Интервью члена парламента Бахрейна по итогами 37-го саммита ССАГПЗ

Прошедший 37-саммит  стран-членов ССАГПЗ продолжает приковывать к себе внимание ряда независимых и правительственных экспертов. Незадолго до его окончания Джамаль Али Джасем, председатель Комитета по внешним связям парламента Бахрейна дал интервью представителям ряда арабских СМИ. Высказанные в нем оценки тем более примечательны, что выражают мнение «младших» членов Совета сотрудничества. Бахрейн в этом смысле представляет собой консервативное крыло в ССАГПЗ, выступающее за укрепление его военной составляющей, и весьма опасающееся резко усилившегося в последнее время, Ирана.

Вопрос: Как вы оцениваете последние решения встречи в верхах глав стран-членов ССАГПЗ в свете происходящих в регионе и в зоне Персидского залива, событий?

Ответ: Решения 37-й встречи глав стран-членов ССАГПЗ адекватно отвечают вызовам, с которыми нам приходится сталкиваться и чаяниям народов наших стран. И в том, что касается перехода от сотрудничества к союзу, и в плане ответственного и всетороннего обсуждения и определния всех векторов нашего движения.

Вопрос: Означает ли участие премьер-министра Великобритании в работе встречи замену США в отношениях с Советом на Великобританию, как гаранта безопасности в зоне Залива?

Ответ: Да, премьер-министр Великбритании приняла участие в работе встречи. Ее пригласил Его величество король Бахрейна Исса Аль Халифа, председательствующий на встрече. После того, как в работе совещаний принимали участие президенты Франции и США, присутствие британского премьера было полезным и знаковым, оно стало четким и недвусмысленным сигналом и Ирану, и всем тем, кто стремится к подрыву безопасности в Заливе. Стратегическое сотрудничество между ССАГПЗ и Великобританией является положительным для обеих сторон и станет адекватной заменой роли США, которые в последнее время склоняются к развитию отношению с Ираном.

Вопрос: Означает ли ее приглашение то, что главы стран ССАГПЗ делают сегодня ставку на Великобританию, как гаранта их безопасности?

Ответ: Наше сотрудничество с Великобританией началось не вчера. И насчитывает свыще 200 лет. Оно зиждится на учете взаимных политических и экономических интересов.

Вопрос: А как вы оцениваете позицию новой американской администрации? Изменить ли Д.Трамп политику США в отношении Совета сотрудничества, или это все лишь предвыборные заявления?

Ответ: Мы считаем, что новая американская администрация будет лучше прежней. И исправит многие просчет и ошибки во внешней политике, допущенные администрацией Б.Обамы. Особенно, в отношениях с Ираном. Об этом свидетельствует назначение министрами обороны, финансов и госсекретарем лиц, считающих Иран враждебной для США страной, если судить по их заявлениям. Во всяком случае, хуже чем администрация Б.Обамы в США не было и не будет.

Вопрос: Страны-члены Совета неоднократно подвергались критике за то, что они обращаются к иностранным державам в своих стремлениях сформировать систему гарантов безопасности. Почему бы не прибегнуть к помощи, например, Египта и сформировать совместные арабские военные силы, с учетом того, что иностранцы себя не зарекомендовали должным образом?

Ответ: Каждый альянс, как и любое независимое государство вправе самостоятельно определять к кому обращаться за взаимодействием в воросах обеспечения безопасности и стабильности. Египет в данном контексте не нуждается в заключении отдельного договора или соглашения с нами. Безопасность Залива это безопасность Египта, и наоборот. И это обуславливается прочными дружественными отношениями между ССАГПЗ и Египтом.

Вопрос: Выработали ли страны-члены ССАГПЗ общую позицию по вопросу экономического кризиса, вызванного снижением цен на углеводороды?

Ответ: Да, мы обсуждали различные варианты диверсификации доходов, включая торговлю, туризм, инвестирование, прежде всего, в местные кадры – основную нашу ценность.

Вопрос: Как вы оцениваете угрозу иранской блокады зоны Ормузского пролива и способность Ирана ее осуществить на деле?

Ответ: Иранские инсинуации на этот счет останутся голословными. Иран не в состоянии установить контроль ни над какой либо частью Залива, поскольку это международные воды, ни над Ормузским проливом, это не в состоянии сделать ни Иран, ни кто-либо другой.

Вопрос: Продолжается ли практика иранского вмешательства во внутренние дела Бахрейна?

Ответ: Иран продолжается активно вмешиваться во внутренние дела не только Бахрейна, или стран-членов ССАГПЗ, но и других стран. Продолжает оказывать широкую информационную, военную, финансовую, логистическую поддержку шиитским группировкам, создает тренировочные лагеря для террористов, занимается контрабандой оружия и взрывчатки. Мы задерживали такие подрывные элементы, сознавшиеся в том, что за их экстремистской деятельностью стоит КСИР. Это суть режима в Тегеране и они продолжат этим заниматься пока там будет сохраняться такой режим.

Вопрос: Какая роль отводится Силам отпора Залива в защите Бахрейна от иранской агрессии?

Ответ: Силы отпора, созданные на основании Договора о совместной обороне, достаточно обучены и оснащены для отражения любой агрессии, исходит она от Ирана, либо от кого-либо еще.

Вопрос: Готовится ли властями Бахрейна новый закон о гражданских организациях, призванные ограничить их использование Ираном?

Ответ: Правительство во взаимодействии с парламентом готовит пакет законов о национальной безопасности для граждан и резидентов королевства, которые ограничат деятельность террористических группировок, поддерживаемых Ираном.

В завершение интервью бахрейнский парламентарий заявил о подготовке  инструмента по ведению информационной войны с Ираном в виде нового информационного канала, а также, о необходимости дальнейшего сплочения арабских стран перед лицом иранской угрозы.

Как явствует из ответов Джамаля Али Джасема, Королевство Бахрейн  в своей политике не собирается отказываться от линии жесткого силового противостояния с шиитским большинством населения страны. Неспособность короля и его окружения на конструктивный диалог и проведение реформ будут оставаться источником внутреннего напряжения в стране.  Смена же «караула» в Заливе с США на Великобританию носит скорее формальный характер и может означать некоторое усиление британского дипломатического и экспертного присутствия в регионе, которое продолжает основываться на прежнем предельно-прагматичном подходе времен Д.Керзона и состоящим, прежде всего, в обеспечении британских интересов. Бахрейнскому политику в этой связи не мешало бы обратиться к роли британцев в истории передачи трех островов: Абу Мусы и Большого и Малого Томб из под суверенитета Шарджи и Рас эль-Хайма (ОАЭ) Ирану. Она наглядно показывает, как именно Великобритания отстаивала интересы своих арабских союзников.

24.47MB | MySQL:59 | 0,531sec