Что стоит за ливийской «нефтяной» войной

С начала сентября боевые действия в Ливии после тяжелых боев за Сирт против «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России)) переместились на объекты нефтедобывающей и транспортной отрасли.

В течение 11 – 13 сентября генерал Х.Хафтар взял под контроль четыре порта (Сидр, Рас-Лануф, Брега и Зувейтина), что отчасти привело к росту нефтяных котировок.

Речь в первую очередь идет о защищавших их милицейских (ополченческих) формированиях Киренаики, включая одну из «армий Тобрука» и подразделений т.н. «нефтяной гвардии» Ибрагима аль-Джадрана, пытавшихся оборонять их от формирований прежде поддерживаемого Западом генерала Х.Хафтара. Однако в течение считанных дней основные объекты оказались в руках последнего, а попытки их возвращения оказались неудачными.

Между тем, говорить о безусловном закреплении положения в таком виде и безусловном триумфе не приходится. Ситуацию в настоящее время можно оценить как «противоречивую», поскольку сообщается о быстром калейдоскопическом изменении хода боевых действий, включая круг участников событий.

Это вызвало, мягко говоря, неоднозначную реакцию мирового сообщества, включая Брюссель и Вашингтон. В ответ на действия Х.Хафтара США, Великобритания, Германия, Франция, Италия и Испания осудили его действия и призвали к немедленному выводу его войск. Специальный посланник ООН по Ливии Мартин Коблер заявил, что в результате «свирепого удара  (Х.Хафтара-авт.) западные столицы сталкиваются с новой ситуацией».

Примечательно, что попытка энергетического передела в Ливии произошла в тот момент, когда стороны еще не успели закончить анонсированный еще в июле с.г. разгром местных сторонников ИГ в Сирте.

Несмотря на поддержку авиации США, Франции и Египта, противостоящие ИГ формирования, включая бригаду из Мисураты, вступили в город, заняли часть его кварталов, но застопорили наступление, потеряв в общей сложности около трех тысяч человек убитыми и ранеными, не считая пленных.

При этом удар Х.Хафтара, спутавший ливийские карты, последовал в тот самый момент, когда шла подготовка к итоговому штурму Сирта. И хотя это не сорвало его полностью, но привело к заметной отсрочке, что позволило ИГ укрепить свои позиции и лучше подготовиться к отражению атак.

Следует заметить, что эта наступление Х.Хафтара вызвало удивление за рубежом, поскольку Президентский совет в Триполи за считанные дни до произошедшего открыто одобрил запуск нового диалога в стране, приуроченного к ожидаемому разгрому ИГ и направленному на разрядку нового витка кризиса, способного, как заметили его представители, «ввергнуть Ливию в новую гражданскую войну».

Что касается самих участников нового конфликта, то, опять-таки, убедительных данных в обстановке быстрой смены событий относительно того, «кто стоит за чьей спиной», нет.

Также неясна до конца ситуация с отношениями Ибрагима аль-Джадрана с Триполи, Мисуратой и Западом. По имеющимся, но весьма противоречивым данным, он мог получить оттуда полноценную поддержку, чтобы, например, ослабить влияние Бенгази. Однако пока это лишь предположение, поскольку реакция первых двух была достаточно вялой, а последнего ограничилась, по сути, лишь критикой действий Х.Хафтара.

Про самого И.аль-Джадрана известно, что он накопил состояние, продавая по заниженным ценам сырую нефть на «черном» рынке, в частности, якобы, израильским посредникам в Канаде.

Его контроль над значительной частью ливийской добычи нефти позволил ему умножить соответствующим образом влияние в Киренаике. В частности, он и его клан использовали это влияние, чтобы навязать свой проект автономии для Киренаики, в которой И.аль-Джадран мечтал стать лидером.

Однако действия генерала Х.Хафтара способны положить этому конец, поскольку без нефти И.аль-Джадран теряет свое влияние и остается в классической роли «атамана, у которого грошей нема».

Ситуацию усугубляет фрагментарность участников передела, ранее искусственно поддерживаемую извне. Примечательно и то, что попытка концентрации в одних руках нефтедобывающих и нефтетранспортных объектов вызвала негодование в первую очередь тех, кто является потребителем ливийской нефти – европейских стран.

Их руководство на словах озабочено тем, что действия Х.Хафтара якобы «угрожают сорвать усилия мирового сообщества по созданию безопасности и усиливают национальную угрозу стране».

Якобы в результате Ливия может лишиться денежных поступлений, хотя сам генерал открыто заявил, что, «исходя из общих интересов страны, все захваченные его бойцами объекты будут в самое ближайшее время переданы под управление Национальной нефтяной компании».

В то же время, Х.Хафтар назначил новую руководство по охране портов, которое фактически, возглавил главнокомандующий армией.

Однако создается впечатление, что далеко не все на Западе рады тому, что при установлении единой власти над ливийскими стратегическими объектами те же европейские потребители получают больше шансов на гарантированные бесперебойные поставки ливийских энергоресурсов.

Судя по всему, истинная причина европейского беспокойства обусловлена тем, что с объединением энергетической отрасли страны в одних руках нефтяные спекулянты уже не будут получать нефть по бросовым ценам, как это было, когда ей торговал И.аль-Джадран.

Впрочем, с вопросом поддержки Х.Хафтара также может быть не все однозначно.

О чем, к примеру, свидетельствует многозначительное заявление, сделанное генеральным директором ливийской Национальной нефтяной компании (ННК) Мустафой Саналла за неделю до наступления Х.Хафтара на объекты энергоотрасли страны. По его словам, «восстановление единой системы экспорта является неизбежным делом ближайшего времени».

И, несмотря на отовсюду доносящуюся критику наступления Х.Хафтара, сомнительно, чтобы он вдруг решился на рискованные действия, да еще в столь щекотливом вопросе самостоятельно, без получения одобрения Запада.

Так, буквально в течение нескольких дней Вашингтон также продемонстрировал неоднозначность позиции по данному вопросу. Например, специальный посланник США в Ливии Джонатан Винер «вдруг» сообщил, что он «поддерживает ожидаемое возобновление экспорта нефти, так как продажи будут осуществляться по счетам ливийского Центрального банка» (то есть пойдут не в карман генералу Х.Хафтару, а в казну) и «призывает к переговорам с Хафтаром, чтобы найти решение кризиса в рамках ливийского общего соглашения о примирении».

Кроме того, также открыто высказался в поддержку действий Х.Хафтара Египет. Ссылаясь на позицию России и Китая в Совете Безопасности ООН, Каир выступил решительно против «любого осуждения действий Хафтара», причем министр иностранных дел Египта Самех Шукри выразил «полную поддержку Египта на действия ливийской армии для поддержания безопасности и стабильности страны и защиты ее нефтяных богатств».

Впрочем, пока еще слишком много «белых пятен» в ливийской политической мозаике, чтобы давать долгосрочные прогнозы относительно развития ситуации. Сам Х.Хафтар, судя по всему, не против примерить на себя «лавры Каддафи» как объединителя страны, что явно невыгодно ряду западных стран.

Также нельзя хоронить и местный филиал ИГ. Как наглядно показывает ситуация, противостоящие ему силы видят друг в друге больших противников, чем в поборниках идей Абу Бакра аль-Багдади.

39.62MB | MySQL:93 | 0,926sec