Алжир – Катар: важный шаг в развитии отношений

Одним из самых значимых, хотя и практически незамеченных в арабском мире событий сентября 2016 г. стало подписание новых соглашений между Алжиром и Катаром о содействии последнего первому по опреснению морской воды в рамках реализации заключенного в 2014 г. меморандума о взаимопонимании и сотрудничестве.

От АНДР их подписал министр водных ресурсов и охраны окружающей среды Уали Абделькадер; с катарской стороны – посол в Алжире Абдельазиз Мухаммед ас-Салах Ибрагим бен Эссахлауи.

Они согласовали детали относительно содействия Дохи Алжиру в решении нарастающей проблемы дефицита пресной воды. АНДР, по мере неуклонного увеличения своего населения, нуждается в ее комплексном решении.

Катар, заметно продвинувшийся на данном направлении и успешно обеспечивающий опресненной водой нужды своего населения и промышленности, действительно способен помочь в этом Алжиру.

Впрочем, значение данного события не следует переоценивать – пока ни о каком конкретном проекте строительства заводов по опреснению морской воды с точно обозначенными цифрами инвестиций нет, хотя катарская сторона готова взять на себя финансовую сторону вопроса.

Кроме того, ожидаемая дороговизна опресненной воды автоматически отсечет значительную часть алжирцев от использования данного ресурса, хотя и позволит отчасти решить проблему водного дефицита для промышленных предприятий и электростанций.

Разумеется, гарантированно и на долгосрочную перспективу ее можно было решить, лишь начав использование колоссальных водных объемов, находящихся под сахарскими песками. Однако это требует инвестиций на сумму более 20 млрд долларов и в условиях прогрессирующего кризиса алжирское руководство не может себе позволить подобные траты.

Важно, что налаживание сотрудничества в этой важной для АНДР сфере автоматически повысит шансы Катара на получение более привилегированных позиций в стратегическом для Алжира секторе – энергетическом.

Необходимо напомнить, что сейчас стороны успешно реализуют проект в черной металлургии на сумму свыше 2.2 млрд долларов и соответствующий прорыв в решении алжирской водной проблемы действительно станет хорошим бонусом для развития связей и в нефтегазовой сфере.

Однако за прошедшие годы с момента подписания соответствующих соглашений стороны практически не сдвинулись с мертвой точки относительно их реализации, несмотря на то, что данные договоренности предусматривали оказание Алжиру самой широкой инвестиционно-технической помощи Катара, нацеленной на стабилизацию производства углеводородов в АНДР.

Для алжирского руководства это являлось фактически единственным на тот момент путем решения проблемы, связанной с надвигающейся катастрофой от неуклонного (с 2007 г.) сокращения экспорта на внешние рынки нефти и газа, что было обусловлено продолжающимся ростом населения страны.

Важность налаживания дальнейшего сотрудничества с Катаром имеет и важное международное значение. Следует заметить, что стабильно-враждебные отношения АНДР с Саудовской Аравией получили в 2015 – 16 гг. дальнейший импульс к ухудшению. Это произошло после демонстративного отказа алжирской стороны поддержать направленную против Ирана и проводников его влияния в Йемене идею создания «единой суннитской армии». В этих условиях Алжиру было крайне необходимо не допустить разворота против себя арабо-исламского мира, в котором Эр-Рияд имеет серьезное влияние.

Соответственно, налаживание дружественных, экономически и стратегически выгодных отношений с Катаром, соперничающим с Саудовской Аравией за влияние на Ближнем Востоке, «амортизирует» ее недовольство.

Это представляется важным для Алжира на среднесрочную перспективу, когда «сирийский вопрос» так или иначе решится в ту или иную сторону и когда активность аравийских монархий с высокой долей вероятности может быть обращена на Северную Африку и в том числе и на АНДР.

Что же касается перспектив роста влияния Катара в этой стране и опасений относительно «захвата» им алжирского газового рынка, говорить об этом пока явно не приходится. Судя по всему, руководство АНДР сохранит свою традиционную подозрительность и осторожность в плане сотрудничества в жизненной важной для него энергетической сфере и не допустит преобладания здесь какой-либо одной страны.

И некоторые его представители сыграли как пассивную, так и активную роли в недопущении «катарского триумфа». Несмотря на то, что тот же начальник штаба алжирских вооруженных сил генерал Ахмед Гаид Салах является весьма частым (и желанным) гостем в Катаре, он все же опасается, что, предоставив Дохе эксклюзивное право на энергетическом рынке, АНДР в итоге попадет в зависимость от нее, что нанесет сильный удар по суверенитету страны.

С другой стороны, активизации алжиро-катарских связей препятствовали и сами чиновники АНДР в условиях крайне непрозрачной работы громоздкой государственной машины страны, сильно затрудняющей на практике переход к реализации конкретных соглашений.

Они, как, впрочем, без сомнения патриотично настроенные генералы, препятствовали развитию двусторонних отношений и по причине стремления «выжать» из соглашений с Катаром по максимуму – то есть заставить катарцев дополнительно заплатить за них и заработать на этом.

Соответственно, местная бюрократия, как гражданская, так и военная, сыгравшая одну из решающих ролей в фактическом замораживании развития двусторонних отношений в энергетической сфере, по-прежнему является самым серьезным балластом и тормозом на пути развития Алжира.

В свою очередь, Катар также выражал желание на основании признания его стратегически важным для АНДР партнером получить права такового не только на бумаге, но и на практике.

В любом случае, сентябрьское соглашение подчеркивает два важных момента: стратегия Дохи в отношении Алжира, при которой она не форсирует развитие двусторонних связей и не пытается давить на него, опасаясь его «спугнуть», постепенно начинает давать плоды.

В свою очередь, алжирские лидеры, несмотря на свою подозрительность относительно «истинных» намерений Катара, также начинают «приоткрывать» ему дверь на свой рынок.

50.18MB | MySQL:89 | 0,887sec