровавым стала атака одиночки-смертника в Тунисе, когда он смог практически беспрепятственно расстрелять фактически всех туристов, которые находились в тот момент на пляже одного из отелей. Затем последовали атаки на отели «Рэдиссон Блю» в Бамако (Мали) и «Сплендид» в Уагадугу (Буркина-Фасо). Неделю назад власти Марокко объявили о раскрытии заговора с целью нападения на один из отелей в этой стране. Аналогичные сигналы о возможных атаках были получены в Сенегале и Чаде. Нападение в Кот-дˊИвуаре практически было сработано под копирку атаки в Тунисе. С небольшим исключением — большое количество атаковавших (на сегодняшний момент ликвидировано порядка 6 боевиков). Потери среди туристов и полицейских — 12 человек. Если цинично оценивать результат теракта, то надо отметить, что его КПД крайне низок. Ответственность, как и в прошлые разы приписали «Аль-Каиде исламского Магриба» (АКИМ), уже полумифической организации, которая сильно фрагментирована и уже давно не имеет ни общего командного центра, ни координации боевых отрядов. Атаки в Буркина-Фасо и Мали эксперты почему-то приписали алжирскому террористу Мухтару Бельмухтару, который к тому времени, по заслуживающим доверие данным, уже был убит в ливийской Дерне своими же собственными единомышленниками. Единственное, чем он «прославился» — было нападение на газовое месторождение в Алжире, но и тогда он работал по заказу, и частных западных охранных фирм, которые таким образом решали массу проблем конкурентной борьбы, и подпольных региональных нефтетрейдеров, прежде всего, ливийских. В случае с Марокко или нынешним нападением речи об алжирце уже не стояло. Как, впрочем, не было никаких внятных данных о его причастности и к предыдущим нападениям.

Выскажем свою оценку происходящего. Если мы берем все страны, которые подверглись атакам, то увидим две связывающие их вещи. Это — помимо Марокко и Туниса активное участие в борьбе с туарегским сепаратизмом. Хотя в атаках на отели в Буркина-Фасо, Мали и Кот-дˊИвуаре туареги в рядах атакующих замечены не были. И второе, более важное на наш взгляд, это транзит через все эти страны наркотиков и контрабандного оружия. Вот второе вернее указывает на причину происходящего. Недавно мы уже отмечали, что местные наркобароны имеют теснейшую связь с той же «Боко харам», которая за соответствующую плату обеспечивает охрану при транспортировке и хранении наркотиков. Их зона ответственности — страны ЭКОВАС. Все они имеют выход к морю, что обуславливает повышенный интерес наркобаронов к портам, как к пунктам логистики. Недавно, кстати, президент Кот-дˊИвуара А.Уаттара уже несколько раз высказывал озабоченность в отношении того, что страна может стать объектом нападения террористов. То же самое утверждал в своем закрытом докладе о наркомафии Африпол на прошлой неделе. Причина беспокойства А.Уаттара очевидна — он вошел в некое скрытое противостояние с наркомафией. Второй момент — наркотики и оружие идут не только морским путем, но и сухопутным в Магриб и оттуда уже морем в Европу. За эту зону отвечают те самые группировки, которые по старинке продолжают называть АКИМ. Вообще, исламистская риторика нападавших во всех случаях проведения этих терактов не должна никого вводить в заблуждение. Это универсальный способ для того, чтобы придать своим действиям более идеологический характер и отойти от прямого обвинения в криминале. Но те, кто надо (к ним мы относим, прежде всего, руководителей «пострадавших стран») прекрасно понимают, от кого идет предупреждение и чем оно вызвано. Как, например, в том же Дагестане в свое время 80% покушений и нападений при чисто коммерческих спорах «хозяйствующих субъектов» выдавались местными властями за происки ваххабитов. То же самое было в свое время и в Кабардино-Балкарии. Серия однотипных терактов, главной мишенью которых является туристическая инфраструктура, говорит о координирующей роли, а вернее — заказе со стороны сильно структурированной организации, которая озабочена тем, что ей стали «наступать на пятки». И кроме наркомафии организации с такими характеристиками в этой части Африке и Магрибе просто нет. Почему туризм? Прежде всего, по причине того, что это одна из немногих отраслей этих стран, которые приносят доход. И еще потому, что наркобароны очевидно уяснили для себя печальный опыт египетских властей, потерявших свой турбизнес в результате откровенно слабых действий и мероприятий по организации безопасности туристических зон и логистики. Будем настаивать, что спусковым механизмом для организации серии нападений стали эпизоды с подрывом российского авиалайнера и трагедия в Тунисе. Мы выносим Тунис в отдельную строку, потому что там, помимо наркотиков, основные вектора противостояния между правительством и местными и ливийскими кланами проходят больше по линии контрабанды топливом. Отметим в этой связи, что во всех случаях нападения уже в странах ЭКОВАС проработка мероприятия была больше направлена на то, чтобы «пошуметь», нежели для того, чтобы убить максимальное количество людей. Кроме того, атаки на пляжи и отели не требуют больших затрат (группа смертников, стрелковое оружие и гранаты), а информационного эффекта они приносят в максимальной степени, поскольку тут же получают огласку в международных СМИ. В нападениях не обязательно использовать профессионалов, тщательно готовить и планировать теракт. В последнем по времени эпизоде нападавшие потеряли и не использовали половину своего боекомплекта, включая гранаты.

Все сказанное свидетельствует о следующем:

1.Африку захлестывает волна террора, возможно, связанная с переделом сфер влияния и активностью местных властей на этом направлении. Напомним, что в большей половине этих стран бывшие многолетние властители недавно были тем или иным способом смещены. Обычно в результате переворотов. Такие вещи автоматически вызывают массовые тектонические сдвиги во всех институтах власти и нарушение прежних правил игры. В том числе и выстроенных связях элиты с криминалом.

2.Налицо сращивание местных джихадистских и сепаратистских группировок (или, по крайней мере, значительной их части) с наркомафией, которая использует их в качестве своей вооруженной силы, прикрываясь при этом исламской идеологической начинкой. Говорить при этом о неком ренессансе АКИМ как некой региональной группировки, начавшей «джихад против неверных», мы бы тоже не стали. По одной причине — нынешнее состояние АКИМ не позволяет ей сделать это по определению. А вот «подхалтурить» на заказах по  актам устрашения — для этого фрагментированные и плохо вооруженные группировки еще очень как могут пригодиться. Что они, собственно, сейчас и доказывают на деле.

62.39MB | MySQL:101 | 0,483sec