Размышления после неформального совещания ОПЕК в Алжире. Часть 3

В Части 1 содержится обстоятельный анализ заявления генерального секретаря Организации стран – экспортеров нефти (ОПЕК), профильных министров и чиновников участников картеля, сделанные накануне и по итогам консультаций 28 сентября с.г. в Алжире. Были указаны три веские причины, по которым автор скептически отнесся к результату этого неформального совещания.

В Части 2 были названы еще три причины.

В заключительной части статьи приведены статистические данные различных профильных структур относительно цен на нефть, сланцевой индустрии, мнения различных аналитиков по поводу перспектив глобального нефтяного рынка после алжирских переговоров и в преддверии плановой министерской встречи ОПЕК в Вене, а также предложены важные выводы.

Пресс-служба Министерства энергетики России опубликовала комментарий главы ведомства А.В.Новака по итогам совещания ОПЕК.

«В рамках неформальных консультаций было принято очень важное решение. Впервые за последние  несколько лет страны сблизились в своих позициях и, по сути, вернулись к регулированию добычи на нефтяных рынках, что стало действительно позитивным сигналом», – отметил министр.

По его мнению, ситуация на рынке в дальнейшем будет во многом зависеть и от фундаментальных факторов (это баланс спроса и предложения) и от ситуации в отдельных странах. Тем не менее, считает А.В.Новак, решения, которые были приняты в Алжире, позволят снизить волатильность цен и участие спекулятивного фактора.

«Российская нефтяная отрасль адаптировалась к любым ценам, которые были  на рынке в течение этого года. Безусловно, важно иметь цены, которые позволяли бы инвестировать в разработку новых месторождений, чтобы избежать рисков резкого изменения ситуации в сторону дефицита предложения.  Цена в пределах 50–60 долларов  за баррель комфортна и будет удовлетворять одновременно интересы производителей и интересы потребителей», – заявил глава ведомства.

«Что касается сроков ограничения добычи, то сейчас также рассматриваются различные опции. Если бы решение принималось в начале года,  целесообразен был бы более длинный срок – до одного года. Сейчас могут оказаться оптимальными  варианты ограничения на срок около полугода, плюс-минус несколько месяцев», – заметил министр.

«Конечно, есть еще ряд деталей, которые страны-участницы ОПЕК должны доработать в течение октября–ноября. Итоговые предложения и будут рассмотрены странами, не входящими в ОПЕК, в том числе Россией», – отметил А.В.Новак.

При этом в течение ближайших двух месяцев Россия будет вести активные консультации с участниками картеля.

Примечательно, что в поддержку заморозки в начале сентября с.г. высказывался президент России В.В.Путин, заявивший, что такой шаг был бы правильным для мирового рынка. В.В.Путин отметил, что Россия поддержало бы заморозку производства «черного золота», позволив Ирану компенсировать свои позиции.

Аналитики одного из крупнейших в мире инвестиционных банков Goldman Sachs прогнозируют, что ограничение нефтедобычи ОПЕК может привести к росту стоимости нефти на 7–10 долларов за баррель в первой половине 2017 года.

Более того, аналитики банка считают, что четкое выполнение сделки картеля по заморозке приведет к ежесуточному снижению нефтедобычи в диапазоне от 480 до 980 тыс. баррелей в 2017 году.

Между тем Goldman Sachs сохранил свой прежний прогноз по рынку нефти на конец 2016 года и на 2017 год из-за того, что продолжается неопределенность, связанная с реализацией этого соглашения.

Справедливости ради напомним, что разговоры о том, что ведущие нефтедобывающие государства должны сократить производство сырья в целях стабилизации рынка и создания благоприятной ценовой конъюнктуры, ведутся с лета 2014 года, когда активно начали падать нефтяные котировки. За полгода цены на «черное золото» рухнули с отметки более 110 долларов до менее 50 долларов за баррель.

Когда ОПЕК заявляет о снижении квот на добычу нефти, котировки на сырьевом рынке сразу же резко увеличиваются. Цены растут, потому что трейдеры ожидают сокращения поставок и, соответственно, подорожания нефти. Так произошло и на этот раз: 29 сентября с.г. (после того как ОПЕК объявила о решении сократить квоты), стоимость сырья подскочила с 46 до 49 долларов. Однако мало кто из экспертов обратил внимание на то, что затем последовало небольшое падение.

Правда, затем цена на нефть марки Brent впервые с 8 сентября с.г. преодолела психологический рубеж в 50 долларов за баррель. После небольшого снижения ее стоимость возобновила уверенный рост, отыгрывая решение картеля об ограничении добычи.

Поскольку в России курс национальной валюты сильно зависит от цен на нефть, то решение ОПЕК привело к укреплению рубля. На торгах 28 сентября курс доллара опустился с 64 до 63 рублей, а евро подешевел с 71,9 до 70 рублей.

Как справедливо заметил аналитик по экономическом вопросам Н.аль-Джавабара из ОАЭ, эффект от прошедшей в Алжире встречи в части ее влияния на цены на нефть не будут долгосрочными, так как прошедшие переговоры была неформальными и консультативными.

Эксперт считает, что очень важна будущая министерская встреча ОПЕК в Вене, которая должна подтвердить итоги алжирского совещания и сделать их выполнение обязательным, чтобы дать сигнал мировому рынку нефти.

Тем не менее, считает аналитик, неуверенность в исполнении решений, принятых на встрече в Алжире, не умаляет ее значения: «В первый раз за последние два года, когда цены на нефть стали падать, ОПЕК смогла принять решение, направленное на снижение добычи, в первый раз участникам ОПЕК удалось договориться между собой по этому поводу, на это пошел даже Иран, и впервые Саудовская Аравия и Иран достигли соглашения между собой».

Одни эксперты считают, что цены на нефть растут в отсутствие фундаментальных оснований. Другие – полагают, что реакция рынка не такая сильная, как могла бы быть, и новости от ОПЕК не будут оказывать сильного влияния на котировки.

Так, нефтяной аналитик и глава энергетического агентства Petroleum World Э.Оэп призывает не переоценивать результаты алжирских консультаций. Он не отрицает, что цены на нефть могут временно подняться выше 50 долларов за баррель, но в конечном итоге слишком многое зависит от Эр-Рияда и Тегерана. Если они согласятся со своими квотами, соглашение будет работать и рынок стабилизируется, если нет – договор останется пустой бумажкой.

Иной позиции придерживается эксперт Raiffeisen Bank International В.Хофштэттер: «Главный прорыв состоит в том, что Саудовская Аравия готова сократить добычу, несмотря на послабления и даже возможность увеличения добычи для Ирана и для других стран. Это увеличивает шансы на окончательное положительное решение в ноябре».

Он считает, что даже если заседание ОПЕК в Вене все же провалится из-за непреодолимых разногласий, то все равно встреча в Алжире хотя бы на какое-то время повысит цены на нефть. Как следствие, нефтяная отрасль получит дополнительный доход.

В свою очередь, мексиканский аналитик Ф.Руис полагает, что результаты прошедших в Алжире переговоров поднимут нефтяные котировки на 2–3 доллара за баррель. По его мнению, встреча продемонстрировала, что участники рынка нефти все же способны координировать свои действия и проводить единую политику, чего не было уже много лет.

Автор полагает, что вскоре станет ясно – алжирские договоренности являются не такими прочными, как предполагал рынок, и ситуация будет отыграна назад, поэтому не стоит говорить о влиянии неформальных переговоров в Алжире на фундаментальные факторы формирования цен.

Дело в том, что объем предложения на глобальном рынке по-прежнему находится на отметках, близких к максимуму, а спрос не растет. Ряд аналитиков напомнили, что как только нефтяные котировки начинают приближаться к отметке свыше 50 за баррель, на рынке вспоминают об огромных запасах американской сланцевой нефти, что давит на цены.

В этой связи высказывается мнение, что долгосрочная динамика цен на нефть будет определяться поведением нефтяных компаний США. Они являются третьим важнейшим игроком на рынке, помимо ОПЕК и стран, не входящих картель (в том числе России).

Некоторое время назад, когда котировки на «черное золото» начали стремительное падание, нефтяной рынок снял американскую сланцевую область под названием Eagle Ford со счетов, сосредоточив свое внимание на более перспективном бассейне Permian. Однако, как оказалось, крест на Eagle Ford поставили слишком рано.

Недавние исследования Техасского университета геофизических исследований показали, что извлекаемые запасы этой области составляют 10 млрд баррелей нефти и более 1 трлн куб. м природного газа (при этом заявлено, что названные объемы экономически рентабельно добывать с учетом нынешних цен на углеводороды). Потенциальные же резервы бассейна достигают 230 млрд баррелей нефти и 13 трлн куб. м газа.

При этом добывающие компании, работающие здесь (Marathon Oil, Chesapeake Energy, Sanchez Energy), сумели значительно снизить производственные затраты благодаря новой тактике.

Например, Sanchez Energy начала сама производить работы, которые ранее отдавала на аутсорсинг. Компания занялась добычей песка и производством химикатов для операций гидроразрыва. Конечно, это потребовало дополнительных затрат на инфраструктуру, но в итоге стоимость данных продуктов и услуг оказалась ниже, и Sanchez Energy сэкономила немало средств.

Сейчас этот сектор обходится компании в 3,3 млн долларов в год, тогда как в 2014 году он стоил 8,8 млн долларов в год. Себестоимость барреля нефти упала до 45 долларов.

В свою очередь, Chesapeake Energy сосредоточилась на длине скважин гидроразрыва. Компания начала бурить сверхдлинные горизонтальные скважины, которые, разумеется, обходятся дороже, но приносят при этом гораздо больше нефти и газа. В итоге более длинные скважины по соотношению издержки/доход стали дешевле на 60%.

Таким образом, Eagle Ford еще может себя показать, несмотря на то, что в настоящее время там работают всего 23 буровых установки, тогда как в бассейне Permian – 201 единица. Мало кому известно, что на самом деле активность на месторождениях Eagle Ford настолько высока, что там столкнулись с проблемой переизбытка технических жидкостей под землей.

Даже с учетом всех проблем область Eagle Ford сдаваться совершенно не собирается и намерена развиваться дальше даже в случае, если цена на нефть в 50 долларов за баррель сохранится на годы.

На предпоследней неделе сентября с.г. компания Baker Hughes сообщила, что еще две нефтяные буровые установки прибавились к числу активных в США. По статистике, количество буровых в государстве непрерывно растет уже 13 недель подряд. Однако этот рост, откровенно говоря, не довел общее число нефтяных установок до сколько-нибудь впечатляющего масштаба – их и сейчас всего 418, вдвое меньше, чем перед началом кризиса.

Даже в прошлом году в том же месяце их было более 640. А газовых буровых в 2015 году было 105, а сейчас только 92.

В целом по миру за август с.г. количество нефтегазовых буровых установок увеличилось на 4,4%, или на 66 единиц, до 1547, отмечает Baker Hughes. А в годовом выражении число установок, между тем, снизилось на 679 единиц, что эквивалентно 30,5%.

Некоторые аналитики полагают, что американский сланцевый сектор понемногу начинает снова набирать силу. Даже такими темпами число нефтяных буровых перевалит к концу года далеко за 500 единиц. В Управлении энергетической информации полагают, что уже с 2018 года ежесуточная сланцевая нефтедобыча будет расти и к 2040 году увеличится почти на 45% по сравнению с 2015 года, достигнув 7,1 млн баррелей.

Автор не разделяет этого оптимизма, несмотря на, казалось бы, положительную статистику, считая, что американский нефтегазовый сектор, в котором произошло к настоящему времени уже около сотни банкротств, все еще не выбрался из непростого положения. По прогнозам, в течение ближайших 12 месяцев обанкротятся еще около 100 компаний.

Дело в том, что многие компании понесли большие убытки, но смогли удержаться на плаву благодаря страхованию рисков падения нефтяных цен (хеджированию). Годом ранее они застраховали свое производство на гораздо более высоком ценовом уровне, чем тот, на который провалился рынок.

Теперь такой возможности больше нет. В текущем году прибыльное хеджирование нефтяным компаниям было практически недоступно. При этом их долговая нагрузка нисколько не снижается.

Какое-то время после начала кризиса банки продолжали поддерживать «сланцевиков» кредитами в надежде, что спад цен продлится недолго. В результате компании набрали совершенно запредельное количество долгов, от которых их мог бы спасти лишь стремительный взлет цен на «черное золото».

Однако такое вряд ли произойдет в ближайшей перспективе, поэтому вскоре терпению кредиторов и инвесторов придет конец. «Единственный способ, которым можно решить эти проблемы – банкротство. Ни в самой индустрии, ни на рынке не происходит ничего, что бы могло спасти эти компании», – считает партнер в фирме Haynes&Boone П.Хьюз.

Крупные кредиторы дважды в год проводят обзоры, оценивая и обновляя кредитные лимиты, предлагаемые американским буровикам. Это происходит, как правило, в марте/апреле и сентябре/октябре. Таким образом, в самое ближайшее время выяснится, сколько сланцевых компаний будут лишены финансирования.

Теоретически, ноябрьское официальное заседание ОПЕК могло бы улучшить ситуацию на мировом нефтяном рынке и спасти значительную часть борющихся за существование нефтяных компаний. Однако цены на нефть будут подниматься очень медленно. Следовательно, многие разработчики сланцевых месторождений просто не дотянут до момента, когда цены окажутся достаточными для их спасения.

Венесуэла рассчитывает, что в случае достижения договоренности о заморозке добычи цены на нефть поднимутся на 10–15 долларов за баррель. Только это, по словам министра нефти страны Э.Пино, спасет государственную нефтегазовую компанию PDVSA от краха.

Действительно, компании не удастся избежать банкротства, если цены на нефть не начнут подниматься в ближайшее время. В свою очередь, банкротство  PDVSA нанесет серьезнейший удар по многим отраслям венесуэльской экономики, а главным образом, по социальному сектору.

Напомним, что экспорт «черного золота» – это основная статья доходов страны. Ежесуточная добыча еще в начале года снизилась на 170 тыс. баррелей. Согласно данным Международного энергетического агентства (МЭА), в июне с.г. Венесуэла добыла всего 2,18 млн баррелей.

Экспертная оценка ситуации в Венесуэле предполагает, что во втором полугодии 2016 года латиноамериканское государство понесет дополнительные потери. Как ожидается, в годовом выражении добыча снизится на 200 тыс. баррелей в сутки, хотя это может быть еще далеко не предел.

Венесуэла имеет одних из самых больших мировых запасов нефти, однако их большая часть залегает в зрелых месторождениях, нуждающихся в дополнительном техническом обслуживании, которое требует немалых финансовых затрат, а необходимых средств в стране нет.

PDVSA не в состоянии поддерживать инвестиции в нефтедобычу, у нее не получалось это делать даже в «тучные годы», когда нефтяные цены были выше 100 долларов за баррель. В действительности нефтедобыча в Венесуэле снижается уже свыше 10 лет, а в настоящее время процесс ускорился.

Согласно оценкам Barclays, ежесуточная добыча нефти в Венесуэле снизится к концу года еще на 100 тыс. баррелей (до 2,1 млн баррелей), хотя и эта оценка может быть даже слишком оптимистичной, так как, согласно пессимистичному сценарию, падение нефтедобычи может снизиться до 1,7 млн баррелей.

В отличие от нефтедобытчиков, азиатские нефтепереработчики с опаской ждут венского заседания ОПЕК, которое, как они считают, может вызвать рост цен на «черное золото». Почему?

Более дорогое сырье автоматически приведет к удорожанию бензина и падению спроса на топливо. Нефтеперерабатывающие заводы (НПЗ) Азии уже получают на 40% меньше прибыли, чем год назад.

Правда сначала нефтепереработка даже выиграет, поскольку рост стоимости нефти позволит НПЗ дороже продать их запасы нефтепродуктов, накопленные в период низких цен на «черное золото». Однако это продлится недолго.

На азиатском рынке топлива сейчас наблюдается переизбыток. Рост экспорта от китайских нефтепереработчиков привел к тому, что цены на бензин и дизель по отношению к сырой нефти приносят лишь 2 доллара прибыли на баррель, а год назад торговля топливом приносила 10 долларов прибыли на баррель.

Азия также обеспокоена тем, что участники ОПЕК могут отменить скидки, которые они щедро предлагали, когда боролись за свои рыночные доли.

Стоит отметить, что Саудовская Аравия скидывает сейчас 1,1 доллара с барреля нефти сорта Arabian Light, а иранская легкая нефть идет в Азию со скидкой в 85 центов с барреля.

В общем, все идет к тому, что цены на топливо в Азии существенно вырастут. Результатом этого станет неизбежное падение спроса на бензин и дизель в регионе. Поскольку Азия – крупнейший потребитель «черного золота» в мире, увеличение глобального спроса на нефть также замедлится.

Возвращаясь к результатам неформальной встречи членов ОПЕК в Алжире, стоит отметить, что она все-таки не имела внятного результата. Члены картеля договорились об общем ограничении добычи нефти на уровне 32,5–33 млн баррелей в сутки, однако всю конкретику отложили до конца ноября с.г.

По мнению автора, даже тогда камнем преткновения на пути к консолидированному соглашению, способному стабилизировать ситуацию на мировом рынке нефти, станет конкретизация производственных планов Ирана, Нигерии и Ливии. Правда, в прессу просочились кое-какие слухи, но в итоговом заявлении для средств массовой информации об этом ничего не упоминалось.

Ожидается, что решением всех вопросов по лимитам отдельных стран займется специальная комиссия высокого уровня. Для выработки условий соглашения, которые устроили бы всех, у комиссии будет два месяца. Однако с уверенностью можно прогнозировать, что на грядущей министерской встрече ОПЕК в Вене простым подписанием итогового документа не обойдется. Дискуссия участников будет напряженной.

Правда, когда именно соглашение вступит в силу и в течение какого срока будет действовать, тоже пока неясно. Как было отмечено ранее, от участников картеля поступали предложения заморозить добычу на различный период.

Как и автор, аналитики крупного американского банковского холдинга Morgan Stanley не склонны впадать в эйфорию. Эксперты Morgan Stanley уверены, что достижению консенсуса в картеле угрожает стремление Ирана, Ливии и Нигерии наращивать добычу нефти. В случае если они продолжат упорствовать, изменить свое отношение к заморозке добычи могут главные игроки ОПЕК, среди которых Саудовская Аравия и Ирак.

Вероятность установления планки добычи в 32,5 млн баррелей в сутки низкая на фоне неограниченной добычи нескольких стран, полагают в Morgan Stanley, добавляя, что и планка в 33 млн баррелей в сутки труднодостижима.

На днях поступила свежая информация: компании-операторы нефтяных месторождений Ливии начали наращивать добычу, получив на это разрешение от ливийской National Oil Company. Извлеченные объемы будут отправляться на экспорт из порта Зувейтина.

 

Напомним, что немецкая компания Wintershall еще 16 сентября с.г. возобновила производство на скважине Concession 96 месторождения «Ас Сарах». В настоящий момент компания добывает на этом месторождении 35 тыс. баррелей нефти в сутки.

Производство сырья в североафриканской стране демонстрирует первые признаки восстановления. Как ранее информировал автор, первый за два года танкер с 776 тыс. баррелей ливийской нефти (мальтийский Seadelta) вышел из порта Рас-Лануф 21 сентября с.г. Для Ливии это, без преувеличения, историческое событие.

Как представляется, возобновление сбыта «черного золота» даст дополнительный импульс к восстановлению ливийской экономики, разрушенной длительной гражданской войной.

Авторитетное немецкое издание Handelsblatt, отмечая, что по итогам неформальной встречи в Алжире цены на «черное золото» продемонстрировали 6%-ый рост, вместе с тем оставляет открытым вполне резонный вопрос: «Реализует ли ОПЕК, в конце концов, достигнутые договоренности?»

Как отметил министр нефти Ирана Б.Н.Зангане, переговоры, длившиеся два с половиной года, позволили странам картеля достигнуть консенсуса по вопросу управления мировым рынком «черного золота».

«В прошлом участники картеля, в основном Саудовская Аравия и страны Залива, искусно использовали заявления и слухи для того, чтобы подстегнуть рост нефтяных цен, не меняя при этом коренным образом проводимую политику. Поэтому достигнутые в Алжире ни к чему не обязывающие договоренности могут оказаться всего лишь пиар-ходом, цель которого – увеличение стоимости нефти », – говорится в заметке Handelsblatt.

Также отмечается, что соглашение в какой-то степени способствуют урегулированию давнего противостояния между Ираном и Саудовской Аравией.

«Предпосылкой для запланированного снижения объемов добычи могло бы стать урегулирование давнего конфликта между тяжеловесами ОПЕК в лице Саудовской Аравией и Ираном. Два непримиримых соперника якобы готовы перешагнуть через свои политические и экономические разногласия», – пишет издание.

По мнению немецкой газеты, стоимость «черного золота» имеет большой политический смысл, так как Иран вынашивает планы расширить свое политическое влияние в регионе от Сирии и Ирака до Йемена.

«Для этого после снятия международных санкций Ирану требуется больше денег, а следовательно, увеличение объемов добываемой нефти», – отмечает издание.

«Саудовская Аравия и страны Залива, в свою очередь, хотят любыми способами не допустить увеличения влияния Ирана на Среднем Востоке. Поэтому для богатых членов ОПЕК более низкая стоимость нефти имеет больше смысла, чем разумный в экономическом плане ценовой уровень, достигнутый в результате сокращения нефтедобычи», – резюмирует автор статьи Х-П.Зибенхаар, справедливо подмечая, что в настоящее время картель представляет собой конгломерат противоречащих друг другу интересов.

Справедливости ради следует подчеркнуть, что положительным итогом встречи в Алжире стала поистине здравая идея разработать постоянный формат консультаций с государствами, не входящими в картель. Это поможет сохранить стабильность рынка в будущем.

 

***

Несмотря на заявления средств массовой информации о том, что ОПЕК договорилась об ограничении объемов добычи нефти с проработкой деталей и исполнением договоренностей с ноября с.г., автор по-прежнему склонен считать, что на самом деле это лишь словесные интервенции, а не реальные шаги организации, которая годами нарушает собственные же письменные договоренности.

Не случайно по окончании неформального совещания на полях международного энергетического форума в Алжире министр энергетики этой североафриканской страны Н.Бутерфа подчеркнул: «Переговоры продолжаются». Это заявление напоминает слова знаменитой песни: «Show must go on», что в переводе с английского языка означает «Шоу должно продолжаться».

Источник в картеле заверил, что ОПЕК согласует объемы добычи для каждой страны-участницы на следующем официальном заседании, запланированном на 30 ноября в Вене. После достижения целевого уровня в рамках организации государства картеля призовут к сотрудничеству и ограничениям нефтедобывающие государства, не входящие в него.

Однако вероятность того, что «заветное» соглашение о заморозке нефтедобычи будет добросовестно выполняться крайне низка.

Во-первых, Иран вряд ли станет реально ограничивать уровень добычи и экспорта сырья, чтобы не повышать конкурентоспособность российской и арабской нефти на азиатском и европейском рынках.

Во-вторых, Ирак планирует не сбавлять обороты, интенсифицируя производство и сбыт топлива. Весьма филигранно и дипломатично обозначил эту позицию недавно назначенный на пост министр нефти Ирака Дж.Луэйби. После алжирских переговоров он посетовал на то, что опубликованные оценки объемов производства были слишком низкими, и Ирак откажется ратифицировать цифры, которые не соответствуют его собственным оценкам.

Согласно собственным данным, в августе с.г. Ирак добывал чуть более 4,6 млн баррелей в сутки. Однако статистика, собранная из иных источников, свидетельствует о том, что в августе с.г. ежесуточная добыча государства составляла лишь 4,35 млн баррелей.

Президент государственной компании Ирака SOMO (State Oil Marketing Organization) Ф.аль-Амри также заявил, что цифры из вторичных источников должны быть скорректированы: «Это очень, очень расстраивает. Наш министр разочарован тем, что вы используете цифры, которые не являются приемлемыми».

Не стоит забывать об одном ключевом факте – члены ОПЕК имеют собственные представления о ценовых ориентирах, которые позволят им привести свои бюджеты в состояние баланса.

Так, бюджет Венесуэлы ранее был сверстан исходя из цены нефти 110 долларов за баррель. Аналитики Международного валютного фонда полагают, что экономики большинства нефтедобывающих государств Залива объективно не могут себе позволить длительное сохранение нынешнего низкого уровня цен на нефть.

По данным международных экспертов, в этом случае через 5 лет финансовых крах ожидает Бахрейн и Оман (не входят в картель, но являются членами Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива). Положение Саудовской Аравии прочнее, но и ей для обеспечения сбалансированного бюджета необходима цена на нефть в 106 долларов за баррель. Объединенные Арабские Эмираты нуждаются в росте нефтяных котировок, по крайней мере, до 73 долларов за баррель.

Несложно догадаться, что если цены не сбалансируются на уровне, который был бы приемлемым для всех или превалирующего большинства представителей ОПЕК, то будут иметь место различные хитрости, уловки, ухищрения, которые не позволят прийти к соглашению о квотировании в ноябре.

В российском Министерстве финансов  заявили, что государственный бюджет на 2017–2019 верстается с учетом среднегодовой цены нефти в 40 долларов за баррель. При этом в ведомстве не исключают, что и этот показатель может понизиться. В бюджете на 2016 год заложена цена в 50 долларов за баррель.

«Если сбудутся негативные прогнозы по динамике мировой экономики, то и для нефтяного рынка ничего хорошего не будет. В очередной раз будут пересмотрены прогнозы по динамике спроса. Стрессовый сценарий, который мы видим – то, к чему нужно готовиться – это порядка 30 долларов за баррель на ближайшие несколько лет», – заявил заместитель министра финансов России М.С.Орешкин.

Правительство работает над тем, чтобы адаптировать бюджет к новой нефтяной реальности и подготовить его к любым шоковым сценариям. По словам чиновника, государство справляется с этой задачей лучше, чем другие развивающиеся страны: удалось стабилизировать курс рубля и сделать его менее зависимым от краткосрочных колебаний рынка нефти, инфляция к концу 2016 года снизится до 5,7%.

Однако он признал, что пока бюджет балансируется лишь при стоимости нефти в 80 долларов за баррель, но свет в конце тоннеля все же виден: «Хорошая новость в том, что половину пути мы уже прошли – снизились со 110 до 80 долларов. Сейчас будем постепенно продолжать движение дальше. Задача бюджетной политики сделать так, чтобы бюджет балансировался при 40–50 долларах».

В российский бюджет закладывается стоимость нефти марки Urals, которая традиционно несколько дешевле сорта Brent. Средняя цена на российское сырье в январе–августе с.г. снизилась на 29% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и составила 39,4 доллара за баррель.

Главный вывод таков – в ближайшей перспективе глобальный рынок «черного золота» останется весьма волатильным. Понижения цены барреля до 20 долларов и ниже, как прогнозировала Венесуэла, не произойдет, но и существенного роста ожидать не стоит. На скачки котировок будут влиять словесные интервенции в преддверии планового заседания ОПЕК.

43.7MB | MySQL:92 | 0,983sec