«Турецкий поток»: мнения постсоветских политиков и экспертов

Газотранспортный проект «Турецкий поток» весьма активно обсуждается на постсоветском пространстве, особенно представителями Украины, Белоруссии, Грузии.

Украина

Откровенно против реализации «Турецкого потока» выступает Украина. После недавно проведенных в Санкт-Петербурге переговоров президента России В.В.Путина и президента Турции Р.Т.Эрдогана (9 августа с.г.) риторика Киева по поводу возможного строительства этой магистрали стала еще жестче.

Так, по мнению министра иностранных дел Украины П.А.Климкина, некоторое потепление отношений между Россией и Турцией не ухудшит отношения Киева и Анкары, но вот если все же будет реализован проект «Турецкий поток», то от этого в проигрыше останется вся Европа, а не только Украина.

П.А.Климкин заявил, что «Турецкий поток» противоречит как украинским интересам, так и европейским. Правда, министр сам толком не знает почему, но уверен, что противоречит, невнятно намекая, что сегодня Украина – это уже почти Европа, страна якобы приняла европейские правила игры на топливно-энергетическом рынке, равно как и взяла на себя некие европейские обязательства.

«Экономическое сотрудничество между Турцией и Россией во многих сферах будет восстановлено. И, по крайней мере, один проект, который сейчас обсуждается, противоречит интересам не только Украины, но и Европы. Это “Турецкий поток”», – заявил П.А.Климкин.

По мнению украинского министра иностранных дел, Россия хочет обойти Украину и создать газовый хаб на территории Турции, который не будет подпадать под европейские правила.

Стоит отметить, что через украинскую территорию на турецкий рынок идут достаточно существенные объемы российского «голубого топлива» по так называемому Трансбалканскому газопроводу.

Примечательно, что Украина весьма активно выступает не только против «Турецкого потока», но против другого газотранспортного проекта «Северный поток–2», по которому российский газ предполагается транспортировать в обход территории Украины по дну Балтийского моря сначала в Германию, а оттуда в другие страны Европы.

Зимой этого года экс-премьер Украины А.П.Яценюк заявил, что Киев даже подал иск в суд в связи с возможным началом строительства «Северного потока–2», заодно попросив Еврокомиссию начать расследование по поводу этого проекта.

 

Украина настаивает, чтобы проект был не только пересмотрен или скорректирован, но и вовсе отменен. Официальный Киев заявляет, что Европа должна использовать уже имеющиеся газовые магистрали именно украинской газотранспортной системы (ГТС), которая якобы еще может долго проработать, обеспечивая прокачку российского «голубого топлива» европейским потребителям.

В июне с.г. нынешний украинский премьер-министр В.Б.Гройсман даже пытался запугать европейцев, посулив им большие проблемы, если Европа не диверсифицирует поставки энергоносителей и будет сильно зависеть от «монопольного поставщика» России и «Газпрома», в частности.

Однако из слов украинского политика также не очень понятно, почему проект «Северный поток–2», который стремится реализовать Россия в партнерстве с крупнейшими европейскими компаниями, должен стать большой проблемой для Европейского союза, ведь украинская газотранспортная система никоим образом не делает европейские страны более защищенными в энергетическом плане. Скорее наоборот, такой непредсказуемый посредник как Украина рано или поздно вновь создаст для Европы большие проблемы.

Против создания совместного предприятия с участием «Газпрома» и пятерки европейских компаний (для строительства и управления трубопроводом «Северный поток–2») в конце июня с.г. выступил польский Офис защиты конкуренции и потребителей (UOKiK, местный антимонопольный регулятор).

12 августа с.г. появилась официальная информация, что потенциальные участники проекта по строительству газопровода («Газпром», Engie, OMV, Royal Dutch Shell, Uniper и Wintershall) отказались от создания консорциума.

По мнению автора, ничего страшного для проекта и неожиданного для российской компании не произошло. Затянутые действия польского антимонопольного регулятора, который постоянно откладывал рассмотрение полученной от шести компаний заявки на создание консорциума по проекту, изначально были слишком политизированы.

Принцип «каждый сам за себя» здесь вряд ли эффективен, поскольку политические и правовые риски серьезны, а взваливать на свои плечи весь груз ответственности ни одному из игроков не выгодно. В будущем компании будут искать возможность все же создать совместное предприятие, которое обеспечит максимально комфортные условия для финансирования дорогостоящего проекта.

Понимая, что в долгосрочной перспективе Европе необходимы бесперебойные поставки больших объемов «голубого топлива» по приемлемой цене, «Газпром» не станет суетиться, а, скорее всего, продолжит вязкие переговоры (как с Анкарой по «Турецкому потоку») с различными европейскими структурами по поводу перспектив «Северного потока–2»

 

Нужно не забывать, что в вопросе транзита газа все равно политика первостепенна по отношению экономике. Можно долго спорить о политической и экономической целесообразности проектов «Турецкий поток» и «Северный поток–2». Причем веские аргументы найдутся у всех противоборствующих сторон, у России в том числе.

В частности, она доказывает, что транспортировка газа в обход Украины через территорию Турции и Германии с экономической точки зрения оказывается выгоднее в долгосрочной перспективе.

Возвращаясь к недавнем словам украинского министра П.А.Климкина, следует отметить необдуманность такого рода заявления, когда он не учел, что Турция не входит в Европейский союз и в обозримой перспективе туда точно не войдет.

Стало уже привычным, что украинские политики не понимают реалии газового рынка. Например, в конце прошлого – начале текущего года автору запомнилось еще одно громкое заявление Киева, что Украина в одностороннем порядке поднимает ставку на транзит российского газа. Это недопустимо с точки зрения международного права, поскольку нарушает нормы, закрепленные в договоре.

Что касается газового хаба (им называют газораспределительный центр), то с территории такой специализированной торговой точки товар может поставляться по нескольким маршрутам разным потребителям.

Претензии главы внешнеполитического ведомства Украины к стандартам (экологическим, технологическим и прочим) газового хаба на территории Турции на данный момент абсолютно безосновательны по той простой причине, что газораспределительный центр еще не построен. К тому же нынешние возможности российской газовой отрасли позволяют избежать каких-либо пробелов в технологической оснастке проектов, обеспечивая их полное соответствие современным стандартам.

Вообще, заявление украинского министра иностранных дел похоже на очередную провокацию нынешней киевской власти, пытающейся постоянно находить поводы, чтобы «насолить» России в топливно-энергетических вопросах. Почему?

Киев серьезно беспокоит, что в конце 2019 года истекает  транзитный договор с Москвой о поставках российского газа в Европу через украинскую территорию. Между прочим, Украина имеет возможности ежегодно получать весьма солидные транзитные средства в размере примерно 2 млрд долларов за прокачку российского сырья.

Если украинская сторона лишится российских денег за транзит, то ситуация в экономике Украины еще больше может усугубиться. Кроме того, у Киева не будет средств гасить кредиты, взятые у западных финансовых структур.

Таким образом, если будет запущен «Турецкий поток», полностью загружен «Северный поток» и построен «Северный поток–2», то Украина окончательно лишается своего транзитного статуса, чего ей – особенно в сегодняшних условиях развала украинского хозяйства – очень бы не хотелось. Те объемы «голубого топлива», которые добываются внутри страны, крайне малы и не в состоянии обеспечить внутренние потребности  украинского рынка.

Помимо этого, в случае нехватки российского же газа, купленного у европейцев по реверсу, украинская сторона не сможет, как было неоднократно, незаконно отбирать российское сырье из трубопроводной системы.

Нет ни малейшего сомнения, что заявление П.А.Климкина рассчитано на Еврокомиссию, которая против того, чтобы Россия укреплялась. Кстати, и проблемы европейских государств ее по большому счету не волнуют, несмотря на все красноречивые декларации.

Необходимо помнить, что этот институциональный механизм на территории Европы в первую очередь отстаивает интересы не Европы, а Вашингтона. Поэтому надавив в свое время на Болгарию по проекту «Южный поток», Еврокомиссия продемонстрировала, насколько прослеживается именно этот приоритет.

Всем памятно, почему болгарская сторона вдруг не дала ход газотранспортному проекту «Южный поток», предшественнику «Турецкого потока». Пойдя на поводу у Еврокомиссии, Болгария потеряла около 400 млн евро в год, которые могла бы получать за транзит российского сырья.

Украина пытается всеми силами не позволить России диверсифицировать источники поставки газа европейским клиентам, которые, кстати, весьма нуждаются в российском топливе. По прогнозам, к 2030 году потребность Европы в природном газе возрастет примерно на 150 млрд куб. м.

Как заявил глава государственной компании «Нафтогаз Украины» А.В.Коболев, Европейский союз сможет заблокировать строительство магистрали «Турецкий поток», если на то будет его политическая воля.

«Ни Турция, ни Россия не владеют технологией глубоководного строительства газопроводов, это могут делать только иностранные компании. Поэтому при большом желании как Европейский союз, так и западные страны методом санкций могут этот проект остановить. Вопрос в том, будет ли на это политическая воля», – подчеркнул А.В.Коболев, комментируя перспективы реализации «Турецкого потока».

По словам главы «Нафтогаза Украины», технологиями укладки труб на морское дно владеют только четыре страны. Если каждая из них откажется от участия в проекте «Турецкий поток», то он не будет реализован.

Обеспокоенность главы украинской нефтегазовой компании возможным возобновлением проекта строительства трансчерноморского газопровода вполне понятно.

Как отметил сам А.В.Коболев, появление «Турецкого потока» несет для Украины риск сокращения транзита российского газа через ее территорию.

Если будут запущены и «Турецкий поток» (даже одна ветка), и «Северный поток–2», то украинский транзит обнулится.

По данным компании «Укртрансгаз», за прошлый год через украинскую территорию было транспортировано 67,1 млрд куб. м российского газа (на 8% больше, чем в 2014 году), из которых 64,2 млрд куб. м предназначались для государств Европейского союза и еще 2,9 млрд куб. м – для Молдавии.

В третьем квартале текущего года Украина наращивает импорт газа (российского), поставляемого реверсным способом из Европы, для закачки в подземные газовые хранилища. При этом «Нафтогаз Украины» с ноября 2015 года отказывается закупать топливо напрямую из России, настаивая на заключении дополнительного соглашения к действующему контракту.

Учитывая этот факт, запуск «Турецкого потока» может быть экономически выгодным Украине. Новые обходные газопроводы – это дополнительные объемы топлива. Если у европейских компаний, занимающихся реверсными поставками газа на Украину, будет больше топлива, то цена на него станет ниже.

Белоруссия

В Белоруссии, например, как проправительственные, так и независимые эксперты считают отказ от «Южного потока» поражением России в Европе, а проект «Турецкий поток» – лишь инструментом для шантажа транзитных стран.

Как полагают в Минске, в условиях противостояния России с Западом  посредническая роль Белоруссии будет востребована. Последняя станет центром  принятия решений в Восточной Европе, значимость белорусского транзита возрастет и появляется надежда на строительство второй очереди газопровода «Ямал–Европа».

Президент Белоруссии А.Г.Лукашенко еще в прошлом году предлагал «Газпрому» увеличить объемы транзита сырья, уверяя, что его страна – «это не чужая вам территория».

«Мы готовы предоставить возможности для «Газпрома», если это нужно, если в этом есть потребности Европы, по большим поставкам через территорию Белоруссии, по транзиту природного газа», – заявил белорусский лидер.

Для справки: «Газпром» является стопроцентным владельцем белорусской газотранспортной системы («Белтрансгаз» был куплен за 5 млрд долларов). Российская компания также владеет также газопроводом «Ямал – Европа», который идет через белорусскую территорию. Россия загружает белорусские трубы на полную мощность (более 45 млрд куб. м природного газа), поэтому для увеличения прокачки требуется строить новую магистраль.

Президент Белоруссии, конечно, заинтересован в том, чтобы «перетянуть» на себя объемы украинского транзита, если Москва вдруг откажется продлевать с Киевом транзитный договор, построив новые газотранспортные магистрали.

Напомним, что в 2013 году В.В.Путин говорил о возможном строительстве газопровода «Ямал–Европа–2» через белорусскую территорию, но в прошлом году «Газпром» официально заявил, что не планирует строить вторую очередь магистрали «Ямал–Европа».

Для справки: «Ямал–Европа» – транснациональный магистральный экспортный газопровод, введенный в действие в 1999 году. Соединяет газовые месторождения севера Западной Сибири с потребителями в Европе. Газопровод стал дополнительным экспортным коридором, повысившим гибкость и надежность поставок российского газа в Западную Европу.

Магистраль начинается в газотранспортном узле в г. Торжок (Тверская область). Проходит по территории России, Белоруссии, Польши и Германии. Конечная западная точка трубы – компрессорная станция «Мальнов» (в районе г. Франкфурт-на-Одере) вблизи немецко-польской границы.

Стоит отметить, что новая газовая инфраструктура, построенная за счет российского финансирования, обеспечит Белоруссии не только дополнительные налоговые поступления в бюджет, но инвестиции в экономику страны, а также возможность использовать газопровод как рычаг давления на Москву (по примеру Украины).

В этой связи российская сторона не горит желанием строить проект «Ямал–Европа–2» и отдавать Белоруссии украинские объемы транзита. Никто не может дать Москве гарантии, что, если придать белорусскому транзиту такую важность, Минск не станет пользоваться этим в своих целях, игнорируя российские интересы.

Напомним, что с начала года белорусская сторона выражает несогласие с ценой на российский газ, добиваясь ее снижения. Минск настаивает на выполнении Россией обязательств соблюдать принцип равной доходности при определении экспортной цены топлива.

В середине июня с.г. «Газпром» выразил возмущение такими намерениями белорусской стороны. В компании заявили, что сейчас Белоруссия считает нормальным платить за отечественное сырье на основе принципа равной доходности с ценой экспорта в Европу на фоне обвала цен на газ в Европейском союзе. Однако в случае роста стоимости топлива белорусские партнеры хотят оставить за собой право вернуться к старому ценообразованию – стоимость газа на Ямале плюс транзит.

Поначалу «Газпром» подчеркивал, что белорусские потребители фактически недоплачивают России за поставки газа, насчитав к концу мая с.г. 220 млн долларов долга. Однако в конце июня с.г. публичные позиции сторон поменялись.

Так, заместителя председателя правительства Белоруссии В.И.Семашко сообщил, что страна платит России 100% за потребленный газ. В свою очередь, глава «Газпрома» А.Б.Миллер заявил, что проблема долга существует только в отношениях между белорусскими хозяйствующими субъектами – дочерним предприятием «Газпрома» «Газпром трансгаз Беларусь» и распределительными компаниями этой страны. При этом Белоруссия России ничего не должна.

Тем не менее Россия приняла решение сократить экспорт нефти в Белоруссию в третьем квартале текущего года с суммарных 5,3 млн т до 3,5 млн т. Причем в июле с.г. министр энергетики России А.В.Новак дал понять, что это делается главным образом в связи с неполной оплатой белорусскими потребителями российского «голубого топлива».

 

Грузия

Двусторонний газотранспортный проект России и Турции явно не в интересах Грузии, поскольку она остается в стороне от транзита «голубого топлива», а значит, и от солидных доходов, что существенно важно в условиях ухудшающегося экономического и социального положения страны.

В прошлом году грузинский Центр глобальных исследований провел специальную конференцию, посвященную «Турецкому потоку». Известные политики и эксперты критиковали правительство за то, что оно не удосужилось попытаться подключиться к российско-турецкому проекту с учетом национальных интересов Грузии.

Так, экс-председатель грузинского парламента Н.Бурджанадзе давно предупреждала, что реализация этого проекта в случае подключения к нему Грузии на порядок увеличит стратегическое значение этой страны, в том числе для Европы.

Кроме того, считает Н.Бурджанадзе, участие грузинской стороны в «Турецком потоке» даст основу серьезным экономическим успехам, и, что самое главное, укрепит стабильность государства.

По ее словам, Турция, будучи членом НАТО и кандидатом в Европейский союз, продемонстрировала, что собственные государственные интересы для нее превыше интересов какой-либо организации или других государств.

На конференции грузинского Центра глобальных исследований Н.Бурджанадзе заявила, что власти Грузии должны, не боясь критики извне, работать с Россией и Турцией по этому проекту.

По ее мнению, участие Тбилиси даже в обсуждении этой идеи принесло бы пользу в плане нормализации отношений с Россией.

В свою очередь, сопредседатель Института европейских ценностей Х.Лагазидзе заявила, что Грузия не должна оставаться в стороне от таких глобальных региональных проектов, как «Турецкий поток».

«Наше участие привело бы к совпадению интересов крупнейших региональных игроков, России и Турции, по отношению к Грузии», – отметила она.

Профессор грузино-американского университета С.Цинцадзе подчеркнул следующее: «Если бы Грузия своевременно включилась в этот проект, это стало бы основой для строительства нормальных добрососедских отношений с Россией. Если бы у наших властей был бы внешнеполитический интеллект, это стало бы возможно».

По его словам, если нынешние грузинские власти действительно решили улучшить отношения с Россией, то «Турецкий поток» с участием Грузии мог бы стать прорывом на этом направлении.

«Не стоит думать, что мы с Россией сразу бы стали друзьями, но нормальными соседями – да», – отметил С.Цинцадзе.

Политолог, руководитель Центра глобальных исследований Н.Девдариани считает, что строительство газопровода через территорию Грузии обойдется намного дешевле, чем по дну Черного моря.

По ее словам, с технической и технологической точки зрения строительство такого газопровода не является проблемой и оно абсолютно реально.

«Какую выгоду может от этого получить Грузия? Во-первых, будут созданы новые рабочие места, и они не будут временными. Кроме того, транзит газа всегда означает, что определенное количество газа остается в стране, через которую происходит транзит. Это низкие тарифы из-за того, что транзит будет через нашу территорию. Плюс политическая составляющая вопроса, что очень важно, – это дополнительные гарантии безопасности. И что самое главное, Грузия сможет вернуть себе геополитическую стратегическую функцию, если она будет участвовать в таком серьезном энергетическом проекте», – подчеркнула Н.Девдариани.

 

***

Проведенный анализ позволяет прийти к важным выводам.

Первое. Реакция руководства Украины на возобновление российско-турецких переговоров по проекту «Турецкий поток» оказалась нервной. Хотя Киев надеется, что Европейский союз не допустит потери Украиной статуса транзитного государства.

Во-первых, Украина станет менее интересна и для Евросоюза, и для иностранных инвесторов. Во-вторых, в случае резкого сокращения или даже прекращения  транзита газа через украинскую  газотранспортную систему возникнут финансовые и технические проблемы для самой системы.

Второе. С помощью «Турецкого потока» Россия будет стараться обходить Украину, но компромисс с ней возможен, и украинская газотранспортная система все-таки будет использована в качестве аварийного запасного варианта транзита газа в Европу. Скорее всего, Украина сама будет настаивать на продлении транзитного контракта с «Газпромом», рассчитывая на платежи за транзит сырья.

Третье. Ввод в строй российско-турецкой магистрали может быть выгоден Украине, которая напрямую перестала покупать российский газ с осени прошлого года. Дополнительные объемы сырья на рынке Европы повлекут за собой снижением цены на российское «голубое топливо», приобретаемое украинской стороной по реверсной схеме у европейских поставщиков.

Четвертое. Белоруссия вряд ли сможет убедить Россию, что необходимо расширение имеющихся на белорусской территории газотранспортных мощностей и тем самым получит возможность укрепить статус транзитного государства. В последнее время сложившаяся ситуация в нефтегазовых отношениях двух стран серьезно обострилась. Учитывая еще и тот факт, что Белоруссия активно идет на сближение с Западом, в случае расширения экспортной инфраструктуры через ее территорию риски для «Газпрома» могут оказаться весьма существенными.

Пятое. Грузия с момент первых новостей о возможном строительстве «Турецкого потока» осознавала политическую и экономическую целесообразность собственного участия в его реализации, совершенно справедливо заявляя, что дешевле прокладывать трубу по суше, чем под водой. Однако вероятность того, что грузинская сторона окажется надежным партнером для России невелика. Уровень взаимоотношений Москвы и Тбилиси не способствует тому, чтобы Грузия примкнула к магистральному проекту, потеснив Турцию.

24.64MB | MySQL:59 | 0,404sec