Пакистан: разногласия между армией и гражданским правительством

В отличие от Турецкой Республики, военные перевороты в Пакистане всегда заканчиваются с единственным результатом — приходом военных к власти.  В настоящее время вопрос о захвате власти не стоит, а периодически возникающие  разногласия регулируются гражданскими и военными лидерами, у учетом того, что армейский  истеблишмент Пакистана имеет достаточно полномочий и влияния  на внутреннюю и внешнюю политику страны.

Сегодняшние разногласия касаются раздела контроля над одним из основных[ экономических проектов страны — Китайско-пакистанским экономическим коридором (КПЭС). Уместно вспомнить, что соглашение стоимостью 46 млрд долл. было заключено Исламабадом и Пекином в апреле 2016 г. И по заявлениям официальных лиц Коридор имеет решающее значение для экономических и стратегических интересов страны.

Правящая Пакистанская мусульманская  лига Наваз (ПМЛ Н) анонсирует его реализацию в качестве одного из главных достижений в преддверии всеобщей избирательной кампании  2018 г. Соответственно, гражданская власть стремится сохранить контроль над проектом, несмотря на два омрачающих факта:

— репутация премьер-министра Наваза Шарифа «подмочена»  обнародованием информации об уклонении  им от уплаты налогов (т.н. дело «Панамагейт»),

— состояние здоровья Наваза Шарифа (открытая операция на сердце в июне 2016 г.) вряд ли позволит ему в четвертый раз участвовать  в выборах.  ПМЛ Н  выдвинет кандидатуру из клана Шарифов, вероятнее, его родного брата Шахбаза Шарифа, главного министра крупнейшей в Пакистане провинции Панджаб.

В последнее время китайская сторона  неоднократно выражала обеспокоенность медленной реализацией КПЭК,  подчеркивая, по ее мнению, несколько причин:

—  отсутствие консенсуса  внутри политической элиты Пакистана в отношении КПЭК. Посольство КНР в Исламабаде еще в январе 2016 г.    выступило с заявлением, призвав политические партии «урегулировать разногласия, с тем, чтобы создать благоприятные условия» для завершения проекта»;

— несоблюдение графика реализации проекта уже на начальной стадии. Недовольство высказывалось в связи с общим руководством проекта, в частности, вовлечением различных министерств, что порождает бюрократизм и вызывает ненужные задержки. Пекин предполагал создание отдельного министерства или органа власти, который бы занимался исключительно КПЭК.

— разногласие между  гражданским руководством Пакистана и военным командованием по вопросу о руководстве проектом.

В настоящее время проект КПЭК реализуется в рамках Министерства планирования и развития, которое выступает в качестве координационного центра; а контроль осуществляет специальная секция, созданная в Офисе премьер-министра.

Сомнения Пекина в своевременности выполнения пакистанской стороной контрактов КПЭК убедило китайскую сторону пойти на переговоры с  военным командованием в Исламабаде и одновременно оказать давление на гражданскую администрацию, чтобы  передать ему контроль над проектом.

На переходный период один из комитетов Сената (верхняя палата парламента) выступил с предложением о передачи контроля над проектом Совету общих интересов

Еще в апреле 2015 г. пакистанская армия заявила о формировании специального подразделения для обеспечения безопасности для  реализуемых в рамках КПЭК проектов.

21 апреля 2015 г., на следующий день после подписания пакета документов КПЭК, по распоряжению федерального правительства Пакистана было создано Специальное подразделение безопасности (армейские батальоны с целью  защитить китайских руководителей проектов, экспертов и рабочих, занятых на различных объектах,  финансируемых Китаем на территории Пакистана. Решение о формирование ССБ вступило в силу немедленно.

Военные источники сообщили, что в общей сложности 10 000 военнослужащих входят в состав этого подразделения под командованием офицеров (две звезды), которые  напрямую подчиняются Генеральному штабу (GHQ). Из указанных 10 000 военнослужащих 5 000 — из состава группы специального назначения пакистанской армии, которые специально подготовлены для борьбы с терроризмом и обеспечении безопасности.

Руководство Китая в ходе переговоров с Исламабадом поднимало вопрос о безопасности для китайских специалистов, работающих в Пакистане. И только после официальных заверений президента Х.Мамнуна было принято решение, что меры по обеспечению безопасности будут незамедлительно приняты.

Таким образом, выступая гарантом безопасности  проектов КПЭК,  военный истеблишмент Пакистана планирует взять на себя функции управления проектами и контроля за их исполнением. Армия располагает необходимым людским ресурсом, техническими знаниями, наконец, дисциплинирована. Особенностью КПЭК является то, что строительство  основных крупных объектов инфраструктуры  ведут дорожно-строительные подразделения армии или  бизнес–структуры, афиллированные с военными, в частности кампания Frontier work organization.

Подчеркивая важность проекта КПЭК для Пакистана, начальник штаба армии генерал Р.Шариф неоднократно заявлял, что КПЭК трансформирует жизнь народа  Пакистана. и армия готова к любой роли, которая поможет сделать его успешным.   И гражданские власти, и военное командование отдают отчет, что борьба за контроль над КПЭК – это битва за доминирование в вопросах внутренней политики.

43.85MB | MySQL:87 | 0,747sec