Трудовая миграция из стран Северной Африки в Европу: состояние и перспективы

До середины XX столетия Европа была регионом, отправляющим мигрантов на другие континенты. В период с 1815 по 1930-е гг. около 50 млн европейцев покинули свои дома и отправились в Новый Свет. Количество населения, мигрирующего за рубеж на постоянное место жительство по итогам каждого десятилетия, оценивается в 5 % от общего числа жителей Европы – показатель, который пока не сумел превысить ни один другой регион.

Но после Второй мировой войны ситуация стала быстро меняться. Если в 1960-м году количество иностранных мигрантов, живущих в европейских странах (включая внутреннюю миграцию между европейскими странами), было 14,4 млн (3,5 % от общего населения), то к 2015 году достигло 54 млн, или почти 10,5 % от общего количества населения.

Причина этого заключалась главным образом в дефиците рабочей силы в период экономического подъема в послевоенные годы. Первоначально главными импортерами рабочей силы стали Франция, Германия, Нидерланды, Бельгия, а начиная с 1990-х к ним присоединились Италия, Испания, Португалия. Хотя в разные годы объемы притока трудовых мигрантов то увеличивались, то уменьшались, в целом наблюдалась тенденция по их увеличению.

Сегодня можно сказать, что страны Западной Европы в ближайшие десятилетия будут нуждаться в дополнительных источниках рабочей силы. Это обусловлено демографическими причинами в виде низкого уровня рождаемости на фоне ожидаемого увеличения продолжительности жизни и достижения пенсионного возраста людьми, рожденными в 1950 – 1960-е годы, которые характеризовались высокими показателями рождаемости. В последние годы средние темпы роста населения в странах Европейского союза оцениваются в 0,1 %. Как высокая оценивается вероятность того, что   2020-е годы темпы роста населения останутся таковыми до 2050 года. В следующие четыре десятилетия, согласно некоторым прогнозам, коренное население 28 стран – членов ЕС увеличится в количественном показателе на 11,5 млн жителей (с учетом убыли населения). Но количество трудоспособного населения в возрасте от 15 до 64 лет при этом сократится с 337 млн в 2010 году до 289 млн в 2050 году. Эта проблема будет наблюдаться во всех странах ЕС, но в некоторых она будет иметь наиболее крупный масштаб. К примеру, в Германии при сохранении текущих тенденций прогнозируется снижение трудоспособного населения на ¼ часть уже к 2030 году. Принимаемые правительствами меры по поддержке рождаемости, а также по увеличению доли трудоспособного населения (повышение пенсионного возраста, сокращение периода обучения в ВУЗах и другие) не способны кардинальным образом улучшить ситуацию. Кроме того, страны Старого Света относятся к индустриально развитым, то есть основные этапы модернизации промышленности здесь уже в прошлом. Это означает, что серьезных предпосылок для оптимизации производственного процесса здесь нет, а значит, глобальный уровень спроса на рабочую силу вряд ли способен сократиться значительно в следующие десятилетия. Но и снижать производительность труда пропорционально количеству трудоспособного населения тоже опасно: общее количество населения, как уже было сказано выше, не имеет тенденций к сокращению. Поэтому для поддержания текущего уровня жизни экономические показатели в странах Европейского Союза должны оставаться как минимум на сегодняшнем уровне.

Иными словами, на большое количество людей пенсионного возраста в Европе будет приходиться мало работающих, что будет затруднять экономическое развитие и выполнение социальных обязательств. Это огромная проблема, верно надвигающаяся на европейские страны.

Проблема дефицита рабочей силы уже давно признана руководством всех европейских стран. В первую очередь поэтому трудовая миграция в последние десятилетия стала такой активной в Старом Свете. Примечательно, что с созданием Европейского союза как интеграционного объединения внутренняя миграция граждан стран – членов ЕС стала практически неограниченной, тогда как политика приема граждан стран, не являющихся членами ЕС, осталась в ведении правительства каждого государства. ЕС как наднациональный институт признан организовывать кооперацию лишь при противодействии нелегальной миграции и аспектов безопасности, связанных с мигрантами. И при этом потоки трудовых мигрантов растут. Это подтверждает, что миграция в ЕС из других стран – не столько результат политики построения мультикультурного общества, ставшей одним из принципов европейской интеграции, а прежде всего явление, продиктованное объективными экономическими факторами, которые затрагивают каждую страну – члена ЕС. И дальнейшее увеличение миграции – острая и объективная необходимость, без которого можно ставить вопрос о дальнейшей жизнеспособности экономики стран Европейского Союза в том виде, в котором мы его наблюдаем сегодня.

Согласно исследованиям, полностью решить проблему надвигающегося дефицита рабочей силы за счет стран Восточной Европы, входящих в Европейский союз, невозможно. Хотя эти страны и стали важным источником трудовых мигрантов после падения железного занавеса в 1990-х и затем в 2000-х годах, но демографические процессы в них происходят по схожему со странами Западной Европы сценарию, хотя проблема старения населения там выражена не столь остро. Стимулирование трудовой миграции из Украины, Белоруссии и России, если таковое состоится, могло бы в значительной степени поспособствовать восполнению дефицита рабочей силы, но стоит напомнить, что эти бывшие страны СССР сами стоят на пороге демографического ослабления. Поэтому, большие надежды на Восточную Европу, Украину, Россию и Белоруссию возлагать не приходится.

Таким образом, экономическая потребность в дополнительной рабочей силе – это ключевой фактор, который будет обуславливать возникновение новых миграционных потоков в Старый Свет.

Конечно, в этой ситуации на выручку Европейскому союзу спешат Ближний Восток и Северная Африка[1]. Их совокупное количество населения превышает 470 млн человек, при том, что среднегодовые темпы роста населения здесь 1,7 % вместо аналогичных показателей по странам ЕС: 502 млн человек и 0,1 % соответственно. В отношении этих цифр есть и иные данные с незначительными отклонениями, но серьезного влияния на положения вещей эти разницы в оценках не оказывают. Свою роль играет и географическая близость региона к Европе, особенно стран Северной Африки.

Ниже приводятся данные о прогнозируемом количестве населения в странах Северной Африки.

Таблица 1. Данные о численности населения и о прогнозе численности        (млн)

2012[i] 2020[ii] 2030 2050 Текущий уровень безработицы[iii], %
Египет 80,5 96,6 118,1 176,5 12,8
Алжир 34,6 39,91 44,9 57,08 11
Тунис 10,6 11,6 12,8 15,5 15,4
Ливия 6,5 8,1 10,05 15,4 н/д
Марокко 31,6 35,6 39,7 49,4 9,4

 

Как видно из данных таблицы, население стран Северной Африки увеличивается значительными темпами. Это миллионы новых людей, которых надо напоить, накормить, одеть, обеспечить жильем, работой, здравоохранением, образованием и т.д. Способны ли страны Северной Африки переварить эту проблему?

Конечно, с ростом населения растут и отдельные экономические показатели. Но есть и факторы, которые будут оказывать негативное влияние на ситуацию.

Применительно к Северной Африке стоит отнести осложнение военно-политической обстановки к регионе. Если после начала «арабской весны» экономики Туниса и Египта пока избежали полного коллапса, то в случае Ливии последствия были катастрофичными. Помимо фактического развала самой страны, что повлекло за собой ухудшение жизни большей части ее населения, наличие более одного миллиона беженцев на территории Туниса, негативным последствием стала потеря источника заработка для 100 тыс. тунисцев и почти 2-х млн египтян – это ощутимый удар по экономике этих стран. Поэтому, в последние годы общая ситуация с безработицей в регионе ухудшилась.

Важной является и проблема изменения климата. Мы уже упоминали, что процессы, связанные с этим, вызывают учащение засух, снижение осадков, ухудшение качества и доступности грунтовых вод. По некоторым предположениям, в течение следующего десятилетия объемы осадков и грунтовых вод в странах Северной Африки уменьшатся на 20 %. Конечно, глобальное потепление является предметом дискуссий среди ученых, многие из которых относятся к этой проблеме скептически. Однако даже если предположить, что негативных климатических изменений не произойдет, факт остается фактом: воды и урожая здесь больше не становится, а рост населения будет усугублять ситуацию.

Миграционный потенциал стран Северной Африки будет только увеличиваться и даже при самом скромном сценарии составит от 3 – 4 млн (в том числе от 2 млн египтян) человек к 2020 году. Превращение Египта в крупного поставщика рабочей силы в европейские страны станет новой тенденцией, так как до этого главным местом работы трудовых мигрантов из арабской республики были арабские страны, в том числе Ливия.

Таким образом, рядом со стареющей и демографически ослабевающей Европой Сегодня находится регион, имеющий противоположную проблему в виде демографического перенасыщения и избытка рабочей силы. Если мыслить только экономическими категориями, то в сложившейся ситуации Европа и Северная Африка идеально подходят друг другу для решения своих демографических проблем.

В связи с этим хотелось бы обратиться к опасениям, которые озвучивались в ходе миграционного кризиса в ЕС в 2015 году о возможности появления в странах Старого Света политических сил, призывающих к  политике национализма и избавления от мигрантов. Сами подобные общественные настроения, конечно, имеются и возникли в Европе задолго до 2015 года. И связаны они с недовольством большим количеством мигрантов вообще, а не только нелегальных. Но в случае появления политических сил в странах ЕС, настроенных самым жестким образом в отношении мигрантов, не совсем понятно, что они смогут сделать с проблемой недовольства мигрантами: ограничение или депортация мигрантов будут иметь серьезные экономические последствия, масштаб которых европейское общество вряд ли осознает и не готово к ним.

Начиная с 1960-х годов активизировалась трудовая миграция из Алжира, Туниса и Марокко. Наиболее крупные общины сегодня приходятся на Францию (совокупно более 3,5 млн человек), Испанию (700 тыс. человек), Германию, Бельгию, Нидерланды, Италию.

Как уже было сказано выше, отношения в области трудовой миграции между европейскими странами и государствами Северной Африки строятся на основе двусторонних соглашений, минуя региональные объединения. Два главных интеграционных проекта межрегионального масштаба – Союз для Средиземноморья и Политика Добрососедства – вопросы трудовой миграции не регламентируют. Однако в ряде случаев несмотря на окончание срока действия подобных соглашений, количество трудовых мигрантов продолжает увеличиваться, поэтому анализировать эти соглашения не имеет смысла. Высока вероятность того, что количество трудовых мигрантов из стран Северной Африки будет увеличиваться в ближайшие годы, однако точные цифры назвать затруднительно: помимо стран Магриба, источниками рабочей являются Турция и некоторые иные страны Ближнего Востока.

[1] Здесь под регионом Ближнего Востока и Северной Африки подразумеваются Египет, Ливия, Тунис, Алжир, Марокко, Турция, Израиль, Палестинские территории, Ливан, Сирия, Иордания, Йемен, Ирак, Иран, Саудовская Аравия. Бахрейн, Оман, Катар, ОАЭ, Кувейт.

[i] http://e-libra.ru/read/362919-rossiya-i-blijniy-vostokkotel-s-nepriyatnostyami.html

[ii] http://en.ostranah.ru/_lists/population.php?id=2100

[iii] http://total-rating.ru/1599-uroven-bezraboticy-na-2015-god.html

28.17MB | MySQL:67 | 0,792sec