Пакистан стремится вступить в Группу ядерных поставщиков

В последнее время аналитики и эксперты в области ядерного нераспространения много внимания уделяют перспективам вступления Исламской Республики Пакистан в Группу ядерных поставщиков (ГЯП), по вопросу вступлении в которую Исламабад недавно обратился с заявкой. При этом следует отметить, что сделал это он вслед за Индией, которая ранее также обратилась с заявкой о вступлении в эту элитную группу, в которую входят все официальные ядерный державы по Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), и которая является одним из действенных работающих механизмов международного режима нераспространения ядерного оружия. Членство в ГЯП дает возможность какому-либо государству потенциальный доступ к ядерной технологии и ядерному топливу, что особенно важно в контексте мирного использования атомной энергии этим государством в целях развития его атомной энергетики. Надо также сказать, что аналитики и эксперты в области ядерного нераспространения сегодня активно обсуждают перспективы возможного членства Индии в ГЯП как продолжения процесса, начатого в 2005 году заключением индийско-американской т.н. «ядерной сделки», которая была кодифицирована в 2008 г., а вот тот факт, что Пакистан также стремится вступить в ГЯП вслед за Индией, известен только узкому кругу специалистов в области ядерного нераспространения. Причем, подав заявку на членство в ГЯП Исламабад, остался верен своим традиционным принципам «зеркального отражения» действий Нью-Дели в ядерной области – так же, как это было в мае 1998 г., когда Пакистан вслед за Индией осуществил серию ядерных испытаний, став, таким образом, как и Индия, де-факто ядерной державой.

Учитывая эти обстоятельства для российского экспертного сообщества представляет интерес пакистанский взгляд на проблему вступления страны в ГЯП, и те преимущества, которые по мнению пакистанских аналитиков, дало бы членство в ГЯП Пакистану.

Рассуждая о возможном членстве Пакистана в ГЯП, пакистанские аналитики приводят следующие доводы в пользу его принятия в эту престижную организацию. Они указывают, что Пакистан в течение более, чем 40 лет ( а точнее с 1972 г., когда была запущена в эксплуатацию АЭС в Карачи – первая коммерческая атомная станция в стране) эксплуатирует «безопасные АЭС, находящиеся под гарантиями МАГАТЭ» — несмотря на то обстоятельство, что основные поставщики атомных энергетических реакторов, за исключением Китая, прекратили поставлять их Исламабаду, а нынешняя доля электроэнергии, производимой на АЭС в Пакистане, составляет всего 4.3% или 2200 MВт в общем объеме электроэнергии, производимой в стране. При наличии острой нехватки электроэнергии, с которой сталкивается страна в настоящее время, Пакистан, указывают далее эти эксперты, имеет амбициозные планы по увеличению производства электроэнергии на своих АЭС, как это записано в т.н. «Видении ядерного будущего страны до 2050 г.» (Nuclear Vision 2050), согласно которому страна планирует увеличить производство электроэнергии на АЭС до общего объема в 40 000 МВт. И до сих пор, отмечают эти эксперты, все АЭС в Пакистане эксплуатируются, будучи поставленными под гарантии МАГАТЭ, а в целом страна «остается преданной идее синергии своих усилий с международными картелями ядерных поставщиков» для   того, чтобы поставить  на службу Пакистану этот огромный, — по мнению этих экспертов, — потенциал». «Однако, без доступа в ГЯП, — отмечают они далее, — этот процесс становится очень трудным».

Тот факт, что Пакистан не является участником ДНЯО, — рассуждают далее пакистанские эксперты, — является причиной исключения страны из этого престижного клуба ядерных поставщиков. Однако пакистанские эксперты отмечают, что этот аргумент противников членства страны в ГЯП не принимает во внимание недавнее «проталкивание» одностороннего вступления в ГЯП Индии, особенно стараются сделать это США, которые в 2008 г. предоставили Нью-Дели т.н. отказ (waiver) от соблюдения ею положений американского Закона об ядерном нерапространении 1978 г., для того, чтобы, как считают пакистанские эксперты, «все равно обойти принципы режима ядерного нераспространения». Также, по мнению пакистанских аналитиков, не принимается во внимание тот факт, что в целях поддержания «самого духа этого режима», а также подтверждения обязательства Пакистана по соблюдению его принципов, страна (еще в июне 1998 г., сразу после ядерных испытаний- прим. автора) предложила Индии соблюдать т.н. «режим стратегического сдерживания» (Strategic  Restraint Regime), также, как и двусторонний мораторий на ядерные испытания, «и оба этих предложения были встречены молчанием».

По мнению пакистанских экспертов, одной из целей создания ГЯП было вовлечение в режим ядерного нераспространения стран, которые имели развитую ядерную промышленность, но не являлись участниками ДНЯО. У Пакистана имеется развитая ядерная программа, и она существует, по крайней мере, в течение четырех десятилетий. Эта программа имеет опыт, экспертные знания и все возможные письменные гарантии, а также обширный неохваченный рыночный потенциал, в дополнение к  людским ресурсам, инфраструктуре и мощностям, необходимых для того, чтобы осуществлять поставки ядерного оборудования и технологии, контроль за которыми осуществляет ГЯП. Несмотря на то, что Пакистан не является подписантом ДНЯО, «он обладает всеми необходимыми качествами для того, чтобы представлять собой неоценимое дополнение к другим участникам ГЯП». «Пакистан, — по мнению этих экспертов, — не только обладает потенциалом стать получателем, но также и потенциалом стать поставщиком полного спектра ядерной технологии для мирных целей». И,  как далее констатируют эти аналитики, — Пакистан, в отличие от другого кандидата на членство в ГЯП – Индии, также не получил выгод от применения к нему «исключительного отказа от соблюдения положений американского закона о ядерном нераспространении», и он также представляет важный новый ядерный рынок для стран- членов ГЯП.

Таким образом, — рассуждают далее пакистанские эксперты, — заявка Пакистана на членство в ГЯП покоится на твердой основе технического опыта, потенциала и четко установленных и вписанных в законодательство страны принципах неукоснительного соблюдения ядерной физической безопасности и ядерной безопасности, а также большого потенциала для существенного роста производства ядерной энергии в мирных целях. Эти аналитики также отмечают, что в настоящее время страна обладает потенциальным ядерным рынком, который больше, чем аналогичные рынки Великобритании, Франции и Германии, вместе взятые(!).

Далее, по мнению пакистанских экспертов, есть  обстоятельство, которое часто не принимается во внимание, а именно то, что в то время, как многие эксперты в области ядерного нераспространения, обсуждают вопрос о членстве в ГЯП с технической, юридической и процедурной точек зрения, они, может быть невольно, принижают политический аспект, который остается доминирующем фактором в формировании политики ключевых членов ГЯП. Проще говоря, отмечают пакистанские эксперты, в течение последних нескольких лет политические и экономические интересы этих членов ГЯП уже повлияли на решения и политику в гораздо большем масштабе, чем технические, юридические и процедурные руководящие принципы (имеются в виду т.н. «Руководящие принципы ГЯП» — основной юридический документ, принятый к исполнению всеми членами ГЯП – прим. автора). Если бы не такое положение дел, отмечают далее эти аналитики, то мы не были бы свидетелями американо-индийской ядерной сделки и последующего отказа для Нью-Дели от распространения на него действия американского Закона об ядерном нераспространении 1978 г.

Также, если бы не вышеописанные обстоятельства, рассуждают пакистанские эксперты, то не было бы такой непропорциональной поддержки одностороннего вступления Индии в эту престижную группу, несмотря на тот факт, что эта страна не смогла выполнить значительное число своих обязательств, которые были предварительными условиями для вывода Индии из под действия Закона о ядерном нераспространении, включая и обязательство о разделении ее гражданских и военных ядерных установок, что вызывает тревогу. Геополитические и геоэкономические цели продолжают в этой связи создавать пространство для использования лазеек в положениях ДНЯО и Руководящих принципах ГЯП. Что же касается Пакистана, рассуждают эксперты, то страну продолжают оттеснять в сторону от его заявки на вступление в ГЯП и не давать ему возможности вступить в эту группу.

Также сегодня важно помнить и о том, рассуждают далее пакистанские эксперты, что режим ядерного нераспространения и различные многосторонние соглашения и договоры, работающие под его зонтиком сталкиваются со многими вызовами, в центре которых находится их отношения с государствами де-факто, обладающими ядерным оружием (ЯОГ) – такими как Пакистан и Индия, и вопрос состоит в том, как их инкорпорировать в основные направления ядерного нераспространения, без нарушения целей и принципов режима ДНЯО.

Пакистанские эксперты далее отмечают, что при наличии этих вызовов режиму ДНЯО, вопрос, который стоит на повестке дня, состоит в том, имеются ли какие-либо «альтернативные», прагматичные подходы к проблеме членства в ГЯП государств, не подписавших ДНЯО, и каким образом они будут применяться? Будет ли международное сообщество наблюдать продолжение «исключительного» подхода к этим государствам (имеется в виду, конечно же, Индия – прим. автора), или  заявки этих государств будут проверяться  на предмет единичного критерия в общепринятой форме, особенно тогда, когда  дискриминационные подходы к этим государствам (имеется в виду Пакистан – прим. автора) основываются не только на осложненными региональными дисбалансами сил (и озабоченностями Пакистана в области безопасности), но также они, по мнению пакистанских экспертов, подрывают основополагающие принципы режима ядерного нераспространения?

В заключение пакистанские эксперты отмечают, что Пакистан в настоящее время сталкивается  с самым жесточайшим энергетическим кризисом в своей истории, который ограничивает его возможности реализовывать различные программы социально-экономического и промышленного развития, несмотря на тот факт, что он является особо ответственной ядерной державой.  Гражданская ядерная программа страны, отмечают эти аналитики, выходит за рамки сферы энергетики и включает в себя такие области применения атомной энергии, как диагностирование и лечение раковых заболеваний, сельское хозяйство, сохранение и консервацию пищевых продуктов, а также среди других областей и распределение водных ресурсов. Пакистан, отмечают эти эксперты, также внес свой скромный вклад в деятельность МАГАТЭ путем передачи своего опыта и предоставлении услуг экспертов в разнообразных технических областях, таких, как ядерная радиация, транспортная безопасность и безопасность отходов производства, ядерная безопасность, применение ядерных технологий в сельском хозяйстве, медицине, промышленности и ядерной энергетике.

Самым наглядным примером этого, пишут далее пакистанские эксперты, является то, что в настоящее время 18 медицинских клиник ядерной медицины и онкологии работают под эгидой Пакистанской Комиссии по атомной энергии (КАЭП), которые являются источником облегчения страданий не только для народа Пакистана, но также и для жителей из других беднейших или подверженных вооруженным конфликтам частей этого региона, несмотря на их растущий недостаток мощностей.

Однако, подводят итог своим рассуждениям пакистанские эксперты, все дисбалансы могут быть исправлены, и Пакистан надеется, что государства – члены ГЯП рассмотрят все эти факторы.

На наш взгляд, в прогнозном плане, заявка Пакистана на членство в ГЯП вряд ли будет удовлетворена в ближайшее время, поскольку в ходе многочисленных дискуссий о его вступлении в эту престижную группу некоторые государства- члены ГЯП постоянно поднимают вопрос о «плохом послужном списке страны в деле ядерного распространения» (имеется в виду функционирование в 1990-х – начале 2000-х годов т.н. «подпольной сети нелегального ядерного трафика д-ра Абдул Кадир Хана – «отца пакистанской бомбы», поставлявшей чувствительное ядерное оборудование и технологию в такие «проблемные»  с точки зрения режима ядерного нераспространения страны, как Иран, Ливия и Северная Корея – прим. автора), что осложняет перспективы Исламабада на вступление в ГЯП уже в ближайшее время. Конечно, Пакистан в своем стремлении вступить в ГЯП пользуется поддержкой своего «всепогодного друга и союзника» — КНР, которая пока возражает против вступления Индии в этот элитный клуб ядерных поставщиков. Кроме того, шансы Исламабада на вступление в ГЯП значительно повысились бы, если бы он получил поддержку со стороны своего сложного стратегического партнера – Вашингтона, но США пока отчетливо поддерживают Индию в этом вопросе. Мотивы рассуждений пакистанских экспертов и их ссылки на «дискриминацию» Пакистана при рассмотрении его заявки на вступление в ГЯП понятны и объяснимы – Исламабад отчетливо демонстрирует, что он хочет такого же отношения к себе со стороны ГЯП и международного сообщества, как и Индия, но на наш взгляд, вступить в эту группу больше шансов имеет Нью-Дели. Возможно,  хорошим дипломатическим решением было бы одновременное принятие этих двух стран –антагонистов в регионе Южная Азия в ГЯП, но тут все дело обстоит в деталях – Вашингтону крайне важно как можно быстрее протолкнуть решение о вступлении Индии в эту группу, учитывая его геополитическое стремление к сближению с Нью-Дели на антикитайской основе ( имеется в виду недопущения усиления роли КНР в регионе и в мире в целом – прим. автора), а также для окончательного закрепления юридического статуса американо-индийской ядерной сделки 2005-2008 гг. Что же касается Пакистана, то сейчас состояние американо–пакистанских отношений непростое – они в очередной раз испытываются на прочность, причем Белый дом обвиняет Пакистан в том, что он «недостаточно активен в борьбе с международным терроризмом». В этой связи некоторые американские аналитики указывают Пакистану и на «тревожное положение дел» в области ядерной безопасности в стране в силу той же угрозы исламистских радикальных террористических группировок, в том числе и т.н. «Исламского государства» (запрещенной в РФ), боевики которого уже действуют на территории этого государства.

В целом, на наш взгляд можно сделать вывод от том, что перспектива вступления Исламской Республики Пакистан в ГЯП пока откладывается до решения вопроса о вступлении в эту группу Индии.

При написании данной статьи автор использовал материалы статьи пакистанского автора Sehar Kamran, President of the Centre for Pakistan and Gulf Studies (CPGS) and Member Senate Standing Committees on Defenсe, Defence Production, Human Rights & Federal Education and Professional Training, опубликованной в пакистанской газете The Nation 14 сентября 2016 г.

28.18MB | MySQL:67 | 0,816sec