Израиль и военный конфликт в Сирии

Израиль непосредственно граничит с районами боев в Сирии. Боевые столкновения между союзниками президента Башара Асада и вооруженной оппозицией происходят уже на протяжении нескольких лет в мухафазах (губернаторствах) Эль-Кунейтра и Дераа, соседствующих с Голанскими высотами, перешедшими под контроль Израиля в результате Шестидневной войны 1967 года. За исключением отдельных точечных ударов по тем или иным целям на сирийской территории (обычно о них сообщают зарубежные источники в то время, как израильские власти хранят по поводу их молчание), еврейское государство не вмешивается непосредственно в гражданскую войну в соседней стране.

На протяжение всех лет, прошедшй с 2011 года, когда в Сирии началась гражданская война, израильские политики публично высказываются по поводу событий в соседнем государстве с крайней осторожностью. По сути, хоть какие-либо публичные заявления  на эту тему делали только премьер-министр Биньямин Нетаньяху (он непрерывно занимает эту должность с 2009 года) и министры обороны (с начала гражданской войны в Сирии эту должность занимали Эхуд Барак, Моше Яалон и Авигдор Либерман). Смысл  этих высказываний всегда сводился к тому, что Израиль не причастен к войне в Сирии и не желает быть в нее втянутым, однако он ни в коем случае не позволит обстреливать свою территорию с территории Сирии. Не только представители правящей коалиции, но и парламентская оппозиция последовательно воздерживалась от каких-либо публичных высказываний на эту тему.

Без преувеличения можно сказать, что практически все израильтяне, независимо от их политических взглядов, прекрасно понимают, что буквально на пороге их страны разворачивается один из самых кровавых конфликтов нового столетия и что умение Биньямина Нетаньяху не допустить втягивания Израиля в этот конфликт стоит на страже их жизненно важных интересов. Несомненно, эта способность стала одной из важных причин колоссального и беспрецедентно многолетнего (в истории Израиля) политического успеха Биньямина Нетаньяху и его огромного авторитета среди избирателей. Не случайно отнюдь не редкими являются заявления о том, что столь масштабной фигуры на посту премьер-министра не было со времен Давида Бен-Гуриона, первого премьер-министра независимого Государства Израиль.

С сентября 2015 года, после начала активного вмешательства России в гражданскую войну в Сирии, важнейшим моментом реакции Израиля на события в соседней стране стало налаживание и поддержание двусторонних контактов с Москвой в военной сфере. И ведущей фигурой в этих контактах опять же был премьер-министр Биньямин Нетаньяху. Его неоднократные визиты в Москву, естественно, не ускользнули от внимания израильских СМИ, однако и израильские СМИ, и израильские политики, включая парламентскую оппозицию, избегали давать сколь-либо пространные и серьезные комментарии по поводу этих визитов (не говоря уже о какой-либо критике по этому поводу). Все понимали, что речь идет о согласовании с Москвой каких-то вопросов, связанных с защитой жизненно важных интересов всех граждан еврейского государства, и предоставляли премьер-министру большой кредит доверия в его контактах с президентом Владимиром Путиным и с другим высшими должностными лицами России.

Это отнюдь не означает, что все в Израиле поддерживают политику России в Сирии. Излишне останавливаться на том, что Иран и «Хизбалла», выступающие в качестве союзников России в сирийском конфликте, не без оснований рассматриваются израильтянами в качестве заклятого врага. Однако израильские политики — как из правого, так и из левого лагеря — воздерживались от публичной критики действий России в Сирии. Это также было одним из проявлений большого кредита доверия к премьер-министру Биньямину Нетаньяху в сирийском вопросе. С открытой критикой действий России в Сирии выступали только внепарламентские радикально левые израильские организации, пользующиеся поддержкой главным образом среди израильских арабов-мусульман и у очень небольшого числа евреев. В прошлом году они неоднократно организовывали небольшие антироссийские демонстрации в связи с боевыми действиями в Алеппо и многочисленными жертвами среди тамошнего гражданского населения. Со стороны этих организаций раздавались время от времени и полностью игнорировавшиеся до самого недавнего времени призывы к израильским властям открыть границы и принять беженцев из Сирии.

Следует отметить, что отношение израильских арабов к гражданской войне в Сирии неоднозначно. Израильские друзы и арабы-христиане естественным образом сочувствуют своим единоверцам, подвергающимся в Сирии нападениям со стороны суннитских боевиков. Однако и мусульмане сунниты, составляющие порядка 80% арабского населения Израиля отнюдь не едины в данном вопросе. С одной стороны в израильских СМИ неоднократно упоминались факты участия отдельных израильских мусульман в гражданской войне в Сирии на стороне ИГ и о пропаганд в его поддержку, ведущейся в арабоязычных социальных сетях израильскими мусульманами. Все вернувшиеся в Израиль израильские арабы, воевавшие на стороне ИГ или пытавшиеся присоединиться к нему (обычно израильские арабы добираются в Сирию через Турцию), предстали перед израильским судом и получили сроки тюремного заключения.

С другой стороны, важно упомянуть и о том, что во многих случаях попытки молодых израильских мусульман присоединиться к боевикам ИГ в Сирии были сорваны обращением их родных к израильским властям. Среди арабов-мусульман в Израиле (не говоря уже о христианах и друзах) укрепилось за годы гражданской войны в Сирии осознание того, что проживание в Государстве Израиль гарантирует им не только недоступный подавляющему большинству граждан в арабских странах уровень жизни, социальных гарантий и гражданских свобод, но и просто их физическую безопасность и безопасность их детей.

Особую позицию в отношении конфликта в Сирии занимает друзская община Израиля, представителем которой в правительстве является занимавший министр без портфеля при канцелярии премьер-министра Аюб Кара (Ликуд). Негласное сотрудничество Израиля с боевиками сирийской суннитской группировки «Джебхат ан-Нусра» (прежде всего, оказание им медицинской помощи) вызвало негодование друзской общины Израиля в связи с причастностью этой организации к насильственному обращению в ислам друзов в Сирии и к нападениям на крупное, но изолированное друзское село Хадер (мухафаза Эль-Кунейтра), расположенное непосредственно к востоку от границы с Израилем. Год-полтора назад имели место бурные демонстрации израильских друзов и даже нападения на «скорые помощи» ЦАХАЛа, перевозившие раненных сирийцев в израильские больницы. В итоге лидеры сирийских суннитских боевиков, контактировавших с израильтянами, выразили сожаление по поводу упомянутых инцидентов и обещали воздерживаться от нападений на сирийских друзов. Упомянутый конфликт между израильскими властями и друзской общиной был сравнительно быстро урегулирован в частности, благодаря усилиям уже упомянутого Аюба Кары, занимавшего в то время пост заместителя министра по региональному сотрудничеству.

Говоря об этно-конфессиональном факторе в отношении Израиля к гражданской войне в Сирии, важно упомянуть о том, что на сегодняшний день в этой стране практически не осталось евреев. Когда-то еврейское население Сирии  было очень многочисленно. Уместно упомянуть о том, что юго-западные районы этого государства являются, согласно Библии, частью надела колена Манассии, одного из 12 колен Израилевых, и вплоть до конца I в. н.э. они входили в состав древнееврейских государств. Тысячи евреев покинули Сирию в период между Первой и Второй мировыми войнами, перебравшись в британскую подмандатную территорию Палестина/Эрец-Исраэль и в страны Запада (прежде всего, в Латинскую и Северную Америку). Сирийская перепись населения 1943 года показала, что в стране оставались 30 тысяч евреев, из которых 17 тысяч жили в Алеппо, 11 тысяч – в Дамаске и 2 тысячи – в Камышлы. В последующие годы еврейское население продолжало сокращаться за счет эмиграции (в том числе нелегальной) и репатриации в Израиль, ставший независимым государством. В середине 90-х годов прошлого века в Сирии еще оставалось около 4 тысяч евреев. Президент Хафез Асад разрешил им покинуть страну при условии, что они не станут репатриироваться в Израиль. После этого практически все евреи эмигрировали из Сирии. По данным 2006 года несколько десятков евреев оставались в Дамаске и еще несколько человек – в Камышлы. В Алеппо к этому времени уже не было евреев.

Отсутствие еврейского населения, которое на протяжение десятилетий было фактически заложником состояния войны между Сирией и Израилем, ограничивает интересы еврейского государства во внутрисирийском военном конфликте тремя основными пунктами:

  1. Недопущение распространения военных действий на израильскую территорию.
  2. Недопущение размещения вооруженных сил Ирана и «Хизбаллы» на сирийско-израильской границе.
  3. Гарантирование безопасности друзского меньшинства в Сирии. Данный пункт важен для Израиля в связи с особыми отношениями между друзской общиной и еврейским государством (в Израиле часто говорят о «кровном союзе» между евреями и друзами, которые служат в ЦАХАЛе). Как уже было сказано выше, в Сирии друзы, как и другие религиозные меньшинства, подвергаются преследованиям со стороны суннитских экстремистов.

В рамках усилий по достижению этих трех целей Израиль поддерживает контакты с некоторыми действующими в мухафазах Эль-Кунейтра и Дераа оппозиционными суннитскими группировками. Эти контакты не афишируются, однако известно, что многие сотни, если не тысячи сирийцев получили и получают медицинскую помощь в больницах на севере Израиля и в полевых госпиталях, сооруженных ЦАХАЛом на границе. Вскользь сообщалось также об оказании Израилем гуманитарной помощи гражданскому населению непосредственно на сирийской территории.

Теперь Израиль впервые примет беженцев из Сирии. В минувшую среду израильские СМИ сообщили, что министр внутренних дел Арье Дери, представляющей ультраортодоксальную сефардскую партию ШАС, утвердил программу, в рамках которой Израиль примет 100 детей-сирот, родители которой погибли в ходе гражданской войны в Сирии. Пока речь идет только о принципиальном решении, но реализация этой программы начнется в самое ближайшее время.

Планируется, что в течение первых трех месяцев своего пребывания в Израиле, в рамках первичной адаптации сирийские дети будут проживать в условиях специального интерната. После этого они будут переведены в обычные учебные заведения, находящиеся в ведении министерства просвещения Израиля. Не исключается, что израильские социальные службы попытаются найти им приемные семьи. Дети будут находиться в Израиле в статусе временных жителей. Практически это означает, что они получат израильское удостоверение личности, но не израильский иностранный паспорт.

Как было сообщено израильскими СМИ, не исключается возможность того, что Израиль примет также ближайших родственников этих сирийских детей – их братьев, сестер и родителей, если таковые неожиданно обнаружатся. Израиль намерен дать обещание ООН, что после четырех лет пребывания в стране в статусе временных жителей, сирийские дети смогут получить израильское гражданство, что даст им право остаться в Израиле навсегда.

Израиль имеет опыт успешного обустройства беженцев, прибывших в страну из Ливана в 2000 году, после вывода сил ЦАХАЛа из зоны безопасности, существовавшей на юге этой страны. Это были в основном христиане-марониты, активно сотрудничавшие с Израилем, а также небольшое число ливанских друзов, К каким конфессиональным общинам принадлежат дети, которых предполагается привезти в Израиль из Сирии, не сообщается. Скорее всего, речь пойдет о мусульманах-суннитах, арабах и черкесах, из числа жителей мухафаз Эль-Кунейтра и Дераа. Вопрос о конфессиональной принадлежности имеет особое значение в случае, если эти дети будут переданы в приемные семьи. Согласно израильским законам, оставшиеся без родителей дети, передаются только в приемные семьи, исповедующие ту же религию, что и религия биологических родителей этих детей.

Приход к власти в США президента Дональда Трампа изменил правила игры в Сирии. Во всяком случае, так это воспринимается в Израиле, хотя большинство израильских СМИ избегают на данном этапе публиковать развернутые комментарии на эту тему. Единственным исключением является пока интернет-сайт «Дебка» (имеет версии на иврите и на английском), специализирующийся на ближневосточной военной и внешнеполитической тематике. Нередко он первым не только описывает, но и верно предсказывает развитие событий, хотя время от времени в его адрес раздаются упреки в чрезмерной спекулятивности. Так или иначе, этот сайт опубликовал сообщение, согласно которому после того, как Дональд Трамп сменил в Белом доме Барака Обаму, между США, Россией и Турцией было достигнуто соглашение о создании зон контроля в Сирии вооруженных  сил трех упомянутых государств. Опубликованная «Дебкой» карта с обозначение этих зон приводится ниже.

Согласно этой карте зона контроля российских вооруженных сил России распространяется на запад Сирии, включай все сирийское побережье Средиземного моря, Алавитские горы, где сосредоточена основная масса алавитов, являющихся главной опорой режима Башара Асала, а также такие крупные города, как  Алеппо, Идлиб и Хомс. Под контролем турецкой армии должна оказаться сравнительно небольшая полоса приграничной сирийской территории в центральной части сирийско-турецкой границы. Уместно отметить, что этой зоне проживает значительное тюркоязычное меньшинство (сирийские туркоманы), вооруженные формирования которых опираются на поддержку Турции. Что касается армии США, то под ее контролем должны оказаться две зоны: на северо-востоке и на юго-западе страны. Северо-восточная зона — это Сирийский Курдистан, власти которого фактически не скрывают своих контактов не только с США, но и с Израилем. Уместно упомянуть о том, что здесь же сосредоточена значительная (если не большая) часть еще сохранившегося в Сирии христианского населения. Вооруженные формирования христиан-ассирийцев действуют в тесном контакте с курдскими вооруженными формированиями. Юго-западная зона контроля непосредственно граничит с Израилем и представляет для еврейского государства особый интерес.

Эта зона включает в себя уже упоминавшиеся мухафазы Эль-Кунейтра и Дераа, а также мухафазу Ас-Сувейда, подавляющее большинство населения которой составляют друзы. По изложенным выше причинам судьба этой конфессиональной общины представляет для Израиля особый интерес. Помимо этого, в Ас-Сувейде проживает заметное христианское меньшинство. Если данное сообщение «Дебки» верно хотя бы в общих чертах и сирийские мухафазы Эль-Кунейтра, Дераа и Ас-Сувейда действительно перейдут под контроль вооруженных сил США и Иордании, а также союзных им вооруженных формирований сирийской оппозиции, то все три изложенных выше пункта основных интересов еврейского государства в Сирии будут достигнуты.

В таком случае останется лишь одна серьезная проблема, которая пусть косвенно, но связана с гражданской войной в Сирии. Речь идет о российских и иранских поставках вооружений боевикам шиитской ливанской «Хизбаллы». До сих пор ЦАХАЛ препятствовал таким поставкам, нанося точечные удары по тем или иным объектам на сирийской территории. Неясно, сохранится ли возможность относительно свободы действий израильских ВВС в Сирии, если соглашение об упомянутых зонах безопасности вступит в силу.

52.79MB | MySQL:108 | 0,457sec