Отстранение Дж.Хашогги от саудовского медиапространства

18 ноября с.г. МИД КСА проинформировал, что известный саудовский политолог и журналист Джамаль Хашогги «не представляет правительство Саудовской Аравии или его позицию ни на каком уровне,  … его мнение представляет только его личную точку зрения, а не точку зрения Королевства Саудовская Аравия». Позднее выяснилось, что он также полностью отстранен от любой деятельности в сфере СМИ в королевстве, включая финансируемые саудовцами региональные каналы «Аль-Арабия», «Аль-Ихбария». Кроме того, ему запрещено участвовать в политических семинарах, конференциях, публиковать в прессе статьи и аналитические материалы не только в КСА, но и в других странах Залива, т.е. ему предписывается полный запрет на его профессиональную деятельность. В саудовском обществе эта новость была воспринята с большим удивлением, т.к. Дж.Хашогги входит в первую десятку саудовских журналистов и политологов уже много лет.

Джамаль Хашогги (1958 г.р.) принадлежит к влиятельной саудовской семье турецкого происхождения Хашукджи (от турецкого «кашикчи» — ложечник, в русскоязычных источниках его фамилия транскрибируется обычно как «Хашогги»). Он двоюродный брат известного саудовского миллиардера Аднана Хашогги, который являлся одним из основных фигурантов в деле «Иран-Контрас» в 1988 г. Семья Хашогги с самого начала входила в круг приближенных к саудовским монархам, т.к. отец Аднана Хашогги – Мухаммед Хашогги являлся личным врачом короля Абдель Азиза. Поэтому благодаря родственным связям Дж.Хашогги всегда был близок к политической элите королевства и некоторым членам королевской семьи персонально. С 1991-1999 гг. он служил под началом принца Турки аль-Фейсала, когда тот был главой Управления общей разведки КСА, в качестве военного корреспондента в Афганистане, Алжире, Судане и других «горячих точках» региона. (Укажем, что с принцем Турки Дж.Хашшоги не терял связь и в будущем, когда работал у него советником при посольствах КСА в Лондоне и Вашингтоне в 2003-2006 гг.). Как следует из некоторых источников, Дж.Хашогги занимался в Афганистане также мониторингом за поступлением финансовых средств для моджахедов, среди которых было немало и саудовцев. Особо он стал известен после нескольких интервью с Усамой бен Ладеном, с которым был знаком еще со времен войны в Афганистане. Последнее интервью датируется 1995 г., когда они встречались в Судане. С 1999 г. Дж.Хашогги перешел в сферу международной журналистики. Он был политическим комментатором и аналитиком на многих саудовских и региональных телеканалах («Аль-Джазира», «Дубай ТВ» и др.), а также не некоторых западных (МБС, СНН, ББС и др.). Кроме того, он занимал ключевые позиции во влиятельных саудовских газетах, таких как «Араб-Ньюс» (1999-2003 гг.), «Аль-Ватан» (2003 г., 2007-2010 гг.). С 2010 г. Дж.Хашшоги был назначен генеральным директором телеканала «Аль-Араб» со штаб-квартирой в Манаме, создание которого финансировал принц Аль-Валид бен Таляль. По его замыслу новый телеканал должен был стать альтернативой «Аль-Джазире» и «Аль-Арабии», но так и не смог развернуть свое полноценное вещание по причине конфликта с властями Бахрейна из-за предоставления эфирного времени представителям шиитской оппозиции в феврале 2015 г.

Отметим, что его карьера в саудовских СМИ не всегда была идеальной. Ему дважды приходилось покидать пост главного редактора «Аль-Ватан» из-за недовольства консервативных религиозных кругов, которые обвиняли его в публикации материалов с критикой салафизма, призывах реформировать религиозную полицию «Мутаву», расширить права женщин и т.д. Благодаря этому он приобрел в определенных кругах саудовской интеллигенции имидж «либерала». Хотя, его трудно было назвать «оппозиционным журналистом», учитывая его давнюю близость к саудовским силовым структурам и королевской семье. Скорее всего, на тот момент он выполнял политический заказ определенных кругов политического истеблишмента, когда в саудовском обществе стали востребованы идеи социальных преобразований, особенно в период правления короля Абдаллы. Весьма показательно, что при короле Сальмане Дж.Хашогги уже «подкорректировал» свою точку зрения и стал выступать с позиций «здорового консерватизма», стараясь не раздражать салафитских улемов лишний раз своими «либеральными» высказываниями. Причем он уже прямо заявлял о себе как о салафите. Например, в статье в «Это не наш салафизм» («Аль-Хаят» от 21 мая с.г.), Дж.Хашогги пытался доказать, что обвинения во влиянии салафитской идеологии на «Исламское государство» (ИГ, запрещено в России) и другие экстремистские группировки в Сирии и Ираке не имеют под собой почвы, т.к. «их салафизм не наш», не саудовский, а следовательно «неправильный». При этом отстаивая «новый саудовский проект» на Ближнем Востоке, в ряде своих выступлений в  2015 г., Дж.Хашогги не забывал вновь заявлять о своих демократических убеждениях. По его словам, он хотел бы иметь демократию в Саудовской Аравии, но пока в королевстве не созрели для этого все условия, и поэтому демократия «находится в нижней части списка для народа Саудовской Аравии», а проблему религиозных меньшинств он связывал исключительно с иранской пропагандой. Таким образом, он четко следовал текущему официальному курсу Эр-Рияда, поэтому даже, несмотря на его репутацию «либерала», в дипломатических и журналистских кругах его считали выразителем «скрытых мыслей» некоторых влиятельных членов семьи Аль Сауд. Иногда его заявления носили даже более агрессивный характер, чем официальная позиция КСА. Например, по его мнению, саудовская стратегия в Сирии должна быть направлена на активную поддержку антиасадовской оппозиции и таком же активном противостоянии Ирану и России, позиция которой критиковалась им особенно жестко. В этой связи, весьма показательна его реакция на теракт в отношении российского самолета А321 над Синаем 31.10.2015 г. В своем аккануте в «Твиттере» он оставил следующую запись: «Инцидент с российским самолетом будет повторяться. Мы скоро (окажемся) в ситуации войны с русскими, несмотря на все визиты, встречи и улыбки». А его статья «Опасность Путина для Саудовской Аравии» от 28.11.2015 г. в «Аль-Хаят» вызвала широкий резонанс у отечественных аналитиков по Ближнему Востоку и была расценена как откровенно антироссийская. В этой статье он доказывал, что национальные интересы саудовцев, которые стоят на защите сирийской оппозиции, напрямую противоречат планам В.Путина в этом регионе: «Москва и Эр-Рияд — стратегические противники, и компромиссов в этом вопросе быть не может». За последний год он активно критиковал также президента АРЕ А.Ф.ас-Сиси особенно на фоне нынешней напряженности в египетско-саудовских отношениях, а также полностью поддерживал политику КСА в Йемене и т.д.

Таким образом, в саудовском общественном мнении он совмещал два имиджа — «либерала» по внутренним вопросам и «ястреба» по внешнеполитическим. Поэтому его исчезновение из медиапространства КСА оказалось совершенной неожиданностью для его аудитории как в КСА, так и в Заливе. Причины такой опалы Дж.Хашогги заставили многих задуматься, особенно, когда его некоторые коллеги в арабских странах заговорили о нарушении «свободы слова» в Саудовской Аравии, а другие предположили, что за этим стоит давнее недовольство МИД КСА его суждениями по внешнеполитическим вопросам для западных СМИ , в частности по Египту. Стоит только вспомнить его последние заявления для The Wall Street Journal: «Правительство Египта терпит неудачу. Люди считают Египет черной дырой, и мы не получаем прибыли от наших инвестиций…Египет рассматривает Сирию слишком упрощенно — как военный режим, подобный египетскому режиму, который отвергает как демократию, так и исламизм». Однако позднее причина его отставки стала более-менее проясняться, когда стали известны его критические высказывания в адрес избранного президента США Д.Трампа.

10 ноября с.г. Дж.Хашогги принял участие в политическом форуме, который был организован Вашингтонским институтом ближневосточной политики (The Washington Institute for Near East Policy (WINEP)). На это мероприятие он был приглашен в качестве главного редактора канала «Аль-Араб». В форуме также приняли участие Джумана Гунейма, главный редактор иорданской газеты «Аль-Гад», Дэвид Горовиц, главный редактор газеты Times of Israel, Норманн Орнштейн, эксперт Американского института предпринимательства (American Enterprise Institute for Public Policy Research), AEI) и др. В ходе дискуссии, посвященной будущей ближневосточной американской политике, Дж.Хашогги заявил следующее: «Когда дело доходит до Ближнего Востока, позиция Дональда Трампа носит противоречивый характер, особенно в отношении Ирана. Саудовская Аравия, обеспокоенная в настоящее время присутствием ИГ в Сирии и Ираке, гораздо больше возмущена действиями шиитского Ирана. На словах Трамп настроен антиирански, но он также поддерживает Башара Асада в сирийском конфликте, что в конечном итоге укрепляет контроль Ирана над регионом. Таким образом, Саудовская Аравия вправе нервничать относительно президентства Трампа. Ожидания, что «Трамп как президент» будет резко отличаться от «Трампа как кандидата» являются ложной надеждой в лучшем случае. Саудовская Аравия должна быть готова к некоторым сюрпризам, вероятно, в виде негативной риторики со стороны администрации Трампа. В конечном счете, королевство нуждается в создании альянса суннитских государств, чтобы он служил в качестве оплота против потенциально антисуннитского Трампа».

Очевидно, в Эр-Рияде посчитали, с учетом предыдущей репутации Дж.Хашшоги, что в Вашингтоне могли подумать о «тайных планах» саудовцев, которые отличаются от заявленной официальной позиции по развитию и укреплению традиционных отношений с США. Следует напомнить, что он и прежде не особо жаловал Д.Трампа как политика во время избирательной кампании и крайне пессимистично оценивал перспективы его президентства для американо-саудовских отношений, постоянно делая акцент на, якобы, его симпатиях к России и Ирану. Вероятно, именно эта «несанкционированная» антитрамповская риторика вызвала гнев в Эр-Рияде в большей степени, чем даже его совместное участие в конференции с представителями израильской прессы. По сведениям из саудовских источников, сам Дж.Хашогги был сильно шокирован таким решением, и даже вызван для объяснений «на ковер», где пытался всячески убедить начальство в своей лояльности к властям и полной готовности следовать во всем их указаниям. Интересно, что политический эмигрант Саад аль-Факих (основатель Исламского движения за реформу в Саудовской Аравии (The Movement for Islamic Reform in Arabia (MIRA) – оппозиционная саудовская группа со штаб-квартирой в Лондоне) дал несколько иное толкование причин отставки Дж.Хашогги. По его мнению, это решение принял наследник наследного принца и министр обороны КСА Мухаммед бен Сальман, который был недоволен тем, что Дж.Хашогги сделал ставку на наследного принца и министра внутренних дел Мухаммеда бен Наефа и участвует в его информационной кампании. С.аль-Факих также считает, что Дж.Хашогги никогда не был оппозиционером, поэтому его отставка связана не с нарушением «свободы слова», а обычными политическими интригами. Трудно сказать, насколько это соответствует истине. Но вполне вероятно, что Дж.Хашогги где-то «перешел красную линию» и проявил излишнюю самонадеянность, посчитав, что покровительство влиятельных лиц в королевской семье дает ему право на некоторую «независимость» в суждениях. Однако у властей на этот счет была другая точка зрения, поэтому от него и решили избавиться. Пока с 18 ноября Дж.Хашогги не сделал никаких заявлений ни в своем аккаунте в «Твиттере», ни в других СМИ, что говорит о действительно крайне опасной ситуации, в которой он оказался. Многие задаются вопросом: чем он займется в ближайшем будущем – публикацией книг или будет ожидать снятия опалы, когда за него заступятся его прежние покровители, чтобы вернуться к прежней деятельности? Кроме того, не совсем ясно, уйдет ли он отставку с поста главного редактора телеканала «Аль-Араб» или принц Аль-Валид бен Таляль оставил его в прежней должности. Таким образом, очевидно, что Эр-Рияд относится крайне серьезно к выстраиванию своих отношений с новой администрацией Д.Трампа и старается не давать малейшего повода к недовольству в Вашингтоне. Как следует из некоторых источников, король Сальман проводит интенсивные консультации с Мухаммедом бен Наефом и Мухаммедом бен Сальманом по этому вопросу и не намерен конфликтовать со своим главным стратегическим союзником по мелочам.

24.7MB | MySQL:60 | 0,599sec