Турция: о новой («уйгурской») версии теракта в Стамбуле 1 января 2017 г.

Власти Турции установили связи террориста, совершившего нападение на ночной клуб в Стамбуле в ночь на 1 января. Об этом заявил вице-премьер Турции Вейси Кайнак, передает агентство Рейтер. По словам В.Кайнака, террорист, вероятно, уйгур по национальности, мог покинуть страну, однако полиция располагает информацией о том, где он может скрываться. При этом вице-премьер выразил уверенность, что поиск нападавшего на территории Турции принесет свои результаты. Он также сообщил, что преступник действовал один, однако Анкара не исключает версию, что террористу могли оказывать помощь со стороны. Как заявил ранее глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу в интервью Анатолийскому агентству, «личность человека, совершившего террористический акт в Стамбуле, установлена». Однако каких-либо подробностей дипломат не привел. В ночь на 1 января неизвестный устроил стрельбу в ночном клубе Reina («Рейна») в стамбульском районе Ортакёй. Жертвами стали 39 человек, 16 из них — иностранцы, в том числе одна россиянка. Также погибли подданные Саудовской Аравии, Марокко и Иордании, граждане Ливана, Ливии и Израиля. «Исламское государство» (ИГ, запрещено в России) взяло на себя ответственность за этот теракт

Итак, у следствия появилась новая версия — уйгурская. Предыдущие заверения властей о том, что личность исполнителя теракта фактически установлена, и он является гражданином Киргизии, теперь, как представляется, рассыпалась. Сам гражданин Киргизии приехал в Турцию с семьей два месяца назад в поисках работы, довольно много перемещался по стране и, в конечном счете, оказался ни при чем. Собственно, само присутствие семьи будущего террориста на месте будущей акции выглядит довольно странно и нетипично. Это, безусловно, лишний отягчающей момент, который лишает террориста мобильности, конспиративности и повышает риск преждевременной утечки информации. Поэтому, как только турецкие СМИ стали публиковать материалы о подробностях нахождения этого гражданина Киргизии и его семьи в Турции, стало ясно, что силовики «тянут пустышку». В общем-то, еще одним доказательством этого стал и факт того, что Анкара не направляла (что было бы естественно) никаких запросов в Бишек по поводу подозреваемого. Теперь уже бывшего. В общем-то, от сугубо мирного киргиза, который никогда и нигде не воевал, было бы сложно ожидать той сноровки и обстрелянности, которую продемонстрировал террорист во время проведения акции.

Теперь в поле зрения полиции появились уйгур или группа уйгуров. Эта версия выглядит еще более неправдоподобной. Кстати, уйгуры проживают и в Киргизии, что могло вызвать путаницу на первом этапе расследования. Но турки в реальности очень хорошо различают киргизов и уйгуров. Это не случай американцев, которые в бытность СССР даже грузинов называли «русскими». Почему нам представляется маловероятной версия участия уйгуров в этом теракте? Прежде всего потому, что уйгурское сепаратистское движение, включая и его радикально-исламистские сегменты, находится под плотной опекой турецкой спецслужбы МИТ. И уже довольно продолжительное время. Уйгурский фактор рассматривается Анкарой как один из инструментов распространения своего влияния в регионе Центральной  Азии и, особенно, на северо-западе КНР. В Анкаре находятся штаб-квартиры практически всех сепаратистских уйгурских организаций, турецкие спецслужбы оказывают им необходимое финансовое и техническое содействие, активно вербуют в этой среде агентуру. Именно уйгурская тема является основным «камнем преткновения» в отношениях между Анкарой и Пекином. Особенно отношения обострились в прошлом году, когда из Таиланда в КНР была экстрадирована целая группа ранее бежавших из Китая уйгурских активистов. Пикантность данной ситуации заключалась в том, что ко времени своего задержания и высылки эти активисты уже успели получить паспорта Турции из рук сотрудников посольской резидентуры МИТ в Бангкоке. Тогда возник серьезный дипломатический скандал с участием Турции, Таиланда и, естественно, КНР, которая сумела в конечном счете остаться в выигрыше. Но факт остается фактом — турецкие спецслужбы активно используют свои резидентуры в странах Юго-Восточной Азии для оказания логистической и технической поддержки уйгурским сепаратистам.

Безусловно, уйгуры воюют в Сирии, и МИТ об этом знает. Более того, рискнем предположить, что уйгуры воюют именно в рядах тех оппозиционных сил, которые подконтрольны Анкаре. В этой связи необходимо зафиксировать факт того, что уйгуры используют свое участие в такого рода конфликтах, прежде всего, с точки зрения подготовки собственных кадров для последующей борьбы собственно в самом Китае. Отсюда и нейтралитет уйгуров по отношению к событиям в других странах, если они не затрагивают напрямую вопросы их движения в Синьцзян-Уйгурском автономном районе (СУАР) и дистанцирование от проведения каких-либо терактов на территориях зарубежных стран. Тем более таких, как Турция. Если выяснится, что в теракте в Стамбуле участвовали уйгуры, то возникают естественные риски дальнейшего существования их тыловой базы в этой стране, что им, конечно же, невыгодно. В данном случае в воздухе опять начинает появляться фантом происков сторонников имама Ф.Гюлена, которые пытаются дестабилизировать ситуацию в Турции через свою агентуру в национальных спецслужбах. Сначала убивают российского посла А.Карлова, затем через прирученных уйгуров устраивают массовый резонансный теракт в Стамбуле, нанося удар по туристическому бизнесу. Нам пока в эти версии верится мало. При этом совершенно очевидно, что турецкий силовой блок полностью дезорганизован и профессионально, и структурно. И большой вклад в это вносят и представители турецкого руководства, которые спешат рапортовать о победе, а в результате этого делают торопливые и взаимоисключающие заявления. Этот факт сам по себе очень четко сигнализирует о кризисе в правоохранительной системе Турции.

52.77MB | MySQL:107 | 0,580sec