Визит президента Ирана Хасана Роухани в Пакистан

25-26 марта 2016 г. президент Исламской Республики Иран  Хасан  Роухани посетил Пакистан с официальным визитом.

Это был его  первый визит  в Исламабад в статусе главы государства.  В апреле 2001 г. он посещал  Пакистан, будучи в то время  секретарем иранского Высшего совета национальной безопасности. В те дни своим приездом он фактически разблокировал изолированность Исламабада на международной арене после военного переворота  1999 г.  и прихода к власти генерала  Первеза Мушаррафа (1999-2008 гг.). Последовавшее подписание «Дорожной карты» проложило путь для  визита президента Ирана Мохаммада Хатами в  декабре 2002 г. Тогда руководство Ирана и Пакистана поддержало проекты расширения торговых связей между двумя странами, сотрудничество в области образования, науки и техники, увеличение объемов  поставок углеводородов, продукции сельского хозяйства. Но многое так и осталось только на бумаге.

    Пятнадцать лет спустя  Х.Роухани в очередной раз инициировал переговоры, и  вновь в Исламабаде, и вновь с пакетом предложений. Но нынешний визит состоялся в принципиально иной геополитической обстановке. Иран к этому времени уже прошел через горнило мировых экономических санкций, политической изоляции со стороны  ряда стран. Восстановленный в правах на международном рынке в результате реализации ядерного соглашения ИРИ с мировыми державами в январе 2016 г., иранский президент, следуя цели стимулирования экономики, привлечения иностранных инвестиций и новейших технологий подписал деловые контракты с Италией, Францией, Китаем и рядом других государств в течении двух с половиной месяцев.

И премьер-министр Пакистана Миан Мухаммад Наваз Шариф, и президент ИРИ Хасан Роухани  одновременно в 2013 г. пришли к власти.  Они встречаются на высшем уровне уже  в третий раз.  Это дало повод пакистанским СМИ громко заявлять  об устойчивости процесса развития, теплоте и глубине пакистано-иранских отношений.   Но действительность иная.  Н.Шариф, заняв место премьера, поспешил присоединился к режиму международных антииранских санкций. Его предшественник, президент Асиф Али Зардари, напротив, на пике политической и экономической изоляции Тегерана, подписал углеводородный контракт в марте 2013 г.  И только в феврале 2016 г. федеральное правительство Пакистана отменило  санкции против Ирана вслед за США, странами Евросоюза.

Иран рассматривает Пакистан  одновременно в нескольких ипостасях. Во-первых, развитие двусторонних торгово-экономических отношений, во-вторых, укрепление регионального сотрудничества в рамках китайского проекта Нового Шелкового пути; в-третьих,  продвижение энергетических региональных проектов, которые призваны  обеспечить экономическое развитие государств  обширного ареала от Каспия до Дальнего Востока.

Основные пункты переговоров – расширение торговли, развитие  и укрепление экономических и политико-культурных связей, обеспечение безопасности в пограничных района, борьба с экстремизмом и насилием.

Один из основных вопросов повестки дня  переговоров –  повышение объемов двусторонней торговли до 5 млрд. долл в ближайшие пять лет. В 2014 г. согласно пакистанским данным объем экспорта  местных товаров в Иран  составил немногим более  43 млн долл,  в то время как  импорт — 185 млн долл.   Несмотря на расхождения  данных  об объемах торговли, предоставленных Пакистаном и Ираном, стороны подтвердили, что Пакистан отстает от других стран региона по всем показателям. С целью дальнейшего развития торгово-экономического  сотрудничества, стороны согласились с необходимостью предпринять ряд шагов.    Исламабад ожидает от Тегерана  устранения нетарифных барьеров в торговле на текстильные изделия, рис, фрукты и другую сельскохозяйственную продукцию, которые являются основными статьями экспорта в Иран. Обсуждение вопроса о  льготных торговых тарифах ставило целью подготовить почву для заключения в  ближайшей перспективе Соглашения о свободной торговле между двумя странами.

Учитывая энергетический кризис в Пакистане, президент Х.Роухани  в очередной раз готов предоставить Пакистану доступ к богатым природным ресурсам Ирана –  газу, нефти, электроэнергии. По его мнению, это откроет путь не только для расширения двусторонних экономических отношений, росту благосостояния населения обеих стран, но даст толчок разрядке напряженности  в регионе. Иранская сторона предложила увеличить  поставки электроэнергии с 100 МВт  в 2016 г.  до  3 000 МВт в ближайшей перспективе. И в  первую очередь электроэнергия будет поступать  в пограничные районы Белуджистана.

Тегеран ожидает от Исламабада реализации его части  углеводородного контракта, подписанного еще  в марте 2013 г. стоимостью 7,5 млрд долл.  Иранская сторона завершила строительство  своего участка газопровода протяженностью  1 800 километров (1 100 миль) на своей территории.      Планируется, что нитка газопровода соединит иранское газовое месторождение  «Южный Парс» с  пакистанским  портом Карачи. Пакистан объясняет задержку стоительства своего участка отсутствием финансирования. Отчасти  это  действительно так, но только отчасти.

При проведении углеводородной политики Наваз Шариф учитывал позиции США и Королевства Саудовская Аравия, которые продолжают лоббировать  другой газовый маршрут – Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия (ТАПИ). Исламабад принял решение диверсифицировать риски (экономические и политические), и в  настоящее время  одновременно работает над двумя углеводородными проектами с тем, чтобы удовлетворить быстро растущие потребности страны в природном газе. По мнению политологов пакистано-иранский газопровод  будет построен, учитывая заинтересованность в нем Пекина.  Реализуемый с 2015 г.  проект Китайско-пакистанского экономического коридора (КПЭК, общая стоимость 46 млрд долл) помимо других, ставит целью прокачивать иранский  газ  по территории Пакистана далее в Китай, отводя Исламабаду роль  одновременно и покупателя, и транзитера.  В прошлом году  Китай в рамках КПЭК   приступил к строительным работам   на участке между  Карачи и портом Гвадар в 70 км  от  иранской границы (проходит по береговой линии). Планируется, что как только эта секция газопровода  будет введена в эксплуатацию,  Пакистан проложит оставшиеся  участок в сторону Ирана.  Тегеран также заинтересован в строительстве  автомагистрали, соединяющей пакистанский порт   Гвадар с иранским  Чахбахар.

Вторая часть визита президента Х.Роухани была посвящена вопросам борьбы с экстремизмом  и терроризмом.    Вызовы безопасности как на двустороннем, так и региональном уровнях он обсуждал с начальником штаба сухопутных войск генералом Р.Шарифом. Первым и основным остается вопрос  охраны  пакистано-иранской границы  протяженностью  900 км. Не секрет, что основные затраты на обустройство границы и поддержание режима безопасности несет на себе Тегеран.  Он неоднократно  ставил в вину Пакистану повышенную активность террористических группировок в пограничной с Пакистаном  иранской провинции Систан и Белуджистан.  Проводимая в  настоящее время федеральной армией военная операция «Удар меча»  против военизированных группировок боевиков способствовала  улучшению ситуации с безопасностью и в пакистанской провинции Белуджистан, Это было подчеркнуто президентом Х.Роухани с надеждой на дальнейшее искоренение террористических группировок в пограничном районе. Стороны приняли решение  открыть два новых пункта пересечения границы, чтобы стимулировать приграничную торговлю. значительно сократить время доставки товаров и в целом способствовать  экономической интеграции региона.

Афганский вопрос, как и в 2009-2013 гг., вновь был в повестке дня ирано-пакистанских переговоров. Тегеран согласился с предложением Исламабада о проведении трехсторонних переговоров между Афганистаном, Ираном и Пакистаном, которые  стороны рассматривают как постоянный элемент усилий по восстановлению прочного мира в этой стране.  В то же время Исламабад  отводит Тегерану лишь дипломатическое посредничество, обойдя молчанием  иранское предложение  о проведении совместной военной кампании против боевиков.

Вызовом для иранской стороны во время визита президента Х.Роухани стал инцидент с арестом в Пакистане индийского гражданина. Согласно сообщениям пакистанских СМИ, он является сотрудником Отдела исследований и анализа (индийская разведка) и в его паспорте была  действующая виза Ирана. Это дало повод военному руководству страны вновь заявить о  вмешательстве Нью-Дели  во внутренние дела Пакистана, который давно обвиняет индийские спецслужбы в поддержке террористов в Карачи, зоне пуштунских племен на границе с Афганистаном и в Белуджистане. 

Пакистанские СМИ много писали, что визит президента Х. Роухани — позитивный признак того, что руководство двух стран намерено дать толчок  сотрудничеству Пакистану и Ирану в политической, экономической, торговой и культурной областях, улучшению ситуации с безопасностью границ, объединению  усилий в борьбе с экстремизмом и терроризмом, координации совместных действий в афганском вопросе  для стабилизации обстановки в регионе и т.д. Все это верно. Визит завершился подписанием шести Меморандумов о взаимопонимании в различных областях. Но создается впечатление, что реальные шаги навстречу друг другу будут предприняты позже – или после ухода Н.Шарифа  с поста главы исполнительной власти, или в результате внешнего  толчка, например, со стороны  Китая.

43.91MB | MySQL:89 | 1,506sec