Доживет ли «Исламское государство» до конца 2016 года?

Динамика событий последнего месяца демонстрирует ослабление позиций террористической организации «Исламское государство» (ИГ, запрещена в России) и стремительную потерю экстремистами территорий на вСирии и Ираке*. Вооруженные формирования «Сил демократической Сирии» (СДС), на 70% состоящие из курдских отрядов Партии демократического союза (ПДС), усиленные  американскими спецназовцами морпехами, уверенно продвигаются по направлению к сирийской «столице ИГ г.Ракка. Между тем, сирийские правительственные войска, вполне обоснованно опасающиеся, что освобождение Ракки курдами может привести к фактическому распаду страны, впервые с 2014 года вошли на территорию одноименной провинции из провинции Хама и имеют своей целью освободить бывшую военную базу сирийских ВВС Табка, где в июне 2014 года боевики ИГ устроили резню сирийских солдат и офицеров. Одновременно на севере Ирака вооруженные шиитские формирования «Хашед аш-шааби» совместно с частями иракской армии ведут бои на окраине Эль-Фаллуджи и разрабатывают планы освобождения этого города.

Территория, контролируемая ИГ, уменьшается в размерах как шагреневая кожа. Значительный урон военному и экономическому потенциалу экстремистов нанесли удары российских ВКС, продолжавшиеся около полугода. Они подорвали нелегальную торговлю нефтью и этим сильно уменьшили финансовые поступления этой террористической организации. Кроме того, тактика ИГ, заключающаяся в сочетании чисто военных и террористических методов, уже не вызывает ни удивления, ни страха у противников этой организации. Например, в Ираке боевики ИГ в отличие иракской армии и отрядов «Хашед аш-шааби» практически не имеют дальнобойной артиллерии. Их ударная сила заключается в использовании террористов-смертников и автомобилей, в т.ч. и бронированных, начиненных взрывчаткой, которые они посылают на позиции своих противников. Между тем, и «Хашед аш-шааби», и курдские пешмерга научились эффективно противостоять этой тактике. Они имеют в своем арсенале бульдозеры и, занимая определенные позиции, окапывают их траншеями, что делают тактику использования смертников малорезультативной. В настоящее время ее можно сравнить с налетами японских летчиков-камикадзе на позиции военного флота США в 1944-1945 годах:  имевших большой психологический эффект, но не достигавших серьезных военных результатов.  Примером может служить недавнее нападение боевиков ИГ на христианскую деревню Телескоф в 20 километрах от Мосула, занятую отрядами пешмерга. Джихадисты пытались применить свою обычную тактику, но машины с взрывчаткой не нанесли какого-либо ощутимого ущерба курдам, но сами боевики, попав под перекрестный огонь, потеряли половину из отряда в 400 человек.

Военный разгром ИГ до конца 2016 года представляется более чем вероятным, однако, дьявол согласно известной поговорке кроется в деталях. Главной из них являются взаимоотношения между разнородными силами, заинтересованными в разгроме террористов.  «Все зависит от того, когда будет освобождена Фаллуджа, как она будет освобождена и кто ее освободит», — отметил в интервью лондонской газете Independent руководитель президентской администрации автономного Региона Курдистан Фуад Хусейн. По его словам, «Если «халифат» падет, то ДАИШ (арабское название ИГ – авт.) трансформируется из террористического государства в террористическое движение». По мнению курдского политика, «Исламское государство» будет ослаблено, но не исчезнет полностью и не будет замещено умеренными суннитскими политиками, претендующими на руководство суннитской общиной Ирака и имеющими связи с государствами Персидского залива. В северных районах Сирии большая часть джихадистов после разгрома ИГ, вероятно, переместится в ряды «Джебхат ан-нусры» (запрещена в России). Последняя является такой же салафитско-джихадистской организацией, но более осторожной в своей пропаганде и пользующейся поддержкой со стороны Турции и Саудовской Аравии.

Примерами раздоров между противниками ИГ являются противоречия между шиитскими вооруженными формированиями «Хашед аш-шааби» и суннитскими племенами северного Ирака, а также между арабами и курдами. Шиитская милиция «Хашед аш-шааби» на сегодня является наиболее боеспособной и эффективной силой, противостоящей ИГ, что признают даже ее противники. Эти вооруженные формирования были созданы в июле-августе 2014 года по благословению духовного лидера иракских шиитов аятоллы Али ас-Систани после захвата ИГ Мосула. В них входят такие вооруженные формирования как «Лива аль-Бадр» («Бригада Бадр»), «Сарайя ас-Салам» («Бригада мира»), «Катаиб Хизбалла», «Бригада Абу Фадля Аббаса» и ряд других отрядов. В марте с.г. премьер-министр Ирака Хайдер аль-Абади подтвердил, что «Силы народной мобилизации» («Хашед аш-шааби») имеют официальный статус и действуют под руководством иракского правительства.  Полевые командиры «Хашед аш-шааби» оценивают свои силы в 100 тысяч человек. Подобная оценка представляется преувеличением, реальная их численность не превышает 50 тысяч бойцов, но мобилизационные возможности действительно превышают 100 тысяч.   Наиболее эффективной боевой силой иракской армии являются две бригады спецназа общей численностью около 5 тысяч бойцов. Их отряды известны своей храбростью, но также и конфликтным поведением и не всегда находят общий язык со своими потенциальными союзниками. Примером может служить разделенный город Туз Хурмату недалеко от Киркука. Половину города занимают курды, другую половину – туркоманы-шииты. Город является разделенным до такой степени, что в нем функционируют два муниципалитета. 24 апреля здесь были зафиксированы столкновения между пешмерга и «Хашед аш-шааби». 28-30 мая с.г. курдские пешмерга освободили девять деревень в иракской провинции Найнава, центром которой является Мосул и отказываются очистить их для иракской армии. Если Эль-Фаллуджа и Мосул будут освобождены силами «Хашед аш-шааби», то лавры победы над ИГ достанутся Ирану и нынешнему иракскому правительству, а не американцам. В то же время  президенту США Бараку Обаме критически важно закрепить окончание своего президентства таким успехом как разгром «Исламского государства».

Второй серьезной проблемой является экономический ущерб и разрушения, нанесенные северным провинциям Ирака военным конфликтом в северных провинциях, продолжающимся с 2004 года. Напомним, что город Эль-Фаллуджа до этого дважды (весной и осенью 2004 года) подвергался бомбардировкам и артиллерийским обстрелам со стороны американских оккупационных войск. В течение двух последних лет ВВС США нанесли 8503 воздушных удара по территории Ирака и 3450 ударов по территории Сирии. В настоящее время из 400 тысяч человек, живших в Эль-Фаллудже до военных действий, в городе осталось 80 тысяч. «Я думаю им удастся взять Фаллуджу, но город будет полностью разрушен в процессе освобождения», — считает губернатор провинции Киркук Наджмеддин Карим. Примером судьбы освобожденных от террористов городов является Рамади. Около 400 тысяч жителей Рамади, покинувших город в ходе военных действий, до сих пор туда не возвратились. Около 70% городских построек лежит в руинах. Повреждения коснулись водопровода, электрических сетей, канализации. В городе разрушено 64 моста. По данным Ассоциации промышленников и предпринимателей Ирака, северным провинциям страны в ходе конфликта нанесен ущерб в размере 60 миллиардов долларов, и иракское правительство не обойдется без иностранной помощи для восстановления этих районов. Интересно, что беженцы из сирийской Ракки сообщают о разногласиях между местными сторонниками ИГ и «пришлыми». Иракцы и сирийцы выступают за то, чтобы покинуть город и рассредоточиться, чтобы не подвергать его разрушению. В то же время иностранные джихадисты (из Ливии и Саудовской Аравии) хотят драться до конца.

Значительные проблемы создают беженцы из охваченных войной районов. В настоящее время количество внутренних перемещенных лиц в Ираке составляет 3 миллиона человек. На территории автономного Региона Курдистан живут полтора миллиона беженцев из провинций, занятых ИГ, в основном арабов-суннитов. В Киркуке, по словам губернатора этой провинции Н.Карима, проживают около полумиллиона беженцев из провинций Анбар и Найнава. Иракские сунниты все больше превращаются в народ изгнанников подобно палестинцам.

Таким образом, освобождение северных территорий Сирии и Ирака от террористов из ИГ поставит новые проблемы. Первой из них является неурегулированность отношений между победителями. В Ираке это курды и шииты, за спиной которых стоят соответственно США и Иран. Неясны и перспективы политического решения для суннитской общины. Оптимисты полагают, что распад Ирака в настоящее время маловероятен, так как все регионы страны зависят от траншей из Багдада, а их поступление зависит от экспорта нефти из южных районов страны, прилегающих к Басре. Второй проблемой является экономическая разруха в северных провинциях, без преодоления которой трудно надеяться на скорое национальное примирение.

 

*14 июня в СМИ появилась информация о гибели в результате авиаудара международной коалиции во главе с США лидера ИГ «халифа» Абу Бакра аль-Багдади

50.19MB | MySQL:89 | 0,869sec