Что стоит за назначением нового премьер-министра Туниса

Новый премьер-министр Туниса Юсеф Шахид является самым молодым руководителем кабинета министров за всю историю страны, ему исполнилось только сорок лет. Его кандидатура получила ожидаемый вотум доверия в парламенте страны 20 августа с.г., что явилось в общем-то ожидаемым итогом всей интриги по смещению бывшего премьера Хабиба эс-Сида, который примерно три месяца героически сопротивлялся попыткам президента страны Б.К.эс-Себси отправить его в отставку.  Вотум поддержали 167 членов парламента из 217. Ю.Шахид при этом позиционируется как ярко выраженный технократ, далекий от влияния различных кланов и способный вывести экономику Туниса из стагнации. В принципе мы имеем перед собой очередной миф о равноудаленном политике, который просто в силу даже своей молодости не обладает достаточно мощным влиянием для того, чтобы осуществлять болезненные реформы. Говорят о его якобы имеющихся контактах с представителями семьи прежнего президента Бен Али, а вернее с его супругой, и бизнес-элитой именно того периода времени развития Туниса. Это де будет означать начало возвращения в страну выведенных после «жасминовой революции» капиталов. Это соответствует действительности только отчасти, и выбор нового премьера не обусловлен исключительно именно этим фактом. Бывший премьер также был связан со «старой гвардией» и пользовался поддержкой могущественных кланов побережья, в частности Сусы. А последние всегда и при всех режимах являлись оплотом экономики страны. Кстати, именно этот факт и позволил прежнему премьеру так сравнительно долго сопротивляться прессингу президента и в конечном счете именно этот факт и стал причиной его отставки. Он был независим и в отличие от молодого Ю.Шахида замыкался не только на президента, но и на серьезных людей в тунисском бизнесе. А это означало для президента страны Б.эс-Себси только одно: премьер может опереться на эти силы в самый неподходящий момент передачи власти. В данном случае, как и в большинстве иных арабских стран, впереди всего идет власть, а уже потом заботы о хлебе насущном для населения. Иными словами, назначение «технократического правительства» является комбинацией, которая позволит передать власть на следующих президентских выборах сыну нынешнего президента Хафеду Саиду. Это основная задача на сегодня для 88-летнего Б.К.эс-Себси, который не отличается богатырским здоровьем.

Повторим. что корни истории с ротацией премьера не в провалах его экономической политики, а в том что президент и его сын начали чистку рядов своих сторонников из ближнего круга внутри уже партии «Призыв Туниса». Х.эс-Сид является доверенным человеком и креатурой бывшего руководителя личной канцелярии Б.К.эс-Себси Ридхи Бельхаджа, который покинул свой пост в феврале, а в мае соответственно был отстранен и от руководства политическим комитетом «Призыва Туниса» что окончательно оформило его политическую опалу. Тогда же в мае был уволен и еще один его сторонник Р.Бельхаджа руководитель фракции правящей партии в парламенте Мухамед Фадель Бен Омран. Вся их вина заключалась в том, что они имели свои собственные виды на преемника нынешнего президента и это был точно не его сын. Таким образом, премьер оставался единственным представителем «группы Бельхаджа» в органах исполнительной и партийной власти. Теперь это несоответствие устранено окончательно. При этом три основных министра прежнего правительства сохранили свои посты. Это министр внутренних дел Хаджи Маджуб, министр иностранных дел Х.Джинауи и министр обороны Ф.Хоршани. Это личные ставленники президента, которые не разделяли убеждения своего бывшего руководителя  в отношении будущего лидера Туниса. Остальные министерские посты в принципе также разделены с учетом веса тех или иных кланов и партий. Часть из них достанется мелким партиям, таким как Массар, например. Таким образом президент Туниса пытается набрать критическую массу депутатских голосов для того, чтобы обеспечить вотум доверия правительству при любых раскладах. Этим не очень довольны, по данным американских экспертов, лидеры двух основных партий-тяжеловесов в лице председателя партии «Афак Тунис»Я.Брахими и исламистской «Ан-Нахды» Р.Ганнуши. Не совсем согласимся с этим выводом. Что касается Я.Брахими, то Б.К.эс-Себси использовал его в качестве тарана по смещению Х.эс-Сида. Р.Ганнуши вообще был основным участником всей этой комбинации по передачи власти президентскому сыну. Взамен на поддержку его кандидатуры Р.Ганнуши получил гарантии от Б.К.эс-Себси о достойном представительстве своей партии в новом кабинете министров. И этот договор будет соблюдаться неукоснительно, поскольку партия «Ан-Нахда» является основным поставщиком голосов в поддержку сына президента. Без них в этом голосовании обойтись будет невозможно. Так что Р.Ганнуши получит то, что он просит однозначно. Это могут быть и не министерские посты. а посты статс-секретарей, например. С Я.Брахими также скорее всего уже сговорились. 26 августа состоялась его встреча с новым премьером, и все основные противоречия. по нашим данным, были устранены. Примерно также к общему удовольствию был достигнут и компромисс с основными профсоюзами страны.  Иными словами, комбинация  «наследник» продолжает осуществляться успешно.  Исходя из этого, можно констатировать, что в основе новой ротации в кабинете министров лежит опять же главный вопрос о престолонаследии, но никак не экономические резоны. Рискнем предположить, что в случае каких-либо форс-мажорных обстоятельств (например, внезапной кончины того же Б.К.эс-Себси или резкого обострения экономической ситуации в стране) возможны и корректировки нынешнего пасьянса. Однозначно только то, что в страну начинают постепенно возвращаться капиталы прежней элиты. Но  возвращение капиталов автоматически означает и возвращение ее во власть в том или ином виде. Вполне предсказуемо для очередного этапа «жасминовой революции».

61.59MB | MySQL:109 | 0,498sec