О практике сотрудничества западных компаний с «Исламским государством» на примере французкой компании «Лафарг»

В последнее время на Западе активно обсуждается возможность сотрудничества на территории Сирии российских компаний со структурами, запрещенного в России, «Исламского государства» (ИГ). Сначала об этом, естественно, заявил президент Турции Р.Т.Эрдоган, а затем эту тему подхватили западные СМИ и часть российской «либеральной» общественности. По их словам, на севере Сирии располагается газоперерабатывающий завод Tuweinan, который был построен российской компанией «Стройтрансгаз», принадлежащей миллиардеру Геннадию Тимченко. В январе 2013 года коалиция сирийских опозиционеров захватила завод. А в начале 2014 года предприятие оказалось под контролем ИГ, говорится в статье, перевод которой публикует сайт InoPressa. «Высокопоставленный турецкий чиновник утверждает, что после захвата завода «Стройтраснгаза» через своего субподрядчика — сирийскую компанию Hesco (принадлежит Джорджу Хасвани) — продолжил строительство с разрешения ИГ. Он также заявил, что российские инженеры работали на заводе, завершая этот проект», — говорится в статье. «Часть природного газа идет на электростанцию в Алеппо, которая функционирует под покровительством ИГИЛ (прежнее название ИГ, используемое а Западе), остальное поступает в Хомс и Дамаск», — утверждает эксперт по Ближнему Востоку лондонского исследовательского института Chatham House Дэвид Баттер, ознакомившийся с письмом Дж.Хасвани, в котором описаны детали этого проекта.

По словам боевика Абу Халида, участвовавшего в операции по захвату Tuweinan в 2013 году, российские инженеры все еще там работают, а Дж.Хасвани заключил сделку с ИГИЛ и режимом Б.Асада на взаимовыгодное производство газа на заводе. В этой связи отметим, что в данных публикациях нет ничего сенсационного. С учетом распада государственной инфраструктуры и фрагментации Сирии фактически на «лоскутное одеяло», на каждом «кусочке» которого активно верховодят местные вооруженные группировки, такие формы «симбиоза» выглядят естественно. Другой вопрос, почему иностранные журналисты решили, что договор заключен именно с ИГ. Отметим, что основа взаимодействия ИГ с местными суннитскими племенами с Сирии и Ираке заключается как раз в том, чтобы передавать «местным» группам максимум хозяйственной самостоятельности, что и обеспечивает их лояльность к Раке или Мосулу. И экономические отношения при этом выстраивают сами группы или племена с конкретным эмиссаром ИГ, который курирует тот или иной регион. При этом отряды ИГ в ряде случаев дислоцируются и непосредственно на нефтяных или газовых месторождениях. В случае с якобы российским заводом речь идет именно о первой форме взаимодействия, которая проходит автономно от того или иного хозяйствующего субъекта. А вот, например, французская цементная компания «Лафарг» напрямую взаимодействуют со сторонниками ИГ, причем не местными, а «пришлыми» в рамках организации своей хозяйственной деятельности.

Завод указанной компании находится между Алеппо (в городке Джабийех в 160 км от Алеппо) и турецкой границей непосредственно в зоне активных боевых действий. Отгрузка готовой продукции при этом происходила через зоны, которые контролировали отряды ИГ. При этом сам завод был два года назад сначала занят местной повстанческой группировкой, а затем в сентябре 2014 года полностью перешел под контроль отрядов ИГ. Французский персонал был эвакуирован. Вскоре после этого руководство компании провело секретные переговоры с командованием ИГ через своего консультанта гражданина Сирии и Канады Амро Талеба, который предъявил при этом некие рекомендации неустановленного «бизнесмена из Раки», являющейся, как известно, сирийской «столицей» ИГ. Согласно этой рекомендации, оставшемуся местному персоналу предлагалось в категорической форме возобновить производство цемента под эгидой компании «Лафарг», которой предоставлялось право осуществлять торговлю производимой продукцией и за гарантию «безопасного прохождения цемента» до территории Турции она должна была переводить в Ракку 15% от выручки. Указанное предложение было негласно принято, что открыло путь к новым торговым отношениям непосредственно между дирекцией «Лафарг» и руководством ИГ в Ракке. Общий объем производимой продукции приближался тогда к 3 млн тонн в год. Легко подсчитать долю ИГ в этом бизнесе. В частности, известно, что представитель «Лафарг» в Сирии (все тот же А.Талеб) направлял по электронной почте руководству ИГ в Ракке предложения о покупке нефти с последующей ее отгрузкой на танкеры в портах Турции. Эти операции, по данным ряда экспертов, осуществлялись на регулярной основе, для чего А.Талеб несколько раз выезжал в Париж и вел переговоры с исполнительной дирекцией компании «Лафарг». Последний по времени такой однодневный визит состоялся в январе прошлого года с повышенными методами конспирации. Сирийский проект компании с позиции дирекции «Лафарг» обеспечивал бывший военный спецназа ВМФ Жан-Клод Виллард, который с 2008 года возглавляет службу безопасности компании. Он тесно связан с Главным управлением внешней безопасности МО Франции (DGSE), и ранее выполнял деликатные задания в интересах компании  в Ираке, в том числе в курдской автономии. В Ираке  также устанавливались правила игры с ИГ, Все эти контакты были прерваны только в апреле прошлого года, когда завод в Джабиейхе захватили отряды курдской Партии демократического союза (ПДС). При этом компания «Лафарг» отказалась устанавливать контакты с ПДС на предмет возобновления производства и уволила 180 местных сотрудников.

DGSE с самого начала была в курсе торговых операций «Лафарг» и внимательно их отслеживала, но при этом не допускала огласки. Как полагают некоторые эксперты, это было связано не только с интересами «национального капитала», но и получением актуальных разведданных о ситуации в Сирии и Ираке от службы безопасности компании.

52.11MB | MySQL:103 | 0,642sec