О рисках заключения соглашений с Египтом на примере передачи двух островов Саудовской Аравии

Высший административный суд Египта признал недействительным договор о демаркации морских границ с Саудовской Аравией и передаче двух островов — Тиран и Санафир — королевству. Об этом сообщил представитель суда. По его словам, «суд отклонил апелляцию, направленную от имени руководства страны и правительства Египта, на прежнее судебное решение о признании нелегитимным договора о демаркации морских границ с Саудовской Аравией». По этому договору Саудовской Аравии отходили два острова — Тиран и Санафир, расположенные в Красном море. В начале апреля этого года во время визита короля Саудовской Аравии в Египет стороны подписали соглашение по делимитации морской границы между государствами, в соответствии с которым Эр-Рияду отошли Тиран и Санафир, находившиеся под управлением Каира. Власти Египта мотивировали свое решение тем, что острова принадлежат королевству, а под юрисдикцией и защитой Каира они находились по просьбе Эр-Рияда лишь с 1950 года. Это вызвало резко негативную реакцию общественности в Египте, многие осудили шаг Каира, назвав его актом «продажи» государственных интересов. За последние месяцы в Египте прошло уже несколько заседаний судов разных инстанций, одни из которых подтверждали правомерность сделки, другие аннулировали ее. Теперь в данном судебном и внутриполитическом споре поставлена точка, поскольку апеллировать к решению высшего административного суда уже невозможно. В этой связи не следует полагать, что все эти судебные решения, которые зачастую противоречили друг другу, являются проявлением: во-первых, реальной демонстрацией сильной и независимой судебной власти; и, во-вторых, борьбой внутри египетских элит. Все эти судебные маневры, передача этого дела в суды разных инстанций, адвокатские инициирования повторного рассмотрения дела, голосования в парламенте, и даже проявления народного возмущения в ограниченных и четко лимитированных пределах необходимо рассматривать, как маневры египетского правительства по поиску удобного плацдарма для снятия с себя формальной ответственности. Выходит, что правительство «за» совершение сделки, а вот парламент и «независимая» судебная власть — против, и правительство вынуждено подчиниться. В данном случае президент АРЕ А.Ф.ас-Сисси не может позволить себе метаться от одного решения к противоположному. Это является потерей лица для регионального лидера, кем он себя начинает все больше и больше позиционировать. Отсюда и все эти маневры. Причем абсолютно непонятно, на кого они рассчитаны, поскольку в Эр-Рияде более чем прекрасно осведомлены о том, кто в реальности принимает решения в Каире. То, что в современном Египте нет никакой независимой судебной власти, было понятно уже давно. Достаточно вспомнить предъявление «обвинения в шпионаже» журналистам катарского канала «Аль-Джазира». Так что все эти противоречивые, на первый взгляд, решения по делу «спорных островов» в реальности лишь являются не очень хорошо поставленным спектаклем.

В этой связи возникает закономерный вопрос. С чем было связано такое долгое разбирательство дела, кроме как с спасением репутации египетского президента, который явно поторопился с заключением сделки с Эр-Риядом о передаче Египтом «взятых под защиту в 50-х годах» островов? Прежде всего, с решением финансового вопроса наполнения бюджета и формирования золотовалютного запаса для поддержания курса национальной валюты. Собственно, и инициирование египетскими властями самой сделки было мотивировано именно таким бедственным положением дел. Острова, грубо говоря, просто продали за демпинговую саудовскую нефть и финансовые транши в виде долгосрочных льготных кредитов, которые в дальней перспективе никто не собирался отдавать. Разбалансированность государственных расходов и доходов в АРЕ за время правления военных достигло своей критической точки. Натягивать на себя тогу регионального лидера с пустым кошельком является делом заведомо проигранным. Страна зачем-то покупает вертолетоносцы «Мистрали», которых еще надо оснащать дорогостоящим оборудованием и вооружением, но при этом у нее начинаются проблемы с покупкой необходимых объемов пшеницы. То есть показать себя мощной морской державой гораздо важнее, чем накормить народ и избежать голодных бунтов. Причем правительство снова спасает свое лицо, объявляя совершенно абсурдную версию «о зараженности» уже прибывшей в египетские порты пшеницы какими-то «спорами». Налицо очевидная разбалансированность государственного аппарата, в котором правая рука не знает, что творит левая. В данном случае речь идет о министерствах финансов и сельского хозяйства. И снова хваленая египетская высокомерность, когда очень сложно признать, что ты просто напросто просчитался. И начинаются разговоры и разбирательства про «грибок в пшенице», который после легкого нажима со стороны Москвы в отношении «зараженности египетской сельхозпродукции», чудесным образом куда-то исчез, за товар было заплачено, и сухогруз разгружен. Мы все это говорим к тому, что строительство АЭС, о чем гордо заявил «Росатом», — это совсем не один сухогруз с пшеницей. Российской стороне надо быть готовой к тому, что в процессе реализации этого контракта, который Москва исполняет еще и на свои деньги, данные АРЕ в кредит, будут проблемы. И с учетом хваленого египетского суда, решать их придется в международных арбитражах. Безусловно, международная экспансия нашего мирного атома необходима и жизненно важна. И сейчас можно привести сто и один аргумент «за» такие контракты. Но это будут чисто финансовые и экономические аргументы. В данном случае единственное, что хотелось бы, так это то, чтобы при их заключении проводилась экспертиза и с точки зрения международных рисков хотя бы в среднесрочной перспективе. А они в Египте, судя по невнятным действиям правительства, продолжающейся с прежним размахом гражданской войны на Синае, террору в городах — очень высоки. Прежде чем давать кредит, надо просчитать возможность его возвращения. Или история с «долгом Януковича» ничему не учит?

Возвращаясь к теме спорных островов отметим, что для нас это решение Высшего административного суда АРЕ является показателем того, что надежды на нормализацию двусторонних отношений между АРЕ и КСА, и соответственно — возобновление полномасштабной финансовой и экономической помощи со стороны КСА, более не актуальны. Примечательно, что почти два месяца ОАЭ вели опосредованные переговоры со сторонами, стараясь добиться примирения. И теперь понятно, что эти усилия завершились провалом. Но по-другому и быть не могло. Во-первых, у Каира и Эр-Рияда совершенно разновекторная идеологическая подоплека внешнеполитических устремлений. Для Каира любимый конек Эр-Рияда в виде использования «исламистского фактора», что красная тряпка для быка. И второе. Каир получил в конце прошлого года кредит МВФ, что позволило ему увеличить свой золотовалютный запас до 24,3 млрд долларов с 15,5 млрд в июле прошлого года. Это отодвинуло угрозу экономической катастрофы. Правда за это придется заплатить непопулярными реформами, но это уже следующий вопрос.

62.36MB | MySQL:101 | 0,504sec