Ситуация в Марокко: ноябрь 2016 г.

В ноябре, месяц спустя после парламентских выборов, на которых победила исламистская Партия справедливости и развития (ПСР), никуда не делась интрига вокруг создания нового правительства Марокко, которое должен был по поручению монарха сформировать лидер этой партии премьер-министр Абдельилла Бенкиран. Ему необходимо было создать дееспособную коалицию при том, что король Мохаммед VI заранее предупредил политические партии о пагубности «арифметических» расчетов.

Известно, что А.Бенкиран в течение месяца после выборов провел консультации с представителями всех политических партий, представленных в парламенте, за исключением продворцовой Партии истинность и модернизм (ПИМ), занявшей 7 октября второе место. Напомним, что по итогам голосования ПСР получила 125 мандатов из 395, ПИМ – 102, что сделало фактически Палату представителей (нижняя палата марокканского парламента) двухпартийной. Остальные партии получили незначительное число мест, что осложнило для А.Бенкирана задачу формирования нового парламентского большинства.

К 7 ноября премьер добился согласия на участие в новом кабинете Партии прогресса и социализма (ППС), и ранее входившей в коалицию, а также национал-консервативной Партии «Истикляль» (ПИ). Последняя состояла в прежнем кабинете до 2013г., после чего перешла в оппозицию. К этой дате А.Бенкиран не сумел убедить Национальное объединение независимых (НОН), входившее в прежний кабинет, войти в новое правительство. Известно, что новый лидер НОН, миллиардер и бывший министр сельского хозяйства Азиз Аханнуш выдвинул некие условия премьеру, которые последний не принял. Как заявил А.Бенкиран, он «не поддастся на шантаж никакой партии». По всей видимости, это напрямую относилось к НОН, которое А.Аханнуш возглавил уже после выборов.

По данным прессы, НОН потребовало для себя несколько ключевых министерских портфелей, а также место в будущей коалиции для своего традиционного союзника – партии Конституционный союз. Еще одно условие НОН касалось удаления из новой коалиции ПИ.

Для того, чтобы иметь большинство в парламенте, лидеру ПСР надо опираться на 198 депутатов. Коалиция ПСР-ПИ-ППС не добирает примерно 15 голосов депутатов.

Поскольку новое правительство не появилось и к 20 ноября, в Марокко начали говорить о политическом кризисе. Ранее, 14 ноября, А.Бенкиран обрушился с резкой критикой на лидера НОН, обвинив его в «попытке путча», «блокаде» и «заговоре против воли народа». Ряд СМИ увидел в этом заявлении «признание в провале», а также признаки кризиса в отношениях между ПСР и дворцом. Примечательно, что такой вариант развития событий не предусмотрен конституцией страны, и теперь многое будет зависеть от монарха.

Один из возможных сценариев – назначение новых парламентских выборов. Он представляется наименее вероятным из-за высокой цены вопроса – необходимо будет найти примерно 1 млрд дирхамов, а также связанным с новым голосованием риском того, что ПСР может усилить свои позиции.

8 ноября от источника, близкого к расследованию терактов в Париже и Брюсселе, стало известно, что в роли их координаторов выступал джихадист мароккано-бельгийского происхождения Усама Атар (боевой псевдоним – Абу Ахмад). 32-летний джихадист руководил исполнителями терактов из Сирии, где он воюет в рядах «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России). Следователи вышли на него благодаря показаниям арестованных в связи с терактами в двух столицах, а также компьютеру, выброшенному на свалку близ места жительства террористов в Брюсселе. У.Атар оказался дальним родственником братьев аль-Бакрауи — смертников, совершивших теракты        в столице Бельгии.

8 ноября стало известно, что 20 крестьян из региона Сеттат получили от 3 до 4 лет тюрьмы каждый за участие в столкновениях с полицией, имевших место 26 октября. Тогда крестьяне выступили против изъятия у них участков земли, которые они традиционно обрабатывали, в пользу некоего кооператива. Их акция повлекла за собой вмешательство полиции. В ходе происшедших столкновений несколько крестьян получили ранения, десятки был  арестованы. Правозащитники назвали вынесенные земледельцам приговоры «непропорциональными».

25 ноября суд первой инстанции г.Бенслиман вынес вердикт по делу «о нравственности» двух вице-президентов религиозного крыла правящей исламистской ПСР — Движения за единство и реформу (ДЕР). 63-летний Мулай Омар Бенхаммад (женат, отец семи детей) и 62-летняя Фатима Неджар (вдова, мать шести детей) были застигнуты полицией рано утром на одном из пляжей близ Мохаммадии при совершении понятного действа. Как

сообщило ДЕР, обоих нарушителей общественной морали вывели из всех руководящих структур Движения. Как заявил М.Бенхаммад, с его коллегой по ДЕР они связаны отношениями «обычного» брака. В Марокко подобное «преступление» уголовно наказуемо. Тем не менее прокурор предоставил «временную свободу» обоим нарушителям, которые по своему статусу формально должны быть блюстителями исламской морали. Первоначально предполагалось, что женщина должна предстать перед судом по обвинению в «содействии адюльтеру». Мужчину не предполагалось преследовать за адюльтер, поскольку его жена не подала иск.

Согласно марокканским СМИ, злополучная пара до этого 6 месяцев вынашивала планы того, как им  узаконить отношения, но против этого выступили их семьи. По марокканским законам,  за внебрачную связь предусмотрено наказание от 1 месяца до 1 года тюрьмы. Поскольку парочку взяли «с поличным» всего за полтора месяца до парламентских выборов, это позволило некоторым лидерам ПСР утверждать, что речь якобы шла о полицейской провокации, призванной дискредитировать исламистскую партию.

В итоге и мужчина, и женщина получили по два месяца тюрьмы условно и по штрафу в 500 дирхамов по обвинению в адюльтере, покушении на нравственность и попытке подкупа.

В ноябре в Марокко было немало поводов вспомнить о трагедии в Эль-Хосейме, заставившей власти стран вздрогнуть и вспомнить начало «арабской весны». Напомним: 30 октября тысячи человек по всей стране вышли на манифестации с тем, чтобы помянуть 30-летнего продавца вразнос рыбы Мохсина Фикри, раздавленного в нечистотах в машине по уборке мусора после столкновения в марокканском городе Эль-Хосейма со стражами порядка. Обстоятельства его смерти, снятые на мобильный телефон и распространенные в интернете, всколыхнули страну. Регион Рифа с преимущественно берберским населением всегда был депрессивным – власти не простили ему восстание, которое рифаи подняли сразу после достижения независимости.

Власти поторопились вмешаться в ход событий. Уже 1 ноября 11 человек, подозревавшихся в «непредумышленном убийстве», предстали перед следователем. Среди них были, в частности, двое сотрудников МВД, два чиновника Министерства морского рыболовства, представитель ветеринарной службы. По данным следствия, водитель машины включил устройство по уплотнению мусора в момент, когда в заборном устройстве находился М.Фикри, попытавшийся вытащить из коллектора реквизированную у него рыбу – примерно 500 кг эспадона (лов этого вида рыбы запрещен осенью). С этим утверждением были не согласны местные жители, утверждавшие, что речь шла о преднамеренном действии.

6 ноября примерно 1 тысяча человек приняла участие в прошедшей в Рабате манифестации протеста против произвола властей в Эль-Хосейме. В ней приняли участие активисты проберберских организаций и «Движения 20 февраля», родившегося на волне «арабской весны». Кроме антиправительственных лозунгов участники акции несли флаги проберберских организаций. Среди участников акции были замечены многочисленные полицейские в гражданской одежде, однако их коллеги в форме в данном случае оказались показательно сдержанными, что говорило о соответствующем приказе.

11 ноября вновь тысячи людей вышли на улицы Эль-Хосеймы с тем, чтобы потребовать правосудия в отношении убийц М.Фикри. Эта акция в очередной раз показала наэлектризованность марокканского общества и его готовность выступить против существующей системы. Она вновь проходила под проберберскими лозунгами. Более того, ее участники несли флаги Республики Риф – это образование существовало в период с 1922 по 1926 годы, оно было раздавлено войсками Франции и Испании.

Очередная манифестация в Эль-Хосейме прошла 19 ноября под лозунгами «Свобода!», «Справедливость!», «Да здравствует народ!», «Махзен (название марокканской элиты) нас унижает!». Кроме них у ее участников появились портреты вождя Республики Риф Абделькрима (для тех, кому это имя ничего не говорит, предлагается посмотреть голливудский фильм «Легионер»).

Инцидент в Эль-Хосейме имел место в момент, когда монарх находился в африканском турне. Небывалый случай — он был вынужден отправить к месту инцидента главу МВД Мохаммеда Хассада.

Свою традиционную тронную речь 6 ноября король произнес, находясь в Дакаре. Она была посвящена африканской принадлежности Марокко, власти которого решили, что для решения западносахарской проблемы ему следовало бы вернуться в лоно Африканского союза (АС). «Марокко возвращается на свое естественное место», — утверждал монарх. Одновременно он подтвердил «непреложную марокканскую принадлежность»Западной Сахары.

До Сенегала Мохаммед VI побывал в Руанде, Танзании и Габоне.

Марокко вышло из Организации африканского единства (ОАЕ – предшественница АС) в 1984 году в знак протеста против принятия в ее ряды т.н.Сахарской Арабской Демократической Республики, провозглашенной сепаратистами из Фронта ПОЛИСАРИО. Против возвращения Марокко в АС выступает Алжир, на территории которого базируются лагеря сепаратистов, и союзные с ним африканские страны, и в частности, ЮАР.

Вопрос о возвращении Марокко в лоно АС должен решаться голосованием. Как утверждал монарх, его страна «располагает подавляющим большинством для того, чтобы занять свое место в африканской семье».

После Сенегала монарх оказался сначала в Эфиопии, затем — на Мадагаскаре, где 26 ноября – редчайший случай – пообщался с местной прессой.

В целом показательно, что власти не применили силу в отношении  участников акций протеста против того, что случилось в Эль-Хосейме. Это означает, что они понимают хрупкость относительного равновесия, существующего в стране, где любой перегиб чреват непредсказуемыми последствиями.

52.7MB | MySQL:101 | 0,364sec