Что осталось за скобками техногенной катастрофы в Тегеране

В четверг 19 января в результате пожара обрушилось здание торгово-промышленного центра  «Пласко» — своеобразного архитектурного символа иранской столицы, первая городская высотка, воздвигнутая 45 лет назад в самом центре Тегерана. Зрители местных телеканалов, наблюдавшие за тушением пожара знакомого всем горожанам небоскрёба,  стали неожиданно свидетелями его обрушения, произошедшего в прямом эфире.  «Смотрите, здание оседает, нет, оно просто рушится, его уже нет, одни руины»,   — эти взволнованные слова репортера иранского ТВ были слышны в каждом иранском доме.  Под руинами «Пласко» остались погребенными десятки людей, как пожарников, так и людей, работавших в здании. Там же погибли два репортера иранских СМИ.

Это до боли напомнило апокалипсические кадры обрушения нью-йоркских «близнецов» в страшный день трагедии 11 сентября 2001 г., когда в США произошел самый крупный в истории человечества террористический акт, приведший к разрушению небоскребов Всемирного торгового центра, и жертвами терактов стали 2973 человека, в том числе 343 пожарных и 60 полицейских. Обрушение «Пласко», конечно же, привело к меньшему количеству жертв. По данным иранского государственного информационного агентства ИРНА, здание было местом работы более 600 владельцев различных бизнесов. Рядом с «Пласко» находятся здания посольств Германии, Англии и Турции, персонал которых был немедленно эвакуирован. Одна из версий сводит причину пожара к короткому замыканию, приведшему к пожару, вылившемуся в обрушение здания. Другую версию высказал один из функционеров столичного муниципалитета: всему виной – взрыв канистры с горючим в одном из производственных объектов здания. Еще одна версия – человеческий фактор, связанный с эксплуатацией здания.

Прибывший к зданию «Пласко» тегеранский мэр Мохаммад-Багер Галибаф, дважды баллотировавшийся на пост президента страны, сказал в телевизионном интервью, что  все разговоры о причинах пожара на нынешнем этапе – сплошные спекуляции, нужно дождаться профессионального расследования всех обстоятельств, тогда и прояснится объективная картина произошедшей  катастрофы. По его словам, пожарники, еще до обрушения здания эвакуировали оттуда всех людей, так что возможные жертвы сведены к минимуму. «Может быть, там остаются 20-25 человек». Обрушением знаменитой тегеранской высотки обеспокоился и президент ИРИ Хасан Роухани, давший оперативные указания Министерству внутренних дел. Посетивший место события командующий округом полиции генерал Бехруз Фархади сказал, что виной всему была физическая изношенность здания, не обладавшего необходимой прочностью. По его словам, в Тегеране имеется много подобных  зданий, способных в одночасье разрушиться.  Как сказал Б.Фархади, примерно 35-40 раненых уже переправлены в столичные больницы, но под завалами, естественно, имеются как раненые, так и погибшие.  Поступившие вскоре данные потрясли несколько иными цифрами —  погибло почти 60 пожарных, под руинами находятся еще порядка 100-120 человек.

Вероятно, в сегодняшнем Тегеране постепенно уходит поколение людей, помнящих, как появился в городе этот первый небоскреб, насчитывавший невиданные  в городе  по временам его возведения 17 этажей. Вряд ли назовут и имя человека, с которым  он связан. На самом деле, Хабиб Элканиян, иранский еврей, владелец крупнейшей в предреволюционные годы в Иране компании по производству пластмассовых изделий, крупный строительный подрядчик и общественный активист и политик, а в годы перед исламской революцией председатель президиума  еврейской общины, был известной в иранской столице личностью.  Элканиян  был коренным  тегеранцем, родившимся в 1912 г. в квартале еврейской бедноты = Уджалане, сумевшим превратиться в лидера еврейской общины, завоевавшим всеиранскую известность.  Построенное им здание стало центром торговли и разнообразного бизнеса тех дней. Кроме «Пласко», его имя связано с десятками промышленных и жилых зданий. Впрочем, не только в Иране. Здание Алмазной биржи в пригороде Тель-Авива – Рамат-Гане, другие менее известные торгово-промышленные объекты – также возведены этим подрядчиком.

Но для еврейской общины Тегерана построенная в 1961 г. первая столичная высотка являлась в немалой степени символом  — простите за тавтологию – тех высот, которых она достигла в предреволюционные десятилетия. Иранские евреи тех лет реально пользовались почти абсолютной культурно-религиозной автономией. В сфере политических прав положение евреев, как и других религиозных меньшинств страны, в годы перед исламской революцией практически ничем не отличалось от мусульманского населения страны. Заметно повысился культурно-образовательный уровень жизни иранских евреев, в их среде стали нередкими такие специальности как врачи, инженеры, фармакологи, преподаватели вузов. Руководство еврейской общины  страны поддерживало тесные отношения с последним иранским  шахом Мохаммадом-Резой Пехлеви, который неоднократно принимал в своем дворце еврейского депутата иранского парламента Йосефа Кахана, религиозных авторитетов еврейской общины. Для шаха, декларировавшего себя как преемника легендарного Кира, расцвет еврейской общины страны и высокий уровень отношений с Израилем  реально демонстрировал его верность национальным ценностям и идеалам отечественной истории и нес значительную идеологическую нагрузку.

Накануне исламской революции в Иране проживала самая большая на Ближнем Востоке, не считая Израиля, еврейская община — примерно 80 тыс. еловек, что составляло менее 0,25% населения страны. Однако экономический вес общины, ее профессиональный уровень и культурный потенциал были гораздо выше этого показателя. Это была одна из самых богатых еврейских общин в мире. По подсчетам  покойного израильского профессора иранского происхождения А.Нецера, 10% иранских евреев были очень богатыми людьми, такой же процент составляли бедняки, а оставшиеся 80% принадлежали к среднему классу. Однако на волне подъема антишахского движения, во главе которого стояло традиционное духовенство, сохранившее в своем большинстве культивировавшуюся веками неприязнь к евреям, еврейская община  ощутила нараставшую опасность. Шестидневная война 1967 г. привела к обострению отношений между радикальным мусульманским духовенством и еврейской общиной Ирана. С победой революции угрозы стали явными.

Гипертрофированно враждебное отношение в сионизму как глобальной угрозе, нагнетавшееся в Иране с начала существования нового режима,  привело к тому, что в стране была развязана кампания террора,  жертвами которой пали десятки евреев. В их числе  оказался и  герой нашего материала, глава еврейской общины, лидер ее выборного совета  Хабиб Элканиан, который  был казнен по обвинению в сионистской деятельности, шпионаже  и связях с Израилем. Это случилось почти через три месяца после  прихода к власти исламистов, 9 мая 1979 г. Все его имущество было экспроприировано революционными   властями.  В этом Х.Элканиян не был одинок. В июне 1980 г. такая же участь постигла другого крупного бизнесмена – Альберта Даниэльпура. В июле того же года и по такому же обвинению был казнен крупный владелец сети гостиничного бизнеса Берухим Аврахами. До середины 1983 г. было казнено еще десять руководителей иранского еврейства и конфисковано еврейское имущество, оцениваемое примерно в миллиард долларов.  25 февраля 1994 г. в тегеранской тюрьме Эвин был казнен Фейзолла Мехубад – один из руководителей тогдашней еврейской общины Тегерана. Его вина состояла в том, что он попытался наладить переписку со своими родственниками, перебравшимися за несколько лет до того на постоянное жительство в Израиль. В Иране  того времени на это был наложен строжайший запрет.

Продолжим этот скорбный список. В  июне 1996 г. в собственном магазине был повешен житель Тегерана Иззатулла Лаами. Его родственники сообщили о кончине брата, добавив, что «такая же участь постигла в последнее .время нескольких других евреев Тегерана». Через год  была арестована группа из пяти евреев, которых обвинили в «аморальной, нелегальной, подрывной и разведывательной  деятельности». Руководитель группы Хедаятолла Зендедель и один из членов группы были казнены путем повешения в декабре того же года, остальные получили длительные сроки тюремного наказания. В июне 1998 г. совершено убийство активиста еврейской общины Тегерана Рухоллы Кадходазадэ. В вину ему было вменена помощь своим соплеменникам в нелегальной эмиграции через третьи страны в Израиль. Государство предприняло широкомасштабные акции по конфискации принадлежавшей евреям собственности, в том числе – различных предприятий, отелей, культурно-развлекательных учреждений. Вначале это проводилось по решению революционных советов. С течением времени, после стабилизации режима исламской  республики, в Иране была создана правовая база, существенно затруднившая для евреев получение лицензий на занятие мелким и средним бизнесом. Крупный еврейский бизнес как таковой в Иране был просто уничтожен.  Обрушение здания «Пласко»  в Тегеране покончило с еще одним зримым символом былого преуспеяния еврейской общины страны.

62.57MB | MySQL:101 | 0,593sec