Конгресс США об американо-саудовском партнерстве в сфере контртерроризма

Отношение Саудовской Аравии к контртеррористическим программам представляет собой некий парадокс.  С одной стороны, Эр-Рияд является близким союзником США в данной сфере, с другой стороны, саудовское руководство также поддерживает ряд неправительственных организаций и проповедников, пропагандирующих радикальные идеи.

В последние годы американо-саудовское сотрудничество в сфере борьбы с терроризмом заиграло новыми красками. Тенденции и перспективы данного сотрудничества обсудили на заседании Подкомитета по терроризму, нераспространению и торговле Палаты предствавителей Конгресса США.

В качестве выступающих были приглашены старший помощник декана Университета Джорджтауна Дэниэл Биман, Саймон Хендерсон из Вашингтонского Института ближневосточной политики, бывший уполномоченный по расследованию трагедии 11 сентября Тим Роемер и Карэн Хауз из Белферского центра по науке и международным отношениям.

По мнению старшего помощника декана Университета Джорджтауна Дэниэла Бимана, за последние 15 лет Саудовская Аравия достигла значительных успехов в сфере борьбы с терроризмом, однако, ей предстоит еще долгий путь. До трагедии 11 сентября Эр-Рияд зачастую проявлял нежелание сотрудничать с другими странами по данному вопросу, но в 2003 году саудовское правительство предстало в виде важного партнера в контртеррористической борьбе и способствовало ослаблению «Аль-Каиды» . В 2008 году США и Саудовская Аравия заключили соглашение о сотрудничестве в сфере борьбы с терроризмом, согласно которому американская сторона обучает саудовских военных и предоставляет им консультативную помощь.

В настоящее время Саудовская Аравия играет большую роль в операциях против «Исламского государства» (ИГ), «Аль-Каиды» (обе организации запрещены в России) и ее региональных подразделений. Особое значение для США имеет предотвращение взрыва грузового самолета в 2010 году благодаря работе саудовской разведки и предоставлению полученных данных британской и эмиратской сторонам. Также, согласно телеканалу ВВС, на территории Саудовской Аравии располагается военная база США для проведения кампании против действий АКАП («Аль-Каиды на Аравийском полуострове») в Йемене.

Старший помощник декана Университета Джорджтауна Дэниэл Биман подчеркнул, что для Эр-Рияда ИГ, как и «Аль-Каида» занимают первое место в списке потенциальных угроз. К тому же, ИГ объявило Саудовскую Аравию своим врагом, а в его пропагандистских роликах и брошюрах изображен черный флаг, развивающийся над Меккой.

Ответ Саудовской Аравии последовал незамедлительно и носил жесткий характер. Правительство предприняло ряд шагов для того, чтобы прекратить поездки своих граждан за рубеж с целью поддержки ИГ или других террористических группировок, а также арестовало тех граждан, кто сражался в рядах радикальных группировок. Более того, было арестовано более 1600 граждан, подозреваемых в оказании поддержки ИГ и планировавших совершить террористические акты. В то же время Эр-Рияд стал тщательнее контролировать средства массовой информации на предмет распространения экстремистских идей и достиг успехов в перекрывании источников финансирования террористов. Хотя стало куда сложнее отправлять деньги в поддержку террористов, эта проблема остается насущной, и непонятно собирается ли саудовское правительство с ней бороться.

«К сожалению, сложность заключается в отношении правящего режима к акторам, поддерживающим и спонсирующим террористические группировки: порой Эр-Рияд оказывал им поддержку, часто просто игнорировал, и лишь иногда принимал серьезные меры против них. С одной стороны, правительство пытается препятствовать поездкам своих граждан за границу с целью поддержки террористов, с другой стороны, саудовцы по-прежнему довольно легко пересекают границы и многие из них становятся наемниками ИГ. Другим примером двойственной позиции Эр-Рияда может служить тот факт, что в Саудовской Аравии укоренились различные религиозные организации и проповедники, выступающие против американского вмешательства в дела Ближнего Востока», — добавил Дэниэл Биман.

Он также отметил программу реабилитации террористов, которая позволяет им вновь влиться в саудовское общество. Данная программа предполагает работу с террористами религиозных деятелей, предоставление работы и поддержку со стороны семьи. Однако нельзя говорить об абсолютном успехе данной программы, поскольку некоторые из прошедших ее вновь вернулись в ряды террористических группировок.

Д.Биман считает, хотя Эр-Рияд и считает борьбу с ИГ и «Аль-Каидой «своими приоритетами, большую опасность он видит исходящей от сирийского режима и его сотрудничества с Ираном. Соответственно, значительная часть усилий саудовского правительства направлена в эту сторону. В частности, Саудовская Аравия активно вмешивается в дела Сирии и Йемена, а король Сальман открыто критиковал ядерную сделку с Ираном.

«Саудовская Аравия считает “Аль-Каиду” своим заклятым врагом, при этом ее военная кампания в Йемене косвенным образом помогает данной группировке. Эр-Рияд поставил своей целью уничтожить повстанцев-хоуситов, которые, по его мнению, являются пешками Тегерана, что дало возможность АКАП, также воюющих с хоуситами, беспрепятственно действовать в стране», – добавил он.

Особую сложность  вопросу контртеррористической борьбы добавляет неоднозначность роли королевской семьи. С одной стороны, королевская семья с десятком принцев не является правительством. С другой стороны, часть из них занимает важные государственные посты, а финансы семьи и правительства тесно связаны. Получается, что если кто-то из принцев поддерживает  какую-либо группировку, то, по сути, это означает неофициальную поддержку со стороны королевской семьи. Так, например, король Сальман некогда оказывал финансовую поддержку моджахедам в Афганистане и на Балканах.

Таким образом, контртеррористическая политика Саудовской Аравии представляет собой смесь из идеологии, внутренней политики и холодного прагматизма. Часть населения страны, включая членов правительства, являются сторонниками радикальной формы салафизма, считая немусульман врагами, а войну с Израилем, Индией и даже США легитимной. Королевская семья, в свою очередь, нуждается в поддержке населения, поэтому ее позиция по многим вопросам весьма двойственна. В то же время королевская семья действует прагматично, понимая необходимость сотрудничества с США.

Старший помощник декана Университета Джорджтауна Дэниэл Биман сделал акцент на том, что в ближайшие годы в Саудовской Аравии грядут большие перемены. На смену королю Сальману придет новое поколение саудовских лидеров, которые привыкли видеть свою страну процветающей.  С учетом ситуации с ценами на нефть Саудовская Аравия заявила о реструктуризации своей экономики, что также окажет значительное влияние на проводимую страной политику. Уже сейчас Эр-Рияд все чаще действует согласно своим интересам и целям, открыто показывая свои амбиции.

Свое выступление Дэниэл Биман подытожил размышлениями об ограниченности американского влияния на Эр-Рияд. Безусловно, за последние годы политика Саудовской Аравии претерпела значительные изменения, но дальнейшая ее модификация представляется весьма сложной. Саудовская пресса по-прежнему называет президента США ненадежным и враждебно настроенным по отношению к королевству, хотя за время правления Барака Обамы США продали Саудовской Аравии вооружений на 100 миллиардов долларов. Помимо прочего, Эр-Рияд не поддерживает американскую позицию в отношении Ирана и ряда других стран. Еще одной точкой преткновения является проблема прав человека в Саудовской Аравии.

«Возможности Вашингтона оказывать влияние на правительство Саудовской Аравии весьма ограничены, и отношения между двумя странами складываются на уровне партнерства, а не дружбы, так как несмотря на наличие общих интересов, они не разделяют общих ценностей и взглядов относительно мироустройства. Если США хочет в дальнейшем оказывать влияние на политику Саудовской Аравии, то необходимо активное участие президента и высшего звена чиновников, иначе осуществляемые действия будут носить контрпродуктивный характер или просто-напросто проигнорированы»,- сказал Д.Биман.

Саймон Хендерсон из Вашингтонского Института ближневосточной политики, который многие годы занимается исследованием саудовской политики, в начале своего выступления назвал три составляющие, лежащие в основе политики Саудовской Аравии. Во-первых, претензии страны на роль лидера исламского и арабского мира, а также лидера в сфере энергетики. Во-вторых, три составляющие власти в стране, а именно королевская династия, улемы (духовные лидеры) и коммерческая элита, причем последние две группы находятся в состоянии соперничества. В-третьих, это характер саудовского общества: консервативный и исламоориентированный. Еще одним фактором, влияющим на политику Эр-Рияда, является история последних лет, в частности события 1979 года, когда произошла исламская революция в Иране и захват Большой мечети Мекки фанатиками-боевиками, заявившими, что Сауды потеряли право управлять страной, так как погрязли в коррупции, разврате и нарушают нормы ислама.

По мнению С.Хендерсона, США для Саудовской Аравии является самым ценным партнером вне арабского мира. Тем не менее, партнерство дается нелегко ввиду большого количества разногласий по различным вопросам, в частности, касательно действий Эр-Рияда в Йемене или иранской ядерной программы.

«Для США больным вопросом является плавающая трактовка понятия внутренней безопасности, которую использует саудовская сторона. Например, свобода слова как таковая в Саудовской Аравии не существует, а любой, кто выскажет мнение, отличное от официальной позиции,  или критикующее режим, несет наказание аналогично тому, что и за попытку  военного переворота. Более того, наказания, как правило, носят безжалостный и произвольный  характер», — добавил он.

С. Хендерсон, как и Д.Биман, считает, что политика Саудовской Аравии в скором времени существенно изменится, в том числе из-за неопределенности в вопросе престолонаследия. В этой связи невозможно прогнозировать какой характер будет носить американо-саудовское сотрудничество в сфере борьбы с терроризмом. Тем не менее, необходимо приложить все усилия, чтобы адаптировать отношения двух стран под новые реалии.

Бывший уполномоченный по расследованию трагедии 11 сентября Тим Роемер сделал акцент на позитивных изменениях в саудовской контртеррористической политике и правовой системе, что, несомненно, важно для борьбы с терроризмом, но является лишь малой каплей в море.

«Новые законы, официальные заявления правительства и королевской семьи, осуждающие действия ИГ и прочих террористических организаций – это хорошо. Но просто бросать на борьбу с терроризмом полицию и службы безопасности недостаточно. Саудовское правительство должно искоренить экстремизм внутри общества, в частности, перестать поддерживать религиозных лидеров, проповедующих ненависть и насилие», — заявил Т.Роемер.

В отношении Ирана Т.Роемер считает, что США должны помогать Саудовской Аравии  в противостоянии планам Тегерана по доминированию в ближневосточном регионе. И то, как Вашингтон будет это делать, имеет большое значение его друзей и союзников в регионе. Что касается иранской ядерной программы, США должны заверить Эр-Рияд и другие страны Персидского залива, что это не скажется на безопасности в регионе.

В завершение своего выступления бывший уполномоченный по расследованию трагедии 11 сентября Тим Роемер заявил, что Конгресс должен и впредь оказывать влияние на развитие американо-саудовских контртеррористических отношений.

Карэн Хауз из Белферского центра по науке и международным отношениям подчеркнула, что отношения власти и народа в Саудовской Аравии строятся по модели «лояльность за процветание»: на фоне нестабильности и переворотов в соседних странах саудовское общество предпочитает правящий дом Саудов, обеспечивающий безопасность и стабильность. В то же время нельзя точно предсказать, как будет развиваться ситуация после проведения экономических реформ или смерти правящего короля.

К.Хауз считает, что правительство США, вне зависимости от того, какая партия будет у власти, должно приложить усилия по улучшению отношений с Эр-Риядом.

«Мы должны использовать любую возможность, чтобы восстановить довериями между нашими странами поскольку ни в чьих интересах нестабильность в Саудовской Аравии. Саудовская Аравия далека от понятия идеального общества, но сложно представить, что саудовскому или американскому обществу будет лучше, если на смену Саудам придет про-иранский режим вроде Асада, ИГ, суннитская теократия или хаос», — подытожила она.

52.72MB | MySQL:101 | 0,297sec