О военной ситуации в Сирии (19 – 26 марта 2016 г.)

Главной новостью недели стал давно ожидавшийся вход с боем сирийских правительственных сил на территорию древней Пальмиры (Тадмор). О том, как это происходило, будет рассказано ниже. В любом случае, это событие, которое может коренным образом поменять ход боевых действий в Сирии (и не только), стало возможным благодаря активной поддержке сирийских войск с воздуха, при этом действовали самолеты как сирийских ВВС, так и российских ВКС, перемирию, благодаря которому Дамаск смог сконцентрировать свои силы в провинции Хомс, а также работе координационного центра в Багдаде – наступление велось одновременно в Сирии в провинции Хомс и в Ираке на Мосул, что лишило главарей «Исламского государства» (ИГ) возможности маневра силами.

В течение прошедшей недели соглашение о прекращении огня в Сирии в целом выполнялось. По данным российского Центра (РЦ) по примирению враждующих в Сирии сторон, за это время было зафиксировано 44 нарушения режима прекращения огня. Неделей ранее таких нарушений было в два раза больше – 84.

23 марта в интервью «Российской газете» командующий российской группировкой в Сирии генерал-полковник Александр Дворников признал то, что уже было дано очевидным для всех наблюдателей за войной в Сирии – в этой стране действуют подразделения российского армейского спецназа. «Они выполняют доразведку объектов для ударов российской авиации, занимаются наведением самолетов на цели в удаленных районах, решают другие специальные задачи», — сказал он. По имеющимся данным, именно они уничтожили большую часть из двух тысяч боевиков из России, нейтрализованных, по данным Минобороны, в Сирии.

День спустя стало понятно, почему появилось интервью генерала. 24 марта Минобороны сообщило о геройской гибели в районе Пальмиры российского офицера – спецназовца. Он стал 6 в официальном списке потерь российских военных в Сирии.

По данным зарубежных СМИ, российская авиация в течение недели наносила удары по целям джихадистов из (ИГ) и «Джебхат ан-нусра» (обе организации запрещены в России) в провинциях Хомс, Хама, Ракка.

Согласно спутниковым фотографиям, опубликованным в западных СМИ, на авиабазе под Латакией в настоящее время находятся 24 боевых самолета — 12 фронтовых бомбардировщиков Су-24, 4 истребителя Су-30, 4 многоцелевых истребителя-бомбардировщика Су-34 и 4 истребителя Су-35.
С авиабазы «Хмеймим» выведены в общей сложности 20 боевых самолетов, в том числе все 12 штурмовиков Су-25, которые ранее там размещались. Кроме того, на авиабазе остались боевые вертолеты Ми-24 и Ми-35.

Самолеты сирийских ВВС в течение недели работали по целям джихадистов в провинциях Хомс, Дейр эз-Зор, Ракка.

В течение недели продолжались активные боевые действия против джихадистов в ряде провинций страны.

В провинции Дамаск в ходе боев за Восточную Гуту 24 марта правительственные силы установили полный контроль над районом Таль аль-Фрат, выбив оттуда боевиков «Джебхат ан-нусры».

Сложная ситуация складывалась в течение недели на севере провинции Алеппо. Там формирования ИГ непрерывно атаковали позиции правительственных сил, пытаясь, по всей видимости, отвлечь часть сил сирийской армии из провинции Хомс.

20 марта правительственные силы отразили атаку формирований ИГ на их позиции у деревень Кафр Сагир и Баббенес. При этом уничтожены до 50 джихадистов. 21 марта джихадисты вновь попытались атаковать в том же районе, но снова были отбиты.

22 – 23 марта продолжились ожесточенные бои за деревню Кафр Сагир, где формирования ИГ несколько раз атаковали позиции правительственных сил.

В провинции Хомс в течение недели продолжались упорные бои между правительственными силами и формированиями ИГ на подступах и в самой  древней Пальмире (Тадмор), а также в окрестностях города Кариатайн.

20 – 21 марта правительственные силы некоторое время действовали без поддержки авиации, которая осталась на земле из-за песчаной бури. Тем не менее 20 марта элитным частям сирийской армии при поддержке формирований ливанского движения «Хизбалла» и российских боевых вертолетов удалось занять несколько холмов в районе Джабаль Хайял. В результате ночного боя установлен контроль над высотой Джабаль Мушарраф в западных предместьях Пальмиры. В целом, вплоть до 22 марта  очередная операция по освобождению Пальмиры, начавшаяся 7 марта, развивалась достаточно медленно, боевики ожесточенно сопротивлялись.

К исходу 22 марта правительственные силы вышли на рубежи, отстоящие от города на 2 км с южного направления, и 5 км – с западного. Им удалось блокировать дорогу – Тадмор – Кариатайн, по которой формирования ИГ, окопавшиеся в Пальмире, получали боеприпасы и подкрепления. На юго-востоке провинции части 3-й и 11-й дивизий постепенно вели дело к блокированию Кариатайна, и в итоге к исходу 23 марта окружили город.

Утром 24 марта боевики ИГ через громкоговорители призвали оставшихся на месте жителей Тадмора покинуть город в связи с неизбежностью боев в нем. К середине 24 марта правительственные силы с боем ворвались на территорию древнего города, ведя наступление с трех направлений – северо-западного, западного и юго-западного. К середине дня 25 марта установлен контроль над древней цитаделью Пальмиры, к исходу дня сирийские войска вышли к аэропорту Тадмора. За 24 – 25 марта в Хомсе освобождены территории общей площадью 110 кв. км. К исходу 26 марта вся Пальмира – ее историческая и жилая части — была освобождена.

В провинции Дейр эз-Зор 20 марта формирования ИГ несколько раз атаковали позиции защитников осажденной авиабазы. Все атаки были отбиты с большими для боевиков потерями.

22 марта формирования ИГ предприняли повсеместное широкомасштабное наступление на позиции правительственных сил, но были отбиты с большими потерями. Среди убитых боевиков опознан видный полевой командир ИГ Салахеддин аль-Бельжики, боевой псевдоним которого говорит, что он прибыл в Сирию из Бельгии.

В провинции Дераа 22 – 25 марта шли ожесточенные бои между формированиями Свободной сирийской армии (ССА) и группировки «Джейш Ярмук» – с одной стороны, и отрядами аффилированной с ИГ группировки «Бригада смертников Ярмука». В итоге к исходу 23 марта боевики ИГ захватили города Тасиль, Тафас и Музайриб. 24 – 25 марта шли бои за город Аин аз-Зекр.

Тем временем в Женеве 21 марта началась вторая неделя непрямых переговоров между Дамаском и оппозицией. Позиция первого оставалась неизменной – несмотря на оказываемое давление он категорически отказывается в любой форме обсуждать судьбу президента Сирии Башара Асада. Тем временем спецпредставитель ООН по Сирии Стаффан де Мистура вновь потребовал от делегации Дамаска представить его видение «переходной структуры», становление которой, согласно «дорожной карты» ООН, должно быть главным итогом переговоров в Женеве. Дамаск считает создание такой структуры «преждевременным» и утверждает, что в переходный период страной должно руководить действующее правительство во главе с Б.Асадом, которое можно было бы расширить за счет включения в него нескольких министров от оппозиции. Последняя в свою очередь требует сформировать полноправное переходное правительство без участия Б.Асада.

22 марта, по словам С.де Мистуры, делегации от сирийских властей и оппозиции обменялись документами, в которых изложили свое видение урегулирования кризиса. Спецпредставитель ООН пояснил, что эти документы могут позволить определить, есть ли у сторон общие взгляды по решению той или иной проблемы. С.де Мистура подчеркнул, что каждая из сторон «должна, по крайней мере, показать, что она всерьез готова искать политическое решение кризиса».

Межсирийские переговоры в Женеве в конце прошедшей недели были  приостановлены и возобновятся уже в апреле.

24 марта в Париже был распространен документ, составленный по итогам раунда межсирийских переговоров в Женеве С.де Мистурой. В нем утверждалось, что участники межсирийского диалога согласны с необходимостью сохранения независимой Сирии в ее нынешних границах. «Нужно соблюдать суверенитет, независимость, единство и территориальную целостностью Сирии. Не следует отдавать кому бы то ни было какую-либо часть страны», — отмечалось в документе.

В тексте перечислены 12 пунктов, по которым, по мнению С.де Мистуры, между Дамаском и оппозицией нет разногласий.

В нем, в частности, говорится, что Сирия «должна быть демократическим, светским государством, построенным на плюрализме, в нем должны быть представлены все компоненты сирийского общества, следует соблюдать принцип верховенства закона, независимость судебной системы, жители должны пользоваться равными правами и не должны подвергаться дискриминации».
Участники переговоров согласны, что целью политического перехода в Сирии должно быть формирование «механизмов для инклюзивной, достойной доверия, светской системы управления». В документе отмечалась необходимость наметить график разработки новой конституции Сирии при поддержке ООН. Утверждалось, что стороны согласны относительно  необходимости реформировать в Сирии институты власти.
Одни из пунктов документа С.де Мистуры посвящен борьбе против терроризма. «Сирия категорически отвергает терроризм, выступает против террористических группировок и террористов, названных таковыми СБ ООН. Сирия готова как самостоятельно, так и во взаимодействии с мировым сообществом уничтожать терроризм и устранять причины его возникновения», — отмечалось в документе.
С.де Мистура подчеркивает, что сирийцы готовы «восстановить сильную и объединенную национальную армию, в том числе — посредством разоружения и вступления в ряды вооруженных сил членов военизированных группировок, выступающих за политический переход и новую конституцию».
В пояснении к документу подчеркивалось, что в документе отражены идеи С.де Мистуры о том, по каким вопросам стороны конфликта занимают похожую позицию. Текст не был согласован со сторонами конфликта.
«Спецпосланник призвал обе стороны взять с собой документ, чтобы определить, верно ли в нем отражены моменты, по которым позиции, если и не полностью совпадают, то являются близкими», — подчеркивалось в пояснении.

Реакция участников переговоров в Женеве на этот документ пока не известна.

62.57MB | MySQL:101 | 0,610sec