Об участии китайских уйгур в сирийском вооруженном конфликте

По информации СМИ КНР, подразделения ВС Сирийской Арабской Республики 30 декабря 2016 г. нанесли артиллерийский удар по позициям группировки Исламская партия Туркестана в районе населенного пункта Джиср-эш-Шугур. Данная группировка входит в состав террористической организации Исламское движение Восточного Туркестана. Для нанесения удара правительственные силы использовали установки реактивных систем залпового огня (РСЗО) российского производства, которые позволили в течение нескольких минут нанести серьезные разрушения укрепленным позициям боевиков. Сообщается, что позиции РСЗО находятся в районе порта Латакия.

Данных о потерях среди боевиков в открытом доступе пока нет, однако следует отметить, что это первый удар сирийской армии за последние 14 месяцев по позициям уйгурских боевиков. По словам представителей Министерства государственной безопасности (МГБ) КНР и сотрудников НИИ современных международных отношений КНР турецкие разведывательные службы планомерно с 2012 г. переправляли уйгурских сепаратистов на территорию Сирии и размещали их в таких населенных пунктах, как Абъяд, Занбак, Дейр-эз-Зор, Джиср эш-Шугур. Всего по данным китайских источников в Сирию было переселено до 10 000 уйгур, которые ранее проживали на территории Турции. Цель спецслужб Турции состояла в создании подконтрольного исламистам региона на севере Сирии, который позволил бы официальной Анкаре начать процесс разделения сирийского государства под предлогом «защиты местного населения от тирании официального Дамаска», а в случае неудачи поводом могла стать борьба с террористической угрозой

Первый удар по позициям уйгурских исламистов в этом регионе нанесли самолеты ВКС РФ, в результате погибли 82 боевика вместе с членами семьей. Примечательно, что турецкие гуманитарные организации обращались с официальными письмами в посольство КНР с просьбой забрать останки китайских граждан уйгурской национальности. Однако сотрудники дипломатического представительства на данные запросы не отвечали и просто передавали информацию в МИД КНР.

При этом благодаря действиям «турецких гуманитариев» органами военной разведки КНР были установлены лица – организаторы переправки уйгурских боевиков из Китая в Турцию, а также определены организации, которые оказывали помощь продуктами и медикаментами.

По информации сотрудников НИИ современных международных отношений, а также офицеров 17-го управления МГБ КНР в 2016 г. зафиксированы случаи возвращения китайских уйгур, которые в 2012 и 2013 гг. покинули территорию страны с целью обучения в турецких богословских учебных заведениях. Однако на самом деле данные граждане, которым был официально разрешен выезд на учебу, попадали под влияние сотрудников турецкой разведки и Совета по образования и взаимопомощи Восточного Туркестана, который на постоянной основе действует в Стамбуле.

По словам задержанных боевиков, в Совете проводят первичную подготовку будущих моджахедов, которым предстоит пройти боевое крещение на территории Сирии. В случае если боевик выживал после первой командировки, с ним проводилась более углубленная подготовка: иностранные инструкторы объясняли тонкости подрывного дела, возможности применения смертников в боевых действиях, обучали пользованию землеройных машин для создания подземных укреплений. После второй командировки, продолжительность которой зависела от разных причин, боевика могли направить как в страны ЕС, так и обратно на родину.

По данным, полученным в ходе следственных мероприятий, стало известно, что большинство боевиков проходили обучение использованию тяжелого стрелкового вооружения уже на территории Сирии. Большая часть вооружения была поставлена из КСА или Катара, а противотанковые ракетные комплексы и переносные зенитно-ракетные комплексы в основном централизованно из стран Восточной Европы, поскольку захваченных на сирийских армейских складах трофеев было явно недостаточно для долговременной кампании.

Известно, что в ходе подготовки сотрудники Совета вели активную «промывку мозгов» новым рекрутам с тем, чтобы они беспрекословно выполняли команды иностранных командиров из таких группировок, как «Джебхат ан-нусра», «Ахрар аш-Шам», «Джейш аль-Фатх», «Ажнат Кавказ», «Джейш аль-Тахрир», «Лива аль-Азм», «Шам аль-Ислам», «Джабаль аль-Ислам». Вопросы подчинения и выполнения команд иностранцев всегда были проблемным моментом, поскольку уйгуры периодически возмущались тому, что их используют как «пушечное мясо» в ходе штурмов населенных пунктов в провинциях Идлиб, Хомс и Латакия. По данным китайских источников, в ходе боев за г. Алеппо сирийские правительственные силы и ВКС РФ уничтожили около 300 уйгур из числа сторонников «Восточного Туркестана».

Благодаря многочисленности задержанных боевиков и их пособников офицеры 20-го управления МОБ и 17-го управления МГБ КНР еще в 2012 г. и 2013 г. установили, что именно «Джебхат ан-нусра» создана при непосредственном участии руководителей «Аль-Каиды» (обе организации запрещены в России). Именно эта группировка финансирует деятельность своего филиала в Сирии и использует для этого все возможные средства: похищения заложников, нарко- и работорговлю и т.д.

По данным профессора НИИ современных международных отношений КНР Ли Вэя, органы общественной и государственной безопасности КНР  еще в 2012 г. начали задерживать активистов «Восточного Туркестана», которые получили опыт боевых действий, и были направлены в Китай своими руководителями для выполнения двух основных задач:

вербовка новых членов движения среди молодежи;

организация и проведение террористических актов.

По мнению китайских специалистов, своевременное выявление боевиков из числа уйгуров, принимавших участие в боевых действиях на территории САР, стало возможным после принятия следующих мер.

Во-первых, МОБ и МГБ КНР обменялись данными о подозреваемых с представителями соответствующих служб Афганистана, Пакистана, Таджикистана, Киргизстана, Узбекистана, Индонезии и Малайзии. Данные государства могут быть в первую очередь использованы руководителями террористических организаций для переправки рекрутов и боевиков. Представители спецслужб КНР отмечают, что сами боевики неспособны проявить изобретательность при построении маршрута движения и в основном полагаются на качественную работу специалистов из числа «западных помощников».

Во-вторых, специальные службы КНР установили постоянные каналы обмена данными с пограничными службами Казахстана и Киргизстана, что позволяет предугадывать вероятные направления движения боевиков.

В-третьих, командование Народной вооруженной полиции (НВП) КНР приняло серьезные меры по модернизации пунктов пограничного контроля, а именно были установлены новейшие системы наблюдения, позволяющие идентифицировать подозреваемого даже при большом скоплении людей.

В-четвертых, на западном направлении проведена серьезная модернизация технических средств охраны государственной границы, которые позволяют предупреждать случаи ее незаконного пересечения, и, фактически, сужают возможность маневра для боевиков. Однако не всех исламистов эти меры останавливают и они периодически предпринимают попытки вооруженного пересечения границы КНР, что в большинстве случаев заканчивается ликвидацией группы усилиями подразделений специального назначения НВП КНР.

По оценкам китайских аналитиков на территории Турции проживает до 100 тысяч уйгур, которые фактически являются мобилизационным резервом исламистов в Сирии. Следует обратить внимание на то, что уйгурские отряды практически не задействованы в боях в Ливии или Ираке, поскольку эти страны относятся к зоне ответственности местных командиров от «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России). Специалисты МОБ и МГБ КНР признают, что необходимо нарушить систему финансирования уйгурских террористических и сепаратистских группировок, которые продолжают действовать на территории Китая. Кроме того, сохраняется проблема вербовки новых сторонников из числа молодых китайских мусульман, которые уезжают на учебу в страны Аравийского полуострова и там попадают под влияние ваххабитских имамов. В случае если первую задачу еще можно выполнить благодаря агентурным мероприятиям, то в отношении исламистских зарубежных медресе китайские спецслужбы бессильны, поскольку эти центры находятся под покровительством местных властей.

21.88MB | MySQL:65 | 0,636sec