Об экономических реформах в ОАЭ на примере Абу-Даби

Как и другие члены конфедерации ОАЭ Абу-Даби испытывает серьезные экономические проблемы в связи с очередным циклом падения нефтяных цен. В первую очередь это связано с тем, что именно Абу-Даби является основным экспортером нефти. На его территории добывается 3.08 млн баррелей в день, тогда как остальные эмираты дают в совокупности 30 000-50 000 баррелей. И то основная часть из этого приходится на Дубай. До падения мировых цен нефть давала 50 процентов внутреннего валового продукта Абу-Даби, что даже больше, чем в КСА. Собственно, именно с экспортом углеводородов связано экономическое и политическое укрепление Абу-Даби. Именно во многом благодаря этому обстоятельству обеспечено и политическое доминирование в федерации, которое прочно удерживает семья Аль-Нахайян. И именно мировой кризис вынудил власти Абу-Даби начать широкую программу по диверсификации своей экономики, опираясь при этом прежде всего на очень солидную финансовую подушку, накопленную в «тучные нефтяные годы». В качестве основных прорывных секторов экономики власти Абу-Даби наметили несколько направлений, и первое среди них банковский сектор. По сути, это основное направление приложения усилий, с которым в правящей семье уже определились, и которое, кстати, ОАЭ активно рекомендуют развивать и Саудовскй Аравии. Начались практические реформы с укрупнения банковского сектора и слияния двух крупнейших банков National Bank of Abu Dhabi и First Gulf Bank, которое произошло 19 июня с.г. Это ознаменовало собой появление на свет самого крупного банка региона. Двумя неделями позже было объявлено о слиянии двух основных инвестиционных фондов эмирата Mubadala Development Company и International Petroleum Investment Company (IPIC). При этом первый фонд явно находился в большем «фаворе» у властей Абу-Даби, о чем свидетельствует назначения топ-менеджеров этой компании на ряд ключевых должностей в экономическом секторе эмирата. Например, один из бывших руководителей фонда стал в феврале с.г. главой Национальной нефтяной компании, а другой — главой финансового департамента Абу-Даби. Второй фонд при этом явно проигрывал в квалификации своего управляющего звена и в этом году зафиксировал несколько серьезных убытков от не оправдавших себя инвестиций в сектор нефтепереработки. Слияние этих двух фондов в один супергигант должно, по идее, обеспечить улучшение качества управления кредитными портфелями, а также серьезным образом расширить площадку для потенциальных инвесторов. Собственно, именно этому вновь образованному фонду и предстоит решить ключевую задачу реформ — развитие международного инвестиционного финансового центра, известного как «Глобальный рынок Абу-Даби» (ADGM), который официально начал свою работу в октябре 2015 года. Задача в данном случае состоит не только в том, чтобы диверсифицировать экономику, но и самым серьезным образом конкурировать с главным на сегодня финансовым центром ОАЭ Дубаем. Удача в предполагаемых реформах, при условии продолжения нефтяной ценовой волатильности, безусловно, может сказаться на перспективах политического доминирования семьи Аль-Нахайян в ОАЭ. Расцвет Дубая в этом качестве начался гораздо раньше — в 2007 году, и в марте с.г. он стал официально тринадцатым в общем рейтинге мировых финансовых центров. Главный финансовый инструмент Дубая — это Международный финансовый центр (DIFC), который был основан в 2004 году. Уже тогда власти этого эмирата взяли курс на отказ от опоры на нефтяные доходы, что к сегодняшнему дню привело к тому, что доходы от продажи углеводородов составляют ничтожный процент ВВП. Залог успеха данном случае — практически оптимальные экономические условия для инвесторов: фиксированный налог на прибыль, отсутствие ограничений на репатриацию прибыли, гибкое трудовое законодательство и мощный независимый гражданский суд. Дубай стал крупнейшим магнитом для найма иностранной рабочей силы при минимальной государственной забюрократизированности. Там отсутствует присущий тому же Абу-Даби серьезный государственный прессинг и обилие госструктур с надзорными функциями. Это позволяет властям Дубая очень свободно маневрировать трудовыми ресурсами в случае наступления кризисных ситуаций. После кризиса 2008-2009 гг. власти Дубая сократили до 50 процентов работающих иностранцев в госструктурах, что позволило оптимизировать бюджет. В Абу-Даби, где места в госструктурах занимают в основном местные подданные, это в принципе невозможно в силу моментальных социальных катаклизмов. Дубай также стал основным авиапересадочным логистическим узлом в регионе, через который идет основной массив транзита из Европы в страны Африки и Азии.

Чем отвечает в данном случае Абу-Даби? В первую очередь принятием аналогичных мер для улучшения инвестиционного климата. В эмирате действует гражданское законодательство в сфере экономики, независимое финансовое регулирование, практически нулевая ставка на прибыль и персональные доходы, облегченная процедура вывоза капитала. Но этого уже мало, и власти Абу-Даби делают ставку на развитие высокотехнологичных производств. К последним необходимо отнести, прежде всего, образование Nibras Al Ain Aerospace Park, который претендует на получение лидирующих позиций в регионе в области аэрокосмических исследований и производства. Среди основных задач — выход в ближайшей перспективе на производство собственных спутников, ракет-носителей и беспилотников. Второе направление — это воссоздание и модернизация портовой инфраструктуры, по которой Абу-Даби серьезно уступает Дубаю, начавшему модернизацию своих портовых сооружений еще в 1970-х годах. В условиях ограниченности ресурсной базы и условий внутри эмирата с этой целью Абу-Даби начал в последнее время серьезную экспансию по установлению контроля над основными портовыми мощностями региона. Это, прежде всего, порт Адена, чем, собственно, и объясняется полнокровное участие ОАЭ в действиях аравийской коалиции в Йемене, а также недавно купленный порт Бербера в Сомалиленде. Третье направление для прорыва — фармацевтика и здравоохранение, в развитие которого сейчас вкладываются большие инвестиции.

Безусловно, что на развитие ситуации будет оказывать влияние растущая конкуренция со стороны КСА. Эксперты полагают, что даже в случае частичной реализации амбициозных планов наследника наследного принца КСА Мухаммеда бен Сальмана по реформированию экономики из нефтезависмой в инвестиционную, что планируется осуществлять практически по эмиратовским лекалам, Саудовская Аравия составит очень мощного конкурента ОАЭ. Просто в силу гораздо более значительного объема внутренних валютных резервов и перспектив либерализации рынка добычи и переработки углеводородов путем приватизации Национальной нефтяной компании. И в общем-то, на примере того же Йемена можно наблюдать, как эта конкуренция уже начинает проявляться в политической сфере. Достаточно вспомнить серьезные разногласия между странами в отношении перспектив йеменской кампании, в основе которых лежит все тот же вопрос о контроле над портом Адена. Этот момент может значительно снизить, но не отменить, внутриэмиратовскую конкуренцию. Вопрос победы в этой гонке — вопрос сохранения доминирования Абу-Даби в политическом пространстве ОАЭ.

42.26MB | MySQL:87 | 0,791sec