Пакистан – Турции: Ф.Гюлен как тест на прочность отношений

Анкара настаивает  на запрете Исламабадом организаций, действующих под патронажем Ф.Гюлена.  Проживающий в США религиозный деятель обвиняется в организации поаытки военного переворота в Турции с целью свержения президента Турции Р.Эрдогана.   Власти Турции утверждают, что  имеют  веские доказательства, что именно он стоял за событиями 16 июля 2016 г.     Ф.Гюлен известен как основатель общественного движения Хизмет  с конца 1960-х гг. ХХ в. Согласно пакистанским СМИ  он  проявлял уважение ко всем религиям и не бросал вызов  властям Турции.   «Идеальное человечество и идеальное общество в учении Ф.Гюлена», — название одной из международных конференций, проведенных в Пакистане в 2012 г. Участники  из многих стран выясняли, каким образом превратить современное общество в идеальное в свете учений Ф.Гюлена.

В Пакистане в течение нескольких десятилетий функционируют основанные Ф.Гюленом культурно-просветительские центры. В настоящее время их насчитывается уже 21, успешно функционирует  межкультурная диалоговая платформа «Руми Форум».

Местные СМИ  сообщают, что правительственные круги Пакистана в ответ на требование Анкары уже приступили к изучению возможностей для принятия административных мер в отношении организаций, связанных с именем Ф.Гюлена.  В настоящее время их судьба в Пакистане поставлена под вопрос.

В отличие от США и ряда стран Запада, которые проявили  осторожность в первые часы попытки государственного переворота  (осудили его только после  провала), офис премьер-министра Пакистана  поздно вечером 16 июля 2016 г.  опубликовал заявление с осуждением событий в Турции, направленные на подрыв демократии.  Глава кабинета министров Пакистана подтвердил «неизменную поддержку» избранному руководству, правительству и народу Турции, подчеркнув единство мусульманской уммы.

Смешанные чувства руководили Наваз Шарифом: во-первых, в октябре 1999 г. в результате военного переворота он сам был отстранен от власти; во-вторых,  пакистанская пресса неоднократно писала, что     премьер, вернувшись во власть  в 2013 г., «восхищался» тактикой Р.Т.Эрдогана по отношению к армии Турции,  и намеревался реализовать подобную стратегию в Пакистане.

Нельзя сбрасывать со счетов и личные контакты лидеров двух стран. Наваз Шариф неоднократно обращался к Р.Т.Эрдогану «за советом». Не далее как в мае 2016 г. он прилетел с официальным визитом в Турцию на фоне усиления давления политической оппозиции и военного истеблишмента в связи с делом «Панамагейт» (обвинение в коррупции, неуплате налогов, выводе капитала на оффшорные счета). Официальный повод — приглашение  присутствовать на церемонии бракосочетания дочери  Р.Т.Эрдогана.  В действительности —  проконсультироваться с президентом Турции в отношении «Панамских документов» сразу же после обращения начальника штаба сухопутных войск генерала Р.Шарифа к премьеру  решить эту проблему.

Анкара один из давних региональных партнеров Исламабада.     Успешно развиваются экономические связи, военно-техническое сотрудничество, диалог в гуманитарной сфере и т.д.

В марте 2016 г.     Пакистан и Турция подписали рамочное соглашение о создании зоны свободной торговли,  которое стороны рассматривают в качестве основы для переговоров о Договоре о свободной торговле, намеченных на сентябрь 2016 г.   Двигаясь по заданной траектории, в апреле с.г. в кулуарах саммита по ядерной безопасности в Вашингтоне стороны согласились  расширить экономические связи, укрепить сотрудничество в оборонной сфере, а также в других областях, представляющих взаимный интерес.  В настоящее время в Пакистане активно работают порядка ста турецких компаний, инвестировавших  2.7 млрд долл. в различные проекты. Дополнительные инвестиции, ожидаются в области энергетики и инфраструктуры.

Укрепляются и военные связи,  как в формате  совместных военных учений, так и в области военно-техническое сотрудничество стран. В марте с.г. успешно прошли традиционные ежегодные  пакистано-турецкие совместные учения между двумя армиями ATATURK-IX.    В июне 2016 г. подразделения пакистанской федеральной армии  приняли участие в многонациональных военных учениях  EFES-2016   наряду с контингентами войск из Турции, Великобритании, США, Бельгии, Саудовской Аравии, Катара, Азербайджан.

Военно-техническое сотрудничество Анкары и Исламабада в последние годы активизировалось в разных направлениях: модернизация дизель-электрических подводных лодок (ДЭПЛ) ВМС Пакистана Agosta 90B (класс «Халид»); оборонно-промышленный комплекс Пакистана заинтересован  в приобретении бронетехники, созданной на платформе «Алтай». [1]

Вполне логичным стал контракт, полученный предприятиями оборонно-промышленного комплекса Турции на модернизацию самолетов F-16  ВВС Пакистана. Сделка на сумму 75 млн долл стала возможной вслед за отказом  Пентагона совокупно финансировать  покупку Исламабадом восьми истребителей.    И уже в мае  2016 г.  Стамбульской совет по внешнеэкономическим связям  информировал, что несколько самолетов переправлены в Турцию.  Исламабад и Анкара имеют достаточный опыт  в этой области. По сообщениям турецкого сайта авиационно-космической промышленности в июне 2009 г. ВВС Пакистана предоставили тендер на модернизацию   41 истребителя   F-16 турецкой компании TAI, и контракт был успешно выполнен. Одновременно Турция  наладила производство двигателей для F-16 и отдельных запасных частей к ним.

      В региональной политике Пакистана  Турция  часто выступала посредником в урегулировании кризисных ситуаций, например, в пакистано-афганских отношениях. В последние полтора-два года Исламабад  проявил повышенный интерес к укреплению двусторонниих политических связей  с тем, чтобы сбалансировать растущие индо-иранские отношения.

Обращение Р.Т.Эрдогана к  руководству стран, на территории которых функционируют центры Ф.Гюлена, признанного в Турции основным заказчиком государственного переворота 2016 г., многих в Пакистане застало врасплох. Политика невмешательства в дела других государств, анонсированная Исламабадом в 2014 г. уже поссорила  его с Эр-Риядом за отказ направить войска федеральной армии воевать против хоуситов Йемена.  Сегодня отказать Анкаре  означает потерять надежного партнера и поставщика  для национального военно-промышленного комплекса, ВВС и ВМС Пакистана, а также инвестиции в инфраструктурные проекты, и в целом отказаться от принципа нейтралитета во внешней политике.

43.85MB | MySQL:92 | 0,978sec