О текущем положении христиан в Ираке

Во времена Саддама Хусейна христиане в Ираке считались привилегированной группой населения, их численность достигала приблизительно 1,5 миллиона человек, и проживали они в Северном Ираке, Багдаде, Мосуле, меньше в Басре. Христиане были представлены Халдейской Католической, Древней Ассирийской и Ассирийской, Армянской католической, Сиро-яковитской и другими церквями. Каждая христианская община имела свой храм или несколько храмов. Обычно вокруг такой церкви собирался небольшой приход из 20—30 семей, который играл намного более важную роль, чем в России: здесь осуществлялась коммуникация, решались многие житейские вопросы, велись деловые переговоры. Христиане составляли влиятельную и  зажиточную часть городского населения, занимались в основном торговлей алкоголем и ювелирными изделиями.

После вторжения коалиционных сил во главе с США в Ирак в 2003 году и свержения режима Саддама Хусейна положение христианских общин  Ирака изменилось в худшую сторону. Вакуум власти привел к высвобождению негативного отношения мусульманского большинства к христианам, которые воспринимались как союзники коалиционных сил (костяк этих сил составили христианские страны) и нарушители исламского благочестия (продажа спиртных напитков). 2004 год стал временем систематического запугивания и угроз в адрес христианского населения Ирака, были произведены взрывы в церквях в Багдаде и Мосуле, унесшие жизни десятков человек. Несмотря на то, что в новой временной Конституции Ирака от 8 марта 2004 года была провозглашена свобода религиозных верований, ислам был назван государственной религией, что предопределило негативное отношения исламского большинства к христианскому и иным меньшинствам. В итоге к 2010 году 90% христианского населения Багдада покинуло город, а их собственность приватизировалась исламистами.

В июне 2014 года на севере Ирака началось наступление боевиков «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России). После захвата сторонниками ИГ 6 июня 2014 года Мосула местные христиане стали массово покидать свои дома. По некоторым данным, все 45 христианских храмов Мосула были уничтожены, осквернены или превращены в мечети, 11 из них полностью сожжены. 7 июля 2014 года в ходе встречи глав Церквей Ближнего Востока в Ливане предстоятель Халдейской Католической Церкви Луис Рафаэль Сако I поведал об уничтожении боевиками «Исламского государства» крестов на церквах, старинных рукописей и храмовой утвари. Христиан обязали обратиться в ислам, либо покинуть город. Ослушавшиеся подверглись массовым жестоким казням. 7 августа 2014 года экстремисты захватили Каракош, населенный преимущественно христианами. Город покинули около 50 тысяч христиан. В общей сложности около 200 тысяч христиан стали беженцами в результате захвата Мосула и Каракоша, на выходе из населенных пунктов исламисты отбирали у христиан все ценности и имущество. Беженцы без средств к существованию двинулись в Эрбиль и Дохук. 20 августа 2014 года их посетила делегация глав ближневосточных Церквей: Халдейской, Сиро-яковитской, Сиро-католической, Мелькитской и Маронитской. Иерархи пообещали приложить максимум усилий, чтобы привлечь к творящемуся беззаконию внимание мирового сообщества и политиков. Между тем ситуация продолжает оставаться бедственной. По некоторым данным, в Ираке на сегодняшний момент осталось 150 тысяч христиан. Это подлинный исход, в результате которого Ирак потерял свою христианскую идентичность и историю.

 

Иракское правительство как во времена Нури аль-Малики, так и нынешнего премьер-министра Хейдара аль-Абади неизменно заявляет о равных правах для представителей различных религиозных конфессий. В действительности же в Ираке не существует выработанного правового защитного механизма по отношению к христианам, никто не предпринимает должных усилий для пресечения проявлений исламского фанатизма. По дороге в церковь христиане часто подвергаются насилию. Действует запрет на издание любой христианской литературы. В октябре 2015 года иракские парламентарии проголосовали за принятие закона, регулирующего определение религиозной принадлежности несовершеннолетних в смешанных семьях. Согласно этому закону, дети, родившиеся в семье мужчины-мусульманина, в обязательном порядке принимают веру отца до достижения ими совершеннолетнего возраста. Мнение матери-христианки или езидки, также как и желание самого подростка не учитывается.

 

Непрекращающееся насилие и отсутствие официальной защиты заставляют христиан массово покидать Ирак. Чтобы как-то остановить исход в апреле 2016 года патриарх Халдейской Католической Церкви Луис Рафаэль Сако I предупредил активистов халдейской общины и священников, что они не должны содействовать подготовке и осуществлению миграции иракских христиан. Между тем на данный момент ситуацию переломить не удается, и все больше христианских семей заявляют, что у них нет будущего в Ираке.

 

Несмотря на то, что значительная часть христиан Ирака соотносит себя с Римско-Католической Церковью, Ватикан не имеет цельной программы по защите и помощи своим адептам. На Западе под патронажем Римско-Католической Церкви существует ряд фондов, которые собирают пожертвования и гуманитарную помощь христианским беженцам и перемещенным лицам. Сам Папа Франциск еще в 2014 году пожертвовал миллион долларов в помощь христианам и езидам Ирака. Между тем о конкретных мерах, направленных на пресечение исхода христиан из Ирака, говорить не приходится. Нашумевшая встреча Папы Франциска и Патриарха Кирилла на Кубе вроде дала импульс мировому сообществу признать геноцид христианского населения на Ближнем Востоке, обсуждались совместные меры по восстановлению храмов и изыскиванию средств для поддержания христиан в Ираке и Сирии. Однако заявления пока оказались декларацией и ситуацию переломить не удается по сей день. Сами христиане Ирака все чаще заявляют о том, что западные страны и католики бросили их и выбирают переезд в более благополучные места.

33.61MB | MySQL:69 | 0,781sec