О направлениях экономической политики правительства Хасана Роухани

До подписания в Вене в июле 2015 г.  Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД)  прогнозы экономического развития были крайне противоречивы. Наиболее оптимистичными они были у иранских экспертов, особенно в отношении перспектив развития в случае  заключения соглашения Ирана со странами  «шестерки» (постоянные члены СБ ООН и Германия). Но пока так называемое «ядерное соглашение» не было окончательно согласовано, значительное место в программах преодоления экономического кризиса, как и при прежнем правительстве, продолжали занимать меры по  стимулированию внутренних резервов,  по созданию высокотехнологичных  отраслей в рамках «научного джихада». Надежды возлагались на развитие оборонных отраслей, в первую очередь связанных с ракетной промышленностью, металлургией, на расширение  экономических связей с Китаем, Японией,  Россией.  Достигнутый внутриполитический консенсус по вопросу заключения «ядерной сделки», который не в последнюю очередь был обусловлен продолжавшимся спадом иранской экономики, позволил прийти к соглашению относительно сокращения Ираном ядерной программы в обмен на отмену санкций. После начала имплементации Венского соглашения с января 2016 г. в программы экономического развития стали вносится изменения, учитывающие возможности, открывающиеся перед Ираном из-за снятия санкций и в результате укрепившихся позиций сторонников президента Хасана Роухани, т.е. сторонников либерального экономического курса.

Конечно, ориентация иранского руководства на создание самодостаточной экономики («ходкефаи») остается, но в качестве постоянно озвучиваемой цели. Практическими же задачами являются максимальное  использование тех возможностей, которые открываются перед Исламской Республикой в связи с отменой санкций, которые были наложены на Иран из-за развития им ядерной программы, и ослаблением тех односторонних санкций (главным образом, со стороны США), которые вводились по иным поводам.

Уже в 2014 г. динамика ВВП стала положительной, рост продолжился и в 2015 г. Прогноз МВФ о росте ВВП Ирана в 2016 г. в 4,4 % представляется более, чем реальным.  Глава Центрального банка Ирана Валиолла Сейф  в феврале 2016 г. заявил, что согласно прогнозам международных организаций, темпы экономического роста в Иране в 2017 г. составят более Принятый в Иране 6-й пятилетний план развития (2016-2021 гг) ставит целью достижение к 2021 г. роста в 8%. Более вероятным может быть темп прироста в 6%-7%, который сохранится до 2025 г.

Можно предложить два варианта прогноза: пессимистический и оптимистический.

Пессимистический прогноз предполагает сохранение низких цен на нефть на мировом рынке на более длительную перспективу, учитывает возможность замедления экономического роста из-за напряженной ситуации в регионе, возможность наложения новых санкций США в отношении Ирана из-за развития ракетной программы, а также такой внутриполитический фактор как противодействие консерваторов проведению правительством Хасана Роухани экономических реформ.

Прогнозная оценка годовых темпов роста ВВП:

годы А- Пессимистический Б-оптимистический
2012г. -6,6 -6,6
2013г. -1,9 -1,9
2014г.- 3,3 4,3
2015г. 0,8 1,9
2016г. 4,4 5,8
2017г. 4,4 6,7
2018г. 4,5 6,0
2019г. 4,6 5,5
2020г. 4,7 6,0
2025г. 6,0 7,0-7,5

Источник: расчеты на основе  данных :IMF,October 2015., A World Bank Group Flagship Report.Global Economic Prospects. January 2016. P.260.

 

Оптимистический прогноз  вероятен  в случае, если эти факторы почти не станут оказывать влияние,  начнет быстро расти приток прямых иностранных инвестиций, отдача от которых будет наиболее отчетливо видна с временным лагом в два-три года,  тенденция повышения цен на нефть станет преобладать в ближайшей и среднесрочной перспективе. Вероятность оптимистического прогноза увеличивается, если не только сохранится политическая стабильность в самом Иране, но на президентских выборах (2017 г. и 2021 г.) и на парламентских выборах (в 2020 г. и 2024 г.) победят представители  реформаторского течения.  Многое будет также зависеть и от возможной смены лидера страны – рахбара  Али Хаменеи, который в последнее десятилетие проявлял активность в решении экономических проблем – в разработке планов развития, в проведении программы приватизации.

В принятом в Иране еще в 2005 г. Перспективном плане развития, который был подписан рахбаром,  ставилась цель, что к 2025 г., т.е. после завершения четырех пятилетних планов развития, Иран станет самой развитой страной среди 28 стран  Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии.

Если до 2014-2015 г. выполнение этого плана из-за санкционного режима было фактически поставлено под сомнение, то в настоящее время о задачах этого плана в Иране вновь говорится как о стратегических целях.

При этом необходимо иметь в виду, что достигнутое Венское соглашение предусматривало отмену санкций, связанных только  с развитием ядерной программы. Наиболее болезненными для Ирана остаются санкции США, введенные  после захвата в заложники американских дипломатов в ноябре 1979 г.  Президент США Барак Обама в конце 2015 г. вновь подтвердил, что этот закон не отменен. Не отменен США и закон против иностранных компаний, действующих в энергетической сфере Ирана. Закон менял названия ( д`Амато, ILSA), в него вносились изменения, но он продлевается каждые 5 лет. Для американских компаний торговое эмбарго в отношении Ирана сохраняется. Исключение пока сделано лишь по экспорту в Иран запасных частей для гражданских самолетов и импорту из Ирана некоторых продовольственных товаров и товаров ручного производства. В феврале 2016 г. после соглашений о закупке Ираном европейских самолетов «Эйрбас»  компания «Боинг»  получила разрешение на переговоры с иранскими авиационными компаниями о поставках своих авиалайнеров.

Наиболее вероятно, что в Иране сохранится курс на ускорение рыночных по характеру реформ.    Прежде всего, продолжится приватизация, возможен пересмотр  результатов первых лет ее проведения.

Велика вероятность того, что будут сокращаться те популистские   меры, которыми сопровождались рыночные по характеру реформы. В первую очередь это относится к сокращению денежных компенсаций за отмену субсидирования товаров, хотя сама программа по отмене субсидий будет продолжена. Приступая к реализации  Второй фазы закона о субсидиях величина денежных компенсаций наличными на одного человека снижена до 12,43 долл.( т.е. в пять раз). [i] Число получателей субсидий предполагается уже в 2016/17 г. сократить на 15 млн человек. Из списка исключаются руководители банков, государственных и общественных учреждений, врачи, юристы, высокопоставленные военные, крупные предприниматели и подобные материально обеспеченные представители населения.[ii]

Несмотря на то, что опыт жизни под санкциями показал зависимость экономики от экспорта сырой нефти, Иран и после отмены санкций будет стремиться восстановить свои позиции на нефтяном рынке. На 1395 г.(2016/17 г) в бюджет страны заложен экспорт нефти в 2,25 млн барр. по цене в 40долларов за баррель. До санкций Иран поставлял на рынок до 2,2-2,5 млн барр./сутки, затем экспорт сократился до 1,1- 1,3 млн барр./сутки. Таким образом, ставится задача, прежде всего, вернуть свое место на мировом рынке. Вряд ли можно реально говорить о более значительных поставках. Рост экспорта ограничен, прежде всего, объемами добычи нефти, и кроме того, возросшими потребностями внутреннего производственного рынка. В результате эмбарго на поставки бензина Иран увеличил мощности нефтеперерабатывающих заводов, ввел в эксплуатацию новые производства, поэтому даже заложенные в бюджете объемы экспорта можно считать максимально возможными. В марте 2016 г. Иран   экспортирует уже более 1,75 барр./сутки, и к концу месяца, как заявляли первый  вице-президент ИРИ Эсхак Джахангири и министр нефти Бижан Зангане, может поставлять на рынок до 2,0-2,2 млн барр./сутки.[iii] Только менее чем за месяц (21январь-19 февраля) экспорт нефти увеличился на 300 тыс. барр./сутки.

Возможно, что Иран присоединится к проекту замораживания добычи нефти, однако вряд ли этот проект можно считать долгосрочным. Добыча нефти в марте 2016 г. уже вышла на уровень в 3,1 млн барр./сутки, даже без резкого притока иностранных инвестиций в эту отрасль.[iv]  Несмотря на падение цен на энергоресурсы, иранская нефтегазовая промышленность остается привлекательной для добычи и экспорта. В январе 2016 г. был разработан новый порядок деятельности иностранных инвесторов в нефтегазовой отрасли, который предоставляет больше прав и льгот на добычу и участие в разделе продукции.  Себестоимость добычи иранской нефти также может стимулировать местных и иностранных инвесторов, поскольку, по данным Rystad Energy, в среднем она составляет 12,6 доллара за 1 баррель, а на некоторых месторождениях – ниже 1 доллара за баррель.[v]   Даже в период действия санкционного режима около 70% общего объема накопленных иностранных инвестиций приходилось на добывающие отрасли.

Велика вероятность того, что произойдет изменение структуры нефтяного экспорта страны. В постсанкционный период начнет расти доля европейских стран, что подтвердил визит Хасана Роухани в Италию и Францию и новые соглашения о поставках нефти на европейский рынок.

Но  более важной для Ирана задачей станет увеличение присутствия на газовом рынке, в т.ч. за счет закупок технологий по производству сжиженного газа. В числе приоритетов Министерства нефти Ирана на будущий год являются проекты  дальнейшего развития газовых месторождений «Южный Парс» и «Западный Карун», которые дадут возможность не только улучшить систему газоснабжения в самом Иране, но и участвовать в международных газовых проектах. Это, прежде всего, газопровод «Мир», по которому иранский газ может уже в 2017 г. пойти в Пакистан и далее в Китай, это и ТАНАП, через который (по территории Турции) иранский газ может пойти в Европу.

Новое правительство уже не первый год ставит вопрос о необходимости изменения налогового законодательства. И достаточно велика вероятность, что недавно избранный иранский парламент утвердит это новое налоговое законодательство. Конечно, трудно надеется на то, что более высокими ставками будут обложены исламские фонды. Но необходимость повышения налоговой планки и расширение налоговой базы, как показал опыт бюджетного финансирования в условиях низких цен на нефть, стала очевидной для разных политических течений.   До настоящего времени основную часть бюджетных поступлений обеспечивали поступления от продажи нефти, а доля налогов в ВВП не превышала 6%.   Правительство разработало новый «Комплексный план налогообложения», в котором предполагается упорядочить систему налогов, сократить число налоговых льгот, повысить собираемость налогов, ввести строгий учет налогоплательщиков, довести долю налогов в ВВП до 12 %.[vi]

Для улучшения финансовой ситуации и обеспечения бюджетных поступлений правительство планирует уже с марта 2016 г. начать выпуск государственных облигаций. Они будут  выпущены в четырех основных категориях: одногодичные исламские казначейские обязательства (для покрытия краткосрочного государственного долга),  облигации для реструктуризации  долгов государства перед компаниями-подрядчиками, облигации  для финансирования государственных проектов и исламские облигации — сукук. Первыми покупателями облигаций станут банки. Одновременно Центральный банк продолжит практику снижения учетной ставки (с 29%), чтобы приблизить ее к уровню инфляции.[vii]

Вероятность этих новых направлений экономической политики можно оценить как достаточно высокую, учитывая результаты прошедших 26 февраля 2016 г. выборов в Меджлис и Совет экспертов. Достигнутый в этих органах власти баланс политических сил с некоторым перевесом в сторону прагматичного спектра как среди реформаторов, так и консерваторов,  способен обеспечить внутриполитическую стабильность, а внешние факторы (динамика нефтяных цен, приток иностранных инвестиций, заинтересованность Европы в иранских энергетических ресурсах)  также в настоящее время «работают» на положительные сдвиги в экономическом развитии Ирана.

[i][i] Financial Tribune. Iranian economic Daily. 24.12.2015

[ii] Financial Tribune. Iranian economic Daily. 07. 02.2016

[iii] http://www.oilcapital.ru/export/284290.html

[iv] http://www.trend.az/iran/business/2509041.html

[v]Financial Tribune. Iranian economic Daily. 24.12.2015.

[vi]Financial Tribune. Iranian economic Daily.  27.02.2016

[vii] Financial Tribune. Iranian economic Daily.  02. 03.2016.

52.28MB | MySQL:103 | 0,426sec