Признаки ухудшения отношений Государства Израиль и Австралии

Географически далекая от Израиля Австралия на протяжении последних лет неоднократно проявляла к ближневосточному партнеру свой дружественный настрой. Комментируя двустороннее сотрудничество во время визита в Израиль в сентябре 2016 г., глава австралийского Министерства иностранных дел Дж.Бишоп отметила: «Для меня это возможность убедиться, что эти отношения не являются чем-то само собой разумеющимся, что эти отношения продолжат подпитываться обеими сторонами, и что они будут и дальше процветать на основе общих ценностей»[i]. Одним из недавних примеров поддержки стала позиция страны в связи с январским мирным саммитом по палестино-израильскому конфликту в Париже. Тогда во французскую столицу была направлена делегация, в которую не вошли первые лица внешнеполитического ведомства. Понижая ранг своих представителей на конференции, одновременно выражая недовольство политикой палестинской автономии, государство продемонстрировало, что претендует на роль если не главного, то важного и значимого союзника Израиля на международной арене. При этом Австралия разделила точку зрения Великобритании и во многом солидаризировалась с позицией США, что создало для Израиля возможность рассчитывать на контакты с этими странами в противовес взаимодействию с ЕС. С другой стороны, в силу своего географического расположения Канберра потенциально представляет собой еще одного проводника израильских внешнеполитических интересов в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АРТ), свидетельством чего является запланированный визит главы правительства Б.Нетаньяху в Австралию и Сингапур.

Высокий уровень политической поддержки во многом обусловлен интересом к взаимодействию в сфере высоких технологий. Он, в свою очередь, объясняется стремлением страны выделиться в АТР. В его рамках Австралия не может в полной мере конкурировать с продукцией, поступающей на рынки по гораздо более низкой цене, в связи этим страна хотела бы сделать ставку на высокотехнологичное сельское хозяйство, а также содействовать ускорению экономического роста за счет развития малых инновационных предприятий. Во всем этом идеальным примером Канберре представляется Израиль. Встречаясь в сентябре 2016 г. в Нью-Йорке со своим израильским контрпартнером Б.Нетаньяху, премьер-министр Австралии М.Тернбулл заявил, что Израиль стал «вдохновением для нашей инновационной программы»[ii].

Впрочем, над накопленным опытом взаимовыгодного сотрудничества нависла угроза, причиной которой послужили планы израильских властей по строительству 2500 единиц жилья на территории Западного берега р. Иордан. В связи с недовольством данным решением партнера со стороны главы внешнеполитического ведомства Дж.Бишоп поступил комментарий, в котором указывалось, что МИД Австралии выражает обеспокоенность, а также призывает участников конфликта воздержаться от односторонних действий. Стоит отметить, что данное заявление прозвучало в одном из интервью главного дипломата страны, затем попав в региональные СМИ и twitter-аккаунты австралийских журналистов. Учитывая его во многом неформальный характер, израильские контрпартнеры также предпочли оставить высказывание без комментариев, поскольку как таковой антиизраильской направленности оно не несло, а означало, скорее, изменение на израильско-австралийском треке. Значимость сказанного объясняется тем, что для двусторонних отношений государств в целом характерно обозначать позиции по важным проблемам через заявления в СМИ. К примеру, противоположное заявление, в котором указывалось, что Австралия не рассматривает израильские поселения незаконными, также стало результатом интервью Д.Бишоп израильским журналистам в 2014 г.

Впрочем, на официальном уровне стороны предпочли не афишировать разногласия, доказательством чего послужила встреча Р.Ривлина с послами государств Азиатско-Тихоокеанского региона, аккредитованными в Израиле, 25 января 2017 г. В ходе данного мероприятия израильский президент подчеркнул важность сотрудничества в решении мировых проблем, включая терроризм, а также рассказал о потенциале взаимодействия в области инноваций. При этом своего рода тревожным звонком для австралийского представителя должно было стать распространения данного предложения на все государства региона, включая Китай, Японию и Индию, конкурирующих за внимание ближневосточного партнера. Посол Австралии, в свою очередь, выступил с заявлением от лица всех собравшихся, выразив поддержку стране в целом и ее президенту лично.  По словам дипломата: «Здесь собрались разнообразные группы стран, объединенные вокруг нескольких тем: поддержки безопасности и благополучия граждан Израиля, высокой оценки того, что Израиль достиг за свою непродолжительную историю, а также глубокой признательности к уникальной борьбе, с которой вы [израильтяне] сталкиваетесь здесь [на Ближнем Востоке]»[iii].

Таким образом, сложившаяся ситуация продемонстрировала, что Израиль сегодня не может быть до конца уверен ни в ком из своих партнеров. Страны, которые не боялись высказаться против антиизраильских шагов в ООН или на площадках других международных форумов, как показал пример Австралии, способны неожиданно дать понять, что происходит изменение их позиции в сторону ужесточения политики в отношении ключевых вопросов палестино-израильского противостояния. Особенно примечательно, что данная тенденция проявилась в рамках Азиатско-Тихоокеанского региона, на экономический и политический потенциал которого Израиль планирует делать ставку. Во многом повышенный интерес к вопросам, затрагивающим мирное урегулирование, стал следствием парижского мирного саммита, продемонстрировавшего, что фактически любое государство может включиться в разрешение конфликта и оставить свой след в ближневосточной повестке дня.

Проблемы во австралийско-израильских отношениях могут быть устранены в рамках запланированного визита в Канберру премьер-министра Б.Нетаньяху. Однако в последние дни все чаще звучит предположение о риске его отмены по причине приглашения посетить Вашингтон, а также продолжающегося вокруг главы правительства разбирательства. Впрочем, помня о недовольстве австралийских политико-дипломатических кругов, уже столкнувшихся со срывом приезда Р.Ривлина в феврале 2016 г., повторение ситуации может лишь усугубить нарастающие противоречия. Как следствие, указанное заявление израильским властям следует воспринимать как некое предупреждение, свидетельствующее о стремлении Австралии перестать играть второстепенные роли в системе внешнеполитических координат ближневосточного партнера.

[i] President Rivlin and PM Netanyahu meet with Australian FM Julie Bishop // Israel Ministry of Foreign Affairs. 04.09.2016. URL: mfa.gov.il/MFA/PressRoom/2016/Pages/President-Rivlin-and-PM-Netanyahu-meet-with-Australian-FM-Bishop-4-September-2016.aspx

[ii] PM Netanyahu meets with Australian PM Turnbull in New York // Israel Ministry of Foreign Affairs. 22.09.2016. URL: mfa.gov.il/MFA/PressRoom/2016/Pages/PM-Netanyahu-meets-with-Australian-PM-Turnbull-in-New-York-22-September-2016.aspx

[iii] President Rivlin meets with ambassadors to Israel from Asia-Pacific countries // Israel Ministry of Foreign Affairs. 25.01.2017. URL: mfa.gov.il/MFA/PressRoom/2016/Pages/President-Rivlin-meets-with-ambassadors-to-Israel-from-Asia-Pacific-countries-25-January-2017.aspx

62.54MB | MySQL:101 | 0,503sec