Выступление наследного принца КСА Мухаммеда бен Наефа на LXXI сессии Генеральной Ассамблеи ООН

21 сентября 2016 г. представлявший Саудовскую Аравию на LXXI сессии Генеральной Ассамблеи ООН наследный принц, первый заместитель председателя Совета министров и министр внутренних дел Мухаммед бен Наеф выступил с изложением основных направлений внешней политики своей страны. Спустя несколько дней текст его выступления на языке оригинала был распространен Постоянным представительством королевства.

Обращаясь в начале своего выступления к генеральному секретарю ООН Пан Ги Муну, второй человек в иерархии саудовской власти подчеркивал: «Правительство Королевства Саудовская Аравия полно решимости предоставить любую помощь и поддержать Организацию Объединенных Наций с тем, чтобы она и далее действовала в направлении реализации тех целей и принципов, которые содержатся в ее Уставе, ради укрепления безопасности, стабильности и процветания нашего мира». Речь шла об отражении «кампаний ненависти, нетерпимости, конфессионализма, вмешательство во внутренние дела и угрозе миру и международной безопасности». Выражая точку зрения своей страны, принц подчеркивал, что ООН находится на этапе бифуркации ‒ либо мы предпримем коллективные усилия, отвечающие уровню вызовов и катастроф, с которыми сталкивается мир, либо в анналы истории будет вписана наша неспособность … прекратить порочный круг противостояния и угрозы будущим поколениям». Естественно, что эти положения были подтверждены примерами, свидетельствующими, по мнению саудовского политического истеблишмента, об их верности.

Первым таким примером не мог не стать «палестинский вопрос» в его качестве «вызова, с которым ООН столкнулась уже в момент ее рождения», на протяжении всей истории своего развития сопровождавшегося бесконечными «нарушениями международного права со стороны Израиля». Для Мухаммеда бен Наефа было очевидно, что «решение этой хронической проблемы» невозможно «без учета законных прав палестинского вопроса, прекращения израильской оккупации» на основе резолюций ООН и «арабской мирной инициативы, предусматривающей установление всеобъемлющего, справедливого и постоянного мира». Отталкиваясь от обычной для Эр-Рияда постановки вопроса, наследный принц не мог не говорить о том, что прекращение палестино-израильской конфронтации требует «отказа Израиля от поселенческой активности, недопущения искажения им мусульманской и христианской идентичности Восточного Иерусалима (Аль-Кудс Аш-Шариф) и насилия, проводимого в отношении палестинского народа».

В списке примеров «сирийский вопрос» занимал второе место. Как подчеркивал наследный принц, «международное сообщество все еще не способно принять решительные меры для спасения сирийского народа от используемого режимом Башара Асада инструмента убийства, разрушения и депортации». В Сирии происходит «самая страшная в современной истории человечества гуманитарная катастрофа». По словам Мухаммеда бен Наефа, «Королевство Саудовская Аравия содействовала позитивному поиску политического решения, направленного на обеспечение политического транзита на основе Заявления Женева-1 и поддержку умеренной сирийской оппозиции в соответствии с Венскими протоколами и резолюции Совета Безопасности № 2254». Королевство, заявлял он, «поддержало усилия Стафана де Мистуры», оставаясь на позициях всеобъемлющего выполнения всех достигнутых соглашений по сирийскому вопросу.

Касаясь третьего вопроса списка примеров, доказывающих все еще сохраняющуюся неэффективность действий ООН, Мухаммед бен Наеф говорил о Йемене: «Королевство Саудовская Аравия вместе со своими братьями по Совету сотрудничества арабских государств Залива предприняло усилия, направленные на решение кризиса в Йеменской Республике на основе получившей международное признание “инициативы стран Залива” и предоставив этой стране финансовую помощь в размере трех млрд долларов на поддержку ее экономики. Однако переворот, осуществленный хоуситами и их союзниками, разрушил надежды йеменского народа и стал угрозой безопасности и стабильности Йемена». Детализируя саудовский подход по Йемену, наследный принц подчеркивал, что его страна «в полной мере поддерживает усилия международного представителя Исмаила ульд Шейха Ахмеда», как и продолжает оказывать Йемену гуманитарную помощь, общий объем которой превысил 470 млн долларов. Эта помощь, по его словам, распределяется среди жителей всех йеменских регионов, включая и те, которые находятся под контролем хоуситов.

«Постоянные провокации Ирана» ‒ важный раздел выступления Мухаммеда бен Наефа в Нью-Йорке. Речь шла о стремлении Тегерана «подорвать стабильность региона, вмешиваться во внутренние дела соседних стран, поддержке военизированных формирований и террористических банд, действующих в Бахрейне, Кувейте, Йемене, Ираке, Сирии и Ливане». Иран содействовал и «подъему конфессиональной риторики в арабском регионе и мусульманском мире, стремясь углубить противоречия и межконфессиональную рознь». Требуя от Ирана «прекратить курс на конфессиональное разделение (мира ислама ‒ Г.К.)», «правительство Королевства Саудовская Аравия, — считал нужным заявить наследный принц, — рассчитывает на то, что Иран перейдет к созиданию позитивных отношений с соседями, основанных на добрососедстве и невмешательстве во внутренние дела». Однако, по его словам, «это станет возможно только тогда, когда иранское правительство пересмотрит свою политику в отношении соседей по региону и членов международного сообщества таким образом, чтобы эта политика служила интересам безопасности и стабильности для всех».

Как считали в Эр-Рияде, вопрос об (уже принятом) Сенатом и Палатой представителей американского Конгресса законе «Правосудие против спонсоров террористического акта (JASTA)» также связан с неэффективностью деятельности ООН. Как подчеркивал Мухаммед бен Наеф, «Королевство Саудовская Аравия всегда призывает уважать национальный суверенитет государств-членов [ООН] и подчеркивает, что конституционные органы всех государств должны воздерживаться от принятия каких-либо мер, связанных с нанесением ущерба суверенному национальному иммунитету других государств». В этом контексте, по его словам, «инициатива JASTA, предпринятая американским Конгрессом, представляет собой опасную угрозу суверенным правам [других государств] и открытым нарушением международного права».

Конечно же, вопрос о терроризме присутствовал в выступлении принца Мухаммеда бен Наефа на LXXI сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Однако он был поставлен под углом зрения необходимости «всеобъемлющего идейного противостояния» этому явлению, когда второй человек саудовского политического истеблишмента ссылался на выпущенные Советом высших улемов фетвы, запрещающие поездки в страны, где происходят боевые действия, и рассматривающие эти поездки как «преступление». Речь шла также и о применяемой религиозными фанатиками практике «отлучения от религии ‒ ат-такфир», также осужденной саудовским Советом высших улемов. По мнению наследного принца, «идейные и религиозные инстанции и институты других стран должны действовать в том же направлении, противостоя идеологии терроризма и нетерпимости».

Одной из проблем современного международного сообщества стал и «вопрос беженцев». Принц Мухаммед бен Наеф считал необходимым подчеркнуть в этой связи, что «правительство Королевства Саудовская Аравия выполнит все взятые им обязательства, связанные с этой растущей катастрофой, оказывая помощь странам-реципиентам». Со своей стороны, Саудовская Аравия «уже приняла более 2,5 млн сирийских беженцев и 2 млн беженцев из Йемена, предоставив им необходимые для проживания документы, возможности трудиться, медицинскую помощь и необходимые образовательные услуги». Решая «вопрос беженцев», подчеркивал наследный принц, его страна «выступает против антигуманной и враждебной в отношении беженцев, в целом, и мусульман, в частности, риторики и действий».

Выступление принца Мухаммеда бен Наефа касалось, вместе с тем, и других вопросов, которые все еще, как считают в Эр-Рияде, стоят (в качестве далеких от своего решения) в повестке дня ООН. Это, во-первых, реализация старой саудовской идеи о превращении региона Ближнего Востока в зону, свободную от оружия массового поражения, когда необходим контроль МАГАТЭ над ядерными объектами Израиля, с одной стороны, а, с другой, «недопущение распространения ядерного оружия» в странах Персидского залива (не называя прямо Иран, наследный принц говорил об этом государстве). Впрочем, второй человек в саудовской властной иерархии высказал и обеспокоенность своей страны в связи с ядерной программой Северной Кореи. Во-вторых же, это задача обеспечения последовательного роста развивающихся государств. Отмечая это обстоятельство, наследный принц подчеркивал, что Саудовская Аравия в течение 1973-2014 гг. предоставила ста таким государствам «около 115 млрд долларов, что, по его словам, на 0,7% превышает общую совокупность оказываемой им помощи другими странами-донорами. Наконец, в-третьих, это вопрос о климатических изменениях, в решение которого Саудовская Аравия также вносит свой вклад.

Не приходится говорить, что принц Мухаммед бен Наеф, завершая свое выступление, выразил надежду на то, чтобы ООН играла более эффективную роль в решении проблем международного сообщества. Вместе с тем, по мнению Эр-Рияда, эта роль действительно станет эффективной, если «будут предприняты серьезные усилия, направленные на реформирование Организации, повышение значимости Совета Безопасности и Генеральной Ассамблеи». По словам наследного принца, Саудовская Аравия «вместе с другими государствами-членами готова придать новый импульс реформе с тем, чтобы Организация Объединенных Наций была бы на уровне устремлений XXI века и потребностей семьдесят первого года своего существования».

29.2MB | MySQL:67 | 0,925sec