Ситуация в Марокко: декабрь 2016 г.

В Марокко декабрь начался с достаточно необычного и громкого заявления «официального источника», согласно которому высокопоставленные сотрудники полиции были сняты с должностей или предстали перед Дисциплинарным советом по обвинениям в «серьезных упущениях в работе» и в «недостатке профессионализма». Это заявление последовало после того, как в октябре и ноябре административному расследованию подвергся Департамент информатики и науки марокканской криминальной полиции. Согласно коммюнике Генеральной дирекции национальной безопасности (DGSN), проверочная комиссия, учрежденная главой DGSN Абдельлатифом Хаммуши, выявила «серьезные упущения в работе и недостаток профессионализма на нескольких уровнях управления». В частности, своих постов лишились директор систем информатизации, связи и идентификации, а также глава Службы безопасности информационных систем. В коммюнике DGSN не уточнялось, о каких упущениях по службе этих должностных лиц шла речь.

2 декабря марокканские власти объявили о нейтрализации «террористической ячейки», связанной с «Исламским государством» (ИГ, запрещено в России) и готовившей теракты на территории королевства. 8 участников ячейки действовали в городах Фес и Танжер. Они поддерживали связи с представителями ИГ в Сирии и Ираке. В их задачу входило, в частности, рекрутирование добровольцев с последующей их отправкой на фронты джихада. По возвращении в королевство их планировалось использовать для совершения терактов на его территории.

3 декабря власти объявили об аресте в Марокко «сторонника» ИГ, который служил связником между командованием внешних операций ИГ и  террористической ячейкой, обвиненной в подготовке теракта 1 декабря во Франции и нейтрализованной французскими спецслужбами 19 ноября. По данным МВД Марокко, связник получал инструкции от своего куратора из ИГ на границе Турции и Сирии, а затем доставлял их участникам группы во Франции. Первоначально при нейтрализации этой ячейки были арестованы 7 человек. 2 из них позднее были освобождены, 5 ( 4 французов и 1 марокканец) остались за решеткой.

Объявив о стремлении Марокко вернуться в лоно Африканского союза, Рабат занялся тем, что в СМИ получило название «дипломатия контрактов». Король Мухаммед VI посетил на последние месяцы ряд африканских стран – Руанду, Танзанию, Габон, Сенегал, Эфиопию. Мадагаскар. В его планах также значились Нигерия и Замбия. Визит в последнюю перенесен на 2017 г. В этих поездках монарха сопровождали большие группы предпринимателей, и каждая из них сопровождалась подписанием большого числа торговых соглашений.

В частности, при посещении Аддис-Абебы были подписаны 7 двусторонних соглашений, и в частности, контракт стоимостью 2 млрд евро на строительство в Эфиопии комплекса по производству удобрений. Он позволит этой стране полностью удовлетворять свои потребности в удобрениях к 2025 г.

На Мадагаскаре было подписано 22 соглашения. В частности, одно из них касается восстановления природного канала Пангалан, простирающегося на 700 км параллельно восточному побережью острова.

В Кот-д`Ивуар Марокко с 2015 году участвует в работах в заливе Кокоди в Абиджане. Их стоимость – свыше 150 млн евро. Планируемый срок завершения работ – 2019 г.

В Нигерии в ходе состоявшегося 1 – 2 декабря визита Мухаммеда VI обсуждался, в частности, проект продления западноафриканского газопровода через Марокко до Европы. В настоящее время по западноафриканскому газопроводу природный газ с месторождений на юге Нигерии поступает в Бенин, Того и Гану. Таким образом, Марокко может «перебежать дорогу» Алжиру, уже обсуждавшему аналогичный проект с Нигерией начиная с 2002 г. В том случае сторонам не удалось договориться по вопросам финансирования.

Рабат начал реализовывать свою «африканскую стратегию» примерно 15 лет назад с опорой на марокканских лидеров в различных сферах экономики, в которых в ряде случаев участвует холдинг королевской семьи компания Societe nationale d`investissement (SNI). Он также поддерживает крупнейшие государственные компании типа Office cherifien des phosphates (OCP). Последний намерен инвестировать в Африке в ближайшие 15 лет 15 млрд долларов.

До 2016 г. Рабат работал главным образом с франкоговорящими странами Западной Африки – сферой его традиционного влияния, которые поддерживали позицию Марокко в западносахарском конфликте. За последние месяцы Рабат расширил свою активность на весь континент, в том числе на страны Восточной Африки.

В целом, Марокко стало вторым после ЮАР африканским инвестором, заключив с 2000 г. с африканскими странами южнее Сахары около 500 соглашений о сотрудничестве.

Похоже, что в Рабате решили разморозить и отношения с Нуакшотом. 28 декабря в Мавританию отправилась правительственная делегация, визит которой был призван рассеять все «недоразумения», осложняющие двусторонние отношения.

6 декабря министру иностранных дел Марокко Салахеддину Мезуару пришлось «корректировать стрельбу» в адрес России, связанную с заявлением премьер-министра – исламиста Абдельиллы Бенкирана от 30 ноября, обвинившего Россию в «разрушении Сирии». В тот день министр принял посла России в Марокко Валерия Воробьева «по его просьбе». Как отмечалось в коммюнике МИД Марокко, посол выразил «озабоченность Москвы заявлениями для прессы, приписанными очень высокому представителю марокканского правительства, который обвинил Россию в том, что она несет ответственность за разрушение Сирии». Хотя, согласно коммюнике, В.Воробьев не назвал этого представителя, марокканская пресса тут же указала на лидера исламистской Партии справедливости и развития (ПСР).

Опять таки согласно коммюнике, С.Мезуар заявил о приверженности королевства «поддержанию крепких отношений с Российской Федерацией», напомнив при этом об «ясной позиции Марокко относительно сирийского кризиса». По его словам, Марокко «уважает» роль России с сирийском досье, равно как и в других международных вопросах. Не обошлось и без колкостей в адрес премьера, вновь возглавившего правительство после победы ПСР на парламентских выборах 7 октября. По словам С.Мезуара, «изложение официальной позиции Марокко не может быть объектом поспешной импровизации». В коммюнике подчеркивалось, что только король Мохаммед VI, находившийся в тот момент в турне по странам Западной Африки, «остается гарантом постоянства и взвешенности дипломатических позиций Марокко».

Демарш А.Бенкирана последовал 10 месяцев спустя после визита марокканского монарха в Москву. Он явно пришелся не ко вкусу во дворце, явно рассчитывающем на содействие Москвы в решении ряда вопросов, включая западносахарский. Тем более что уже 16 декабря кабинет монарха сообщил, что Мухаммед VI отправил приглашение президенту России Владимиру Путину посетить королевство с государственным визитом. Это приглашение передано с секретарем Совета Безопасности РФ Николаем Патрушевым, посетившим Марокко. В королевстве Н.Патрушев встречался также с главой МВД Мухаммедом Хассадом и шефом DGSN А.Хаммуши.

29 декабря марокканские власти арестовали 5 участников молодежной организации ПСР, «отпраздновавших» в социальных сетях убийство посла России в Турции Андрея Карлова.

11 декабря, на 40-й день со дня трагической кончины в Эль-Хосейме торговца рыбой Мохсина Фикри, на улицы этого города вновь вышли тысячи марокканцев. Она проходила под лозунгами «Свобода!», «Справедливость!», а также под флагами берберов и Республики Риф. В знак солидарности с ее участниками забастовали работники местного порта. Власти не стали публиковать данные о численности участников манифестации.

2 декабря миссия МВФ в Марокко предсказала ускорение роста марокканской экономики в 2017 году. По ее прогнозам, показатель экономического роста составит в 2017 г. 4,4%. Одновременно миссия призвала Рабат к продолжению начатых структурных реформ.

По данным миссии, показатель экономического роста в 2016 г. составит 1,5 – 2%, что связано с засухой и низким урожаем зерновых в этом году, а также  низкой активностью секторов экономики, не связанных с сельским хозяйством.

8 декабря стало очевидным, что из-за невозможности для А.Бенкирана сформировать новое правительство до конца года не будет принят закон о бюджете на 2017 год. На тот момент проект закона был заблокирован в Палате представителей. Предполагается, что правительство будет вести текущие дела путем открытия кредитов с помощью декретов. Однако задержка с принятием проекта закона немедленно привела к остановке реализации ряда инфраструктурных проектов в госсекторе.

8 декабря стало известно, что Вашингтон одобрил сделку по продаже Рабату 1200 противотанковых ракет TOW 2A производства компании Raytheon на сумму 108 млн долларов. Этот контракт вписывается в начатую 3 года назад программу по модернизации вооружения сухопутных войск Марокко. По ней Рабат должен также получить после модернизации 200 бывших в употреблении танков «Абрамс» на сумму 358 млн долларов.

В целом, сейчас у Москвы и Рабата есть прекрасная возможность поднять на новый уровень отношения во всех сферах. Однако есть одно но: ее могут подпортить исламисты из ПСР. Здесь так и просится цитата от бывшего президента Туниса Зин аль-Абидина бен Али: «Нет умеренных и радикальных исламистов. Все они плохие».

62.55MB | MySQL:101 | 0,459sec