О ситуации на рынке нефти: новые прогнозы ВР и ОПЕК

В июне и июле выходит сразу несколько важных ежегодных отчетов и прогнозов о ситуации на международных энергетических рынках. Свои данные и аналитику предоставляют компания ВР (BP Statistical Review of World Energy), ОПЕК (OPEC Annual Statistical Bulletin), МЭА и американское агентство EIA.

Отчеты этих организаций, хотя часто констатируют уже очевидные факты, вместе дают четкое представление о том, на какой стадии находится мировой энергетический рынок, куда он пойдет дальше и какие страны сыграют или могут сыграть важную роль.

Что случилось с ценами?

Ситуацию, сложившуюся на энергетическом рынке, эксперты ВР объясняют следующими факторами: во-первых, замедлился экономический рост развивающихся стран, а за ним и темпы роста их потребления энергоресурсов; во-вторых, после сланцевой революции и бездействия ОПЕК быстро росло предложение; в-третьих, даже несмотря на снижение цен, продолжился рост энергоэффективности, или другими словами, энергозатратность производства в мире продолжала уменьшаться. Посмотрим на эти факторы более внимательно.

Мировое потребление первичных источников энергии в 2015 г., по данным ВР, выросло на рекордно низкий 1%. Ниже этот показатель с 1998 г. опускался лишь в кризисный 2009 г.

Даже в 2014 г. мировое потребление выросло немного больше — на 1,1%, при этом средний показатель за последние десять лет — 1,9%.

Рост потребления Китая опять замедлился, составив 1,5%. Несмотря на замедление и на то, что процентный показатель Китая ниже, например, индийского (5,2%), Поднебесная все равно пятнадцатый год подряд стала лидером по росту объемов фактического потребления энергии.

Еще раз подчеркнем важность всех этих показателей для баланса спроса и предложения на рынке. Эти факты заставляют цены на энергоносители идти вниз как из-за того, что свидетельствуют о физическом дисбалансе спроса и предложения, так из-за того, что негативно влияют на ожидания игроков на сырьевых рынках.

Среди первичных источников энергии — а это нефть, природный газ, уголь, атомная и альтернативная энергетика — в 2015 г. увеличилась доля нефти, атомной энергетики и альтернативных источников.

Нефть остается главным ресурсом в мировом энергобалансе — ее доля достигла 32,9%. Потреблять нефть в мире стали на 1,9 млн. барр. в день больше, чем годом ранее.

Немного изменилась тройка стран-крупнейших потребителей «черного золота» — США и Китай сохранили за собой первое и второе места соответственно, на третье место впервые вышла Индия, опередив Японию.

Ситуация с нефтью, кстати, вполне закономерна и свидетельствует о работе рыночных механизмов: цена на сырье резко упала, соответственно спрос на него вырос. Это внушает оптимизм по поводу будущего рынка нефти — другие закономерности, как, например, снижение инвестиций за которым следует снижение предложения и рост цен — должны также сработать.

Более того, интересно, что значительный рост потребления этого сырья был обеспечен за счет не только растущих стран (Индия и Китая на двоих стали потреблять на 1 млн. барр./день больше), но и за счет развитых стран ОЭСР, которые потребляли на полмиллиона барр./день больше нефть.

В некоторых случаях сыграла роль снижения стоимости сырья, например, в США, где цены на нефтепродукты сильнее зависят от мировых котировок (в Европе доля налогов в цене барреля намного выше, что не позволяет ценам на топливо снижаться вслед за мировым спадом цен на сырую нефть).

В отличие от спроса, предложение на рынке энергетики в целом и нефти в частности росло. Кстати, даже свой ежегодный отчет «Статистический обзор мировой энергетики» эксперты ВР озаглавили A Year of Plenty или «Год изобилия». Это неудивительно, ведь предложение нефти увеличилось на ни много ни мало 2,8 млн. барр./день по статистике ВР и на 1,75 млн. барр./день по данным ОПЕК.

Вообще, интересно, насколько разнятся данные по добыче между ВР и организацией стран экспортеров нефти. Первая сообщает о том, что опековцы в 2015 г. производили 38 млн. барр./день, а сам картель приводит цифры в 32,3 млн. барр./день.

Как бы то ни было, рост добычи был значительным. Наибольший вклад в этот рост привнесли Ирак (+750 тыс. барр./день) и Саудовская Аравия (+510 тыс. барр./день). Причем, если политика Ирака понятна — он восстанавливает свою энергетику, а страны, начавшие там проекты в послевоенное время, выходят на плато добычи по своим проектам, то ситуация с Саудовской Аравией сложилась специфическая.

Саудовская Аравия не словами, а на деле в 2015 г. продолжила свою политику по борьбе за долю на нефтяном рынке, используя имеющиеся у нее резервные мощности. Кстати, эти резервы еще не исчерпаны и как минимум на полмиллиона баррелей, а по заявлениям саудовских властей и на более 1 млн. барр./день, поднять добычу они могут без особых усилий.

Увеличилась добыча и за пределами ОПЕК. Интересно, что в среднем за 2015 г. повысился уровень добычи в США — до 12,7 млн. барр./день (ВР) и 9,4 млн. барр. (ОПЕК).

ВР ставит США на первое место по добыче, Саудовскую Аравию на второе, а Россию – на третье.

Статистика ОПЕК сообщает, что больше всех добывали саудовцы, затем Россия и США.

Из стран, не входящих в ОПЕК, США, Россия, Бразилия, Канада и Великобритания добывали больше, чем годом ранее. Благодаря этому рынок не заметил потери более миллиона баррелей, которые в силу гражданских войн и конфликтов не могли добывать и продавать Ливия, Йемен, Южный Судан, Нигерия.

Здесь важно отметить и продолжающееся развитие технологий производства энергии и ее добычи, которое неизменно сопровождается снижением стоимости ресурсов.

Во-первых, уже никуда не денутся (как бы того ни хотели страны-производители традиционной нефти) новые методы добычи сланцевого «черного золота».

Несмотря на снижение количества буровых установок в США за 2015 г. и первую половину 2016 г., цена нефти, выше которой добыча сланцев становится рентабельной уже составила всего лишь $55/барр.

Кстати, это доказывает и тот факт, что после роста цен на нефть в июне и начале июля статистика по количеству буровых установок в США впервые за многие месяцы показала рост на протяжении трех недель подряд.

Технологическая составляющая еще больше важна для роста популярности альтернативных источников энергии. Удешевление производства привело к тому, что доля таких источников в мировом энергобалансе увеличилась до 3%.

Солнечная и ветряная энергетика растет особенно быстрыми темпами.

Отметим, что можно безошибочно предсказать и дальнейший рост в этом секторе и его доли в мировом энергобалансе. Дело в том, что солнечная энергетика сейчас становится популярным трендом в странах Ближнего Востока и Северной Африки.

Крупные проекты развивают в ОАЭ, Саудовской Аравии, Иордании, Марокко и др. странах. А в большинстве стран региона, особенно монархиях Персидского залива, уровень потребления энергии растет очень быстрыми темпами.

Не зря, даже несмотря на снижение доходов в бюджеты, эти страны не замораживают ни проекты по развитию альтернативных источников энергии (за некоторым исключением), ни проекты по наращиванию импорта газа и его переработки.

Наконец, в мире быстрыми темпами развиваются технологии сбережения энергии. Взять хотя бы рынок электромобилей, рост которого не смог подорвать даже спад цен на углеводородное топливо (снижение продаж наблюдалось в США, однако они росли в Европе и Китае).

Пока электромобили мало влияют на уровень потребления нефти в мире и даже отдельно взятых регионах, однако учитывая темпы роста этого сектора, а также влияние психологического фактора (углеводородное топливо уже не безальтернативно), у такого рода технологий имеются значительные перспективы повлиять на спрос сырья.

Стоит ли чего-то ожидать от ОПЕК?

Как справедливо отмечает главный статистик компании ВР Спенсер Дэйл, перспектива повлиять на рынок за счет снижения объемов производства стала не привлекательной для стран-производителей в условиях, когда причина дисбаланса на рынке (в виде американских сланцевых производителей и замедления роста потребления) в ближайшее время ликвидирована быть не могла. Отсюда и решение стран картеля (а точнее упорство Саудовской Аравии) не поддерживать цены и не снижать добычу.

Причем если в первый год снижения цен Саудовская Аравия держалась стойко и мало говорила о необходимости ограничивать добычу, то уже к концу 2015 г. появились сигналы о том, что на такой шаг королевство может пойти.

Апрельские переговоры стран ОПЕК и других экспортеров «черного золота», в т.ч. России, показали, однако, что договориться ни о снижении, но даже об ограничении добычи на уровне начала года государства-экспортеры не могут и не смогут в ближайшем будущем.

Проблема в соперничестве Саудовской Аравии и Ирана, которое, после освобождения последнего от международных санкций, стало еще жестче.

Ход переговоров в Дохе, точнее поведение саудовцев, показал, что договариваться с ОПЕК как с единым целым по важнейшим вопросам добычи практически невозможно, так как опековцы просто не могут согласовать свою позицию.

Недавнее июньское заседание картеля снова не привело ни к каким решениям. Внимание экспертов и СМИ это мероприятие привлекает скорее по традиции, а его эффект для рынка совсем не тот, что был ранее.

Сложившаяся ситуация заставляет некоторых экспертов задумываться о том, как долго картель просуществует. Другие замечают, что его влияние на рынок не восстановится до тех пор, пока саудовцы и иранцы не начнут договариваться.

Пока же Саудовская Аравия, а также дружественные ей страны Персидского залива в плане регулирования нефтяного рынка надеются на сам рынок и рыночные механизмы.

По итогам последней встречи ОПЕК новый министр нефти Саудовской Аравии прямо заявил, что используемые ранее картелем рычаги влияния на рынок остались в прошлом и возможно, что к ним организация больше прибегать не будет.

Это заявление на самом деле кажется парадоксальным, ведь сама суть ОПЕК как картеля всегда состояла в том, выступать в качестве противовеса рыночным механизмам.

В связи со всем этим, ожидать каких-либо согласованных действий от стран-производителей в ближайшие годы вряд ли стоит. На фоне роста объемов добычи и экспорта в Иране (который выходит на рынок быстрее ожиданий), продолжающегося роста добычи в Ираке, достижение договоренности внутри ОПЕК об ограничениях на добычу практически не реально.

С другой стороны, в среднесрочной перспективе рыночные механизмы действительно могут и должны оказать положительный (для стран-экспортеров) эффект на цены: объемы добычи нефти в США по прогнозам ВР и других центров снизятся на более чем 1 млн. барр./день к 2017 г., проекты добычи другой сложной и дорогой нефти уже заморожены (например, арктический шельф), при этом спрос на ресурсы продолжит расти (хотя и медленнее ожиданий).

Очевидно, что предыдущих показателей в $100/баррель можно ожидать лишь в случае серьезных геополитических кризисов (которые никогда нельзя исключать на Ближнем Востоке). В целом же годы нефтедолларового изобилия для стран-экспортеров скорее всего остались позади.

Интересно, что как аналитики международных агентств и компаний (EIA, Bloomberg, BP и др.), так и многие представители стран-экспортеров (ОАЭ, Катар, Кувейт и др.) выступают со схожими прогнозами по поводу цен на «черное золото», готовясь к диапазону в $50-$60 за баррель.

 Новая статистика по странам БСВ: запасы, добыча, потребление.

Оценки запасов нефти и газа в странах Ближнего и Среднего Востока в новых отчетах не изменились по сравнению с прошлым годом. До сих пор на эти государства (включая все арабские страны, Иран, и постсоветские республики Средней Азии) приходится более 51% всех разведанных ресурсов в мире, а для стран ОПЕК этот показатель и того выше – 80%.

Доля стран БСВ в мировой добыче в 2015 г. составила 38,8%. По данным ВР, больше всего из стран региона добыча увеличилась в Ираке – 23%, ОАЭ – 5,3%, Саудовской Аравии – 4,6% и Иране – 4,5%.

Значительное падение этого показателя зафиксировано в охваченных конфликтами Ливии, Йемене, Сирии, Южном Судане, а также в небогатых дешевым сырьем Тунисе и Узбекистане.

Отметим, что в числе стран ОПЕК добыча в целом выросла на 4,2% за 2015 г.

Важно сказать и о продолжении роста потребления ресурсов в этих странах, причем темпы роста оказались выше, чем в любых других регионах мира. Это касается как нефти, так и газа.

Особенно стоит отметить, как быстро увеличивалось потребление нефти в Турции (12,5% к предыдущему году), Израиле, Кувейте, ОАЭ и Саудовской Аравии (на 5-9%), а также в Алжире (5,8%), который и без того страдает от нерентабельности добычи своей нефти.

Потребление нефти упало в Казахстане, что можно связать с общим экономическим спадом в стране и ростом закупок нефтепродуктов в России в период колебания курсов нацвалют.

Производство нефтепродуктов за 2015 г. увеличилось лишь в нескольких странах, где были введены или модернизированы производственные мощности – это ОАЭ (рост на 39% до 660 тыс. барр./день), Туркменистан (+26% до 512 тыс. барр./день), Пакистан (+10% до 257 тыс. барр./день).

При этом в странах Средней Азии мощность реальной переработки была значительно ниже заявленных производственных мощностей НПЗ.

Зато в странах Персидского залива, наоборот, нефтеперерабатывающие предприятия работали почти на полную мощность. Неудивительно, что именно эти государства сейчас реализуют крупные проекты в области нефтепереработки.

В целом, свежие ежегодные отчеты подтвердили изменяющийся характер мирового энергетического рынка. Новые технологии добычи сырья и производства энергии привели к снижению излишне высоких цен на нефть.

Рынок, как кажется, действительно постепенно регулирует спрос и предложение сырья, формируя сбалансированные цены. Все способствовало тому, что страны-экспортеры во главе с Саудовской Аравией отказались от политики регулирования цен путем снижения добыча, и, наоборот, добычу активно наращивали.

При этом стоит отметить, что потребление углеводородов в странах-экспортерах в последние годы было настолько высоким, что сохранение их доли на мировом рынке зависит в том числе и от регулирования внутреннего потребления.

Как отмечают эксперты Брукингского института США, большинство стран Ближнего Востока просто не ожидали такой рост спроса на нефть и газ. Теперь им необходимо быстро решить эту проблему.

Роль ОПЕК теперь также кажется неясной. Если раньше картель регулировал объемы добычи своих стран членов, то в последние годы его квоты государства совсем не соблюдают. Учитывая усиление противостояния между саудитами и иранцами, удачное функционирование этой организации в ближайшие годы остается под вопросом.

43.95MB | MySQL:87 | 0,775sec