Ближневосточный вектор Всеправославного Собора на Крите

На 16-27 июня текущего года намечено проведение Святого и Великого Собора Православной Церкви на Крите. В нем должны были принять участие главы 14 Поместных Православных Церквей, в том числе Константинопольская Православная Церковь, Александрийская Православная Церковь, Антиохийская Православная Церковь и Иерусалимская Православная Церковь (назовем их условно Восточными Патриархатами). Каноническая территория перечисленных Патриархатов охватывает земли Северной, Центральной, Южной Африки, страны Ближнего Востока, Аравийского полуострова, Турции и Греции.

В ходе подготовки к Всеправославному Собору, который к слову не созывался с VIII века (Второй Никейский Собор), возникли значительные трудности и разногласия, касающиеся вопросов повестки, регламента и содержания ряда документов, которые должны были быть подписаны в ходе встречи глав Церквей. Особый пласт разногласий составили проблемы между Восточными Патриархатами.

Большим препятствием для созыва Собора стал нерешенный вопрос между Антиохийским (каноническая территория: Сирия, Ливан, Ирак, Кувейт, страны Аравийского полуострова) и Иерусалимским (Израиль, Иордания, Палестина)  Патриархатами по поводу церковной юрисдикции над Катаром и связанное с этим отсутствие взаимодействия Церквей. Главная причина прекращения официальных отношений двух Церквей заключается в решении Иерусалимского Патриархата учредить в Катаре экзархат (крупная церковная единица, лежащая за пределами митрополии) с назначением епископа. Спор разгорелся еще в 2013 году, когда Синод Иерусалимского Патриархата избрал епископом Катара архимандрита Макария (Маврояннакиса). Антиохийский Патриархат резко осудил это решение, так как рассматривает Катар, как и все страны Персидского залива, в качестве своей канонической территории. Важно отметить тот факт, что принятие решения о создании Катарского экзархата Иерусалимской Православной Церкви состоялось в разгар гражданской войны в Сирии, когда Антиохийская Православная Церковь была вынуждена разбираться со своими внутрицерковными  вопросами, оказывать посильную помощь сирийским христианам и изыскивать средства на продолжение существования.

Русская Православная и Константинопольская Православная Церкви на все обращения со стороны Антиохийского Патриархата отвечали отказом вмешиваться в дела братских Православных Церквей, хотя Вселенский Патриарх Константинопольский Варфоломей I в марте 2014 года в ходе совещания в Стамбуле глав Поместных Православных Церквей передал представителям Антиохийского Патриархата послание Иерусалимского Патриархата, в котором подтверждались права последнего на Катар. При подготовке Собора эта проблема также не была вынесена на обсуждение. Константинопольский Патриархат предложил учредить специальную комиссию по рассмотрению спора уже после Собора, что предопределило реальный отказ Антиохийского Патриархата принимать участие во встрече на Крите.

Подготовка к Собору также предопределялась общей ситуацией на Ближнем Востоке и отношениями двух самых влиятельных Православных Патриархатов – Московского и Константинопольского. Константинопольский Патриарх по праву истории и церковной традиции является «первым среди равных», именно он имеет право инициировать созыв Собора и председательствовать на нем. Между тем Константинопольская Церковь имеет сложную и разветвленную структуру. Часть ее находится на канонической территории — в Турции и отчасти в Греции, однако значительно большая часть рассеяна за пределами этой страны. В Турции на данный момент остается около 3000 православных — главным образом греков старшего поколения. Русская Православная Церковь – самая крупная автокефальная поместная православная церковь в мире. Каноническая территория РПЦ включает земли России,  Украины, Белоруссии, Молдавии, Азербайджана, Казахстана, Киргизии, Латвии, Литвы, Таджикистана, Туркмении, Узбекистана, Эстонии и другие.

Отношения Константинопольского Патриархата с Турецкой Республикой на современном этапе переживают не самый лучший период. Весной правительство Турции распорядилось конфисковать в городе Диярбакыре — столице турецкого Курдистана — имущество и здания, в число которых попали христианские церкви, принадлежащие Константинопольской Православной Церкви. В этой зоне Турция предпринимает военные операции против курдских повстанцев из Рабочей партии Курдистана (РПК).  До сих пор не начала свою деятельность богословская школа на острове Халки, которую турецкие власти давно обещают открыть. Анкара также не признает вселенский статус Константинопольского Патриархата, считает Церковь турецким институтом. Положение турецких христиан небезопасно, особенно в свете мусульманской парадигмы Турции, возглавляемой  Р.Т.Эрдоганом.

При этом традиционно Константинопольский Патриархат противостоит Русской Православной Церкви, которая пытается оспорить главенство в православном мире и имеет на него формально больше оснований (количество епископов, верующих, обширная каноническая территория, влияние в православном мире). Особой остроты достигают разногласия по поводу юрисдикции Украинской Православной Церкви. Ряд раскольнических движений Украины – Украинская православная церковь киевского патриархата и Украинская автокефальная православная церковь – обратились к Константинопольскому Патриарху с целью придания легитимности своему статусу. Варфоломей высказался за необходимость объединения всех православных церквей Украины в одну и недвусмысленно дал понять, что поддержит автокефалию Украинской Православной Церкви. После начала украинского кризиса попытки Константинопольского Патриархата вывести Украинскую Церковь из-под влияния Москвы только усилились.

После инцидента с российским самолетом в ноябре 2015 года возникло определенное основание сблизить позиции двух Патриархатов, между тем Константинопольский Патриарх предпочел обратиться к зарубежным партнерам в решении своих проблем с турецким правительством, прежде всего к американской стороне. Ориентация Константинопольского Патриархата на США объясняется тем, что основная паства Константинополя рассеяна по всему миру и проживает, прежде всего, в пределах Соединенных Штатов. Фанар (исторический район в Стамбуле, где расположена резиденция Вселенского Патриарха) зависит от финансовой помощи Вашингтона, который тем самым значительно расширяет сферу деятельности и влияния Константинопольского Патриархата. Патриархат же в свою очередь оказывает посильную поддержку во внешнеполитических и геополитических целях США. К слову, действующий Патриарх Константинопольский Варфоломей I до избрания Патриархом служил епископом именно в США с титулом митрополита Филадельфийского.

Цель Константинопольского Патриархата – создание единой православной церкви под управлением Фанара. Для достижения этой цели Константинопольский Патриархат пользуется статусом «Вселенский Патриархат», который трактуется им как дающий право претендовать на роль главы вселенского православия. Опираясь на поддержку США, Константинопольский Патриархат пытается пересмотреть исторические границы канонических территорий различных Поместных Православных Церквей и вытеснить РПЦ с ее канонической территории, в том числе, в  дальнем зарубежье. Несомненно, такая позиция на руку американской дипломатии, которая привыкла действовать с помощью «мягкой силы» и выстраивать контакты не только с официальными государственными лицами, но и представителями гражданского общества, религиозных и общественных объединений. Яркий тому пример – визит специального представителя Госдепа США по религиозным и глобальным вопросам Шона Кейси на Украину в сентябре 2015 года, где он провел встречи с главой Украинской православной церкви киевского патриархата патриархом Филаретом, а также главой Украинской автокефальной православной церкви митрополитом Макарием, которые не признаются Московским Патриархатом.

Московский Патриархат, который имеет тесные отношения с государственными институтами России, активно этим попыткам противостоит и не готов поступаться ни приходами, ни влиянием в православном мире. Отказ РПЦ поехать на Собор, о котором стало известно 13 июня, обоснован, в том числе, и тем, что, несмотря на отказ ряда Поместных Православных Церквей участвовать в Соборе, Константинопольский Патриархат все равно заявил о том, что мероприятие, значительно повышающее статус Вселенского Патриарха, состоится, и его решения будут считаться обязательными для исполнения всеми Православными Церквями.

Уже сейчас понятно, что Собор был нацелен не на решение конкретных вопросов, таких как юрисдикция Катара или же церковная ситуация на Украине, а на продавливание статуса Константинопольского Патриархата в мире. Если Собор состоится, до решения вышеперечисленных вопросов руки так и не дойдут в обозримой перспективе.

33.6MB | MySQL:69 | 0,797sec