Обзор результатов социологического опроса, проведенного стамбульским университетом «Кадир Хас». Часть 2

Продолжаем рассмотрение результатов социологического опроса, проведенного стамбульским университетом «Кадир Хас». Завершив рассмотрением уровня поддержки населением президента Р.Т.Эрдогана обратимся к вопросам доверия к органам власти в стране.

Как следует из результатов отчета, число респондентов, которые доверяют («определенно доверяю» и «доверяю») администрации президента оказалось наибольшим – 49,4% и здесь по сравнению с опросом годовой давности наблюдается рост – с 46,9%. На втором месте следует армия – ей доверяют 47,4% опрошенных. Впрочем, в её случае можно констатировать провал с 62,4% в 2015 году. Собственно, причина – понятна: неудавшаяся попытка переворота не могла не сказаться на восприятии военных населением. На третьем месте за армией следует полиция – ей доверяют 47,4% опрошенных. И в этом случае следует говорить о падении, правда не столь драматичном – с 51,9%. Показателен тот факт, что до отметки хотя бы в 50% Великое Национальное Собрание (Меджлис) Турции не дотягивает – 46% и хотя уровень доверия к нему и растет, но все же ни разу с 2011 года (период, по которому есть данные) его не поддержало большинство населения страны.

Остальные ведомства в порядке убывания уровня доверия: правительство (45,6%), судебная система (35,5%), неправительственные организации (26,2%), университеты (24,7%), Высшая учебная комиссия (22,1%), политические партии (21,8%), СМИ (15,1%).

Иными словами можно констатировать следующее: ни одно турецкое учреждение или ведомство не пользуется поддержкой больше половины населения страны. Единственный серьёзный претендент на эту функцию – армия – в 2016 году утратила свои позиции, испытав серьёзный удар по своему имиджу в результате попытки переворота 15 июля 2016 года.

Одним из самых злободневных вопросов повестки дня является отношение в турецком обществе к возврату смертной казни. Впрочем, надо отметить, что складывается впечатление о том, что эту карту турецкое руководство разыгрывает с пропагандистской целью в рядах своего электората и потенциальных сторонников, ну и за одно «дергая за усы»  европейских либералов. Сложности в имплементации подобного решения, применительно к деяниям прошлого (отсутствие в юридической практике обратной силы) и возможная резкая реакция со стороны ЕС – это, безусловно, будет приниматься турецким руководством в расчет.

Итак, что думает по поводу смертной казни турецкое общество, а точнее – респонденты, принявшие участие в опросе? За возврат смертной казни высказалось 44,5% опрошенных, при этом главным «поставщиком» сторонников этой идеи является, понятное дело, правящая партия и националисты. Против высказались – 30,2% в массе своей республиканцы и курды. Еще 25,3% следует отнести к лагерю «неопределившихся».

В то же самое время, 50% опрошенных заявило о том, что судебная система в Турции «политизируется». В равной степени большинство опрошенных высказало уверенность в том, что Турция поляризована по политическому признаку – около 61,7%. Самым сдержанным образом по этому поводу выступили сторонники правящей Партии справедливости и развития.

Весьма интересным вопросам являются линии «разломов» в турецком обществе. Вот какие варианты были предложены организаторами опроса:

  1. Светские – мусульмане: 47,6% «за» (2015 год – 40,2%).
  2. Левые – правые: 21,9% «за» (2015 год – 26,2%).
  3. Западники – «восточники»: 15,2% «за» (2015 год – 20,3%).
  4. Богатые – бедные: 10,0% «за» (2015 год – 7,8%).
  5. Город – деревня: 5,3% «за» (2015 год – 5,5%).

Таким образом, можно говорить о том, что главным водоразделом в турецком обществе, согласно данным проведенного опроса, стало отношение к религии. При этом в его наличии уверено: 45,6% сторонников правящей партии, 60% сторонников республиканцев и 39% националистов. Для курдов религиозный фактор оказался значительно менее важным: они (70%) проводят свою границу по линии «левые – правые» без привязки к религиозным убеждениям.

Переходя от политических вопросов к экономическим, отметим, что лишь 38,7% с определенностью заявили, что экономическая политика руководства страны является успешной. В то же самое время, о её неуспешности с уверенностью заявило 35,3%. 26% опрошенных затруднились определить свое отношение. Прочитывать эти данные можно по разному: с одной стороны можно заметить, что с 2011 года 38,7% «позитива» являются наилучшим достигнутым результатом. Но, с другой-то стороны, не мешает помнить о том, что именно успехи в сфере экономики всегда выдвигались правящей партией в качестве своей визитной карточки и «неубиваемого» козыря против любых демаршей оппозиции. Было это очень убедительно вплоть до 2011 года – в дальнейшем страна вступила в период турбулентности. И 38,7% — явно недостаточный показатель для партии, которая претендует на монопольное положение во власти, который нуждается в срочном выправлении. Этим, собственно, и занимается правительство пытающееся «перезапустить» историю турецкого успеха с помощью различных экономических интервенций. Впрочем, пока получается не слишком здорово, главным свидетельством чего является обрушение курса турецкой лиры, губительное для перекредитованного в иностранной валюте частного сектора страны и экономики, зависящей от поставки энергоносителей из-за рубежа.

42.38MB | MySQL:92 | 0,978sec