Алжир демонстрирует готовность к конкуренции за арабский мир

В последние недели Алжир заметно усилил свою дипломатическую активность по усилению своего влияния в арабском мире. На практике это выразилось в конкретных действиях на сирийском, иракском и ливийском направлении.

В частности, эта тенденция стала проявляться в конце марта текущего года, когда Алжир по приглашению своего коллеги Рамтана Ламамры посетил сирийский министр иностранных дел Валид Муаллем.

Спустя месяц последовал ответный визит министра по делам Магриба, Африканского союза и Лиги арабских государств Абделькадера Мессахеля в Дамаск.

Представители руководства двух стран не скрывают, что эти поездки призваны «оживить двусторонние отношения» и в том числе «помочь возрождению Сирийско-алжирского Объединенного комитета для усиления взаимодействия лидеров АНДР и САР».

Необходимо напомнить, что его члены встречались за всю историю его существования лишь один раз, в 2008 г. в Дамаске и теперь стороны начинают подготовку к проведению «ответной» встречи в алжирской столице.

Между тем, оживление дипломатических контактов между двумя странами подразумевает и развитие экономических отношений. Не случайно, что Мессахель также встречался с сирийским министром экономики и внешней торговли Хаммамом ад-Джазайри Джабаром.

Но красноречивее всего о важности поездки Мессахеля в Сирию свидетельствует его встреча с президентом САР Башаром Асадом, в ходе которой алжирский министр открыто выразил от имени Алжира «поддержку сирийского народа, борющегося против терроризма и насильственного экстремизма, направленных на разрушение государственных основ и силовой захват власти, ради сохранения стабильности, единства, восстановления мира и безопасности Сирии».

Также Мессахель выразил уверенность, что, сплотившись, народ Сирии «преодолеет испытания и продолжит свой марш к настоящему процветанию, стабильности и национальному примирению».

Со своей стороны Б.Асад выразил ему благодарность за подобную поддержку и выражение солидарности с его страной в такой момент и сравнил войну, которую ведет САР, с событиями 1990-х гг. в Алжире, выразив решимость укрепить сотрудничество между двумя странами в различных областях.

Правда, справедливости ради стоит сказать, что в отличие от сирийской ситуации исламским радикалам в Алжире не удалось захватить сколько-нибудь крупные населенные пункты да еще на продолжительное время.

Также А.Мессахель и Б.Асад отметили наличие «очень прочных связей между Алжиром и Сирией, которых связывает общая история». В частности, речь идет о том, что, согласно их трактовке, «Сирия приютила героя национального алжирского сопротивления эмира Абделькадера и 8500 его людей, которые в основном были расселены на Голанских высотах и вокруг Галилейского моря (Тивериадского озера –авт.)».

Кроме того, сирийский президент отметил вклад его страны в освобождение Алжира от французского колониального владычества в ходе войны 1954 – 62 гг., когда «многие сирийцы сражались бок о бок с алжирцами».

В свою очередь, как алжирские, так и сирийские наблюдатели отметили, что, «несмотря на имевшие место в прошлом разногласия между двумя странами, сегодня Алжир и Дамаск являются единственными представителями арабского мира, отказавшихся от конфронтации и возобновления старых споров».

Следует заметить, что столь неприкрытой поддержки режиму Асада алжирское руководство не оказывало уже давно, хотя АНДР всегда стабильно срывала голосования против него в ЛАГ и не давала их инициаторам в лице Катара и Саудовской Аравии заявить о «едином арабском фронте против преступной власти в Дамаске».

А теперь с алжирской стороны налицо явная демонстрация «вызова».

На первый взгляд это служит проявлением нового обострения Алжира с Эр-Риядом. Оно все более заметно проявляется с апреля 2015 г., когда АНДР демонстративно отказалась от участия в плане «единой суннитской армии», создаваемой Саудовской Аравией для ведения боевых действий против проиранских сил в Йемене. В ответ на это Эр-Рияд обвинил Алжир в поддержке терроризма.

Но с другой стороны это служит и явным «намеком» некоторым западным недоброжелателям Асада, включая США, которые в последние недели и месяцы осуществили против АНДР ряд выпадов относительно положения прав человека, что, в свою очередь, может быть отражением разногласий сторон по энергетическому и оружейному взаимодействию, а также ливийскому вопросу.

Однако при более пристальном рассмотрении алжирских действий становится очевидно, что активность на сирийском направлении не является сугубо лишь стремлением «позлить» недоброжелателей.

Разумеется, обострение внутренних вызовов стран региона вынуждает Алжир, чьё поведение регулярно представляет его «белой вороной арабского мира», искать точки опоры для противодействия той же Саудовской Аравии. А это, в свою очередь, автоматически сближает АНДР с Ираном и его союзниками.

Но есть и другие важные моменты, при учете которых становится ясно, что в данный момент Алжир в целом усиливает свою активность в арабском мире. Об этом, к примеру, свидетельствует его намерение «в ближайшие недели возобновить работу посольств АНДР в Багдаде и Триполи», закрытых после ряда совершенных на их сотрудников нападений, в результате которых алжирский дипломатический корпус понес потери. Так, только багдадское посольство АНДР потеряло убитыми двоих своих дипломатов.

Не менее тревожной ситуация сложилась после свержения М.Каддафи для алжирского МИД и в Ливии. Но теперь АНДР демонстрирует открытую готовность возобновить работу своих диппредставительств в этих странах.

В случае с Триполи алжирские мотивы понятны – дальнейшее ухудшение ситуации с восточным соседом, особенно усиление там местного «филиала» «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России), вынуждает алжирское руководство с одной стороны усиливать противодействие попыткам исламских радикалов «поджечь» Тунис и приграничье Алжира. А с другой стороны, ему приходится внимательно отслеживать на ливийском направлении действия всех иностранных сил.

Во всяком случае, лидеры АНДР не питают больших иллюзий относительно мотивов дальнейшего вмешательства стран Запада и прочих государств в ливийские дела. Они опасаются того, что в результате этого территория по сути развалившейся Ливии станет в будущем оплотом для антиалжирских акций.

Что же касается Ирака, то Алжир также демонстрирует желание поучаствовать в битве за эту страну, что подразумевает оказание содействия Ирану в его соперничестве с Саудовской Аравией. По замыслу представителей руководства АНДР, это способно парировать усилия Эр-Рияда в борьбе против их страны на ливийском направлении и на алжирской территории.

Но, как уже говорилось выше, подобные действия являются не только свидетельством обострения отношений с Саудовской Аравией. По сути, направления алжирских усилий нацелены на возвращение АНДР к реальной конкуренции за арабский мир, которую он с той или иной степенью интенсивности вёл в период холодной войны.

Примечательно, что столь вызывающие действия лидеров Алжира наблюдаются параллельно с осуществляемой подготовкой к визиту в эту страну правящего саудовского монарха, который должен был обсудить с ними решение важнейших двусторонних и региональных проблем.

Сложившаяся ситуация способна заметно ухудшить и без того осложнившиеся отношения двух стран. А это, в свою очередь, может склонить саудовское руководство в пользу оказания еще большей поддержке алжирскому исламистскому подполью,  активно поднимающему голову.

50.02MB | MySQL:110 | 0,828sec