Пакистан: военная операция в Панджабе

Военная операция в Панджабе — неординарное событие  для Пакистана.  Ввод  регулярных частей федеральной армии и подразделений рейнджеров, разворачивание боевой техники в крупнейшей по численности провинции Пакистана — все это требовало согласования с провинциальными и центральными властями страны. Пакистанский генералитет в одностороннем порядке предпринял меры, направленные на ликвидацию  запрещенных террористических группировок  и их инфраструктуры в этой провинции. Первый раз войска были введены еще в конце марте 2016 г.  (после теракта в  парке Лахора, столице провинции Панджаб, где сотни горожан отмечали праздник католической пасхи).   Правительство Панджаба планировало, что расследование теракта возглавит Департамент по борьбе с терроризмом и местные власти провинции  отвергали вмешательство  армии и рейнджеров, но  армейское руководство незамедлительно развернул фронт борьбы против экстремистских элементов. Армия, военные спецслужбы и рейнджеры  провели  поисковые операции также  в малых городах и во внутренних районах провинции, арестовали десятки лиц, подозреваемых в совершении террористических актов.

Армейское руководство предоставило военизированным формированиям рейнджеров  чрезвычайные полномочия проводить рейды и допросы подозреваемых в совершении терактов. Подобную практику эти военизированные формирования успешно применяют в крупнейшем пакистанском городе Карачи  уже в  течение более двух лет.

Военные кампании в урбанизированных центрах проводятся в Пакистане регулярно. Их цель искоренить угрозу экстремизма и терроризма в стране.     В крупнейшем мегаполисе Карачи  и в целом в административных центрах внутренних районов провинций Синд и Белуджистан военные действуют уже на протяжении нескольких лет.

Первоначально правительство Панджаба сопротивлялось проведению военной операции и, как писали местные СМИ, не верило в возможность ее проведения федеральной армией. Ввод войск в провинцию в первые часы рассматривался как открытый вызов пакистанского генералитета гражданской администрации премьер-министра Миан Мухаммада Наваз Шарифа. «Нет ничего такого в Панджабе, с чем бы не справилась полиция», — пестрели заголовки местных газет.   Панджаб — вотчина клана Шарифов, основная социальная опора правящей с июня 2013 г. (третий раз у власти) Пакистанской мусульманской лиги Наваз (ПМЛ Н), основателем которой и является премьер Н.Шариф. Его брат Шахбаз Шариф занимает пост главного министра Панджаба, а министр внутренних дел центрального правительства  Чаудхри Нисар Али Хан (член ПМЛ Н)  не был поставлен в известность о дате начала военной операции.  Иными словами, правящая гражданская администрация  расценило военную операцию как прямое вторжение федеральной армии в дела провинции.  Даже в прошлые годы, когда ПМЛ Н занимала второстепенное место в политической иерархии Пакистана, на повестке дня армейского руководства пакистана не стояла цель проведения военной операции в Панджабе.

«Нулевая терпимость к воинственности в Панджабе», —  записано  в Национальном плане действий (НПД), принятом в конце 2014 г. — основной аргумент армейского руководства для народа и властей провинции.

Как показали расследования, в Панджабе наибольшее количество незарегистрированных медресе, где зачастую студентам внушали идеологию экстремистской направленности. 190 семинарий  получают финансирование из-за рубежа,  из них — 147 медресе функционируют в Панджабе вне контроля со стороны провинциальных и центральных властей.

Преследование лиц, принадлежащих к запрещенным организациям,  которые работают под прикрытием религиозных или сепаратистских организаций, в Пакистане — область работы  военных спецслужб. Все запрещенные группировки действуют при материальной поддержке и с целью подстрекательства к совершению преступления, в том числе против военнослужащих пакистанской армии.

Армейское руководство настаивало, что военная операция проводится согласно  соглашению, подготовленному еще в январе 2015 г. центральным правительством при согласии всех политических и религиозных партий,  которые согласились предпринимать меры против всех террористических групп и во всех провинциях страны, включая Панджаб.

Власти провинции и  сам премьер были в растерянности.   Наваз Шариф отменил визит в Вашингтон для участия в Саммите по ядерной безопасности; как писали местные СМИ, якобы в знак солидарности с жертвами в Лахоре. Но основная причина — ситуации в провинции,  контроль над которой клан Шарифов боится потерять.

Решение о развертывании подразделений рейнджеров представляет огромный риск для партии ПМЛ Н. В случае  выяснения  военными какого-либо проступка (например, коррупционного дела) со стороны руководящего состава, имидж правящей политической партии будет подорван, что негативно скажется на избирательной кампании 2018 г.     Члены партии Шарифов знакомы с результатами военной кампании в провинции Синд.  Рейнджеры без сомнения вернули мир в Карачи, но судебные дела против ряда лидеров  Пакистанской народной партии (ПНП) по обвинению в коррупции или простое освещение в СМИ подобных обвинений, подрывает имидж ПНП.

Военная операция в Панджабе, несмотря на  успехи, достигнутые в борьбе с экстремистскими элементами,  осложнила  отношения между  гражданскими властями и генералитетом.  Зачастую гражданские правительства не решаются предпринять решительные действия против экстремистских группировок, действующих в  Панджабе или в других провинциях. Но, как заявили в армейском руководстве, проведение военной операции не означает, что ответственность гражданского правительства закончилась.

40.69MB | MySQL:66 | 0,915sec