Обзор результатов социологического опроса, проведенного стамбульским университетом «Кадир Хас». Часть 8

Продолжаем обсуждение результатов социологического опроса, проведенного стамбульским университетом «Кадир Хас», продолжая рассмотрение раздела, посвященного вопросам самоидентификации и отношений в турецком социуме. Следующим вопросом стал такой: считаете ли вы Турцию современным или отсталым государством? В целом, респонденты высказались за современность страны, где они проживают – около 68,3%. Хотя и нельзя сказать, что число тех, кто назвал страну «отсталой», пренебрежимо мало – 31,7%. Довольно любопытно посмотреть по срезам, какие группы участников Опроса какие ответы дали на данный вопрос.

Итак, что любопытно: больше всего за современность страны голосовали консерваторы и те, кто назвал себя людьми религиозными. Таких нашлось 88,9% и 84,2% соответственно. А меньше всего, кемалисты и социалисты – 43,9% и 28,6% соответственно. С точки зрения своей партийной принадлежности: сторонники правящей Партии справедливости и развития чуть ли не единым фронтом выступают за современность Турции – 90,4%. За ними следуют националисты из Партии националистического движения – 60,0%. Далее: кемалистская Народно-республиканская партия с 42,1% и прокурдская Партия демократии народов – 32,8%.

Вообще, вопрос «современности» сам по себе достаточно размыт и, похоже, для сторонников руководства страны под нею не понимается построение демократии по западным лекалам. И, напротив, с точки зрения кемалистов – именно они являются «моделью для сборки» современного государства.

Далее, организаторы начинают задавать вопросы, которые смотрятся в качестве уточняющих.

Вот, например: респондентам было предложено три утверждения и было предложено прокомментировать их с тем или иным уровнем определенности. В числе этих вопросов: «Турция – демократическая страна», «В Турции есть свобода убеждений», «Пресса в Турции – свободна». Всего было предложено пять уровней определенности в комментариях: от «целиком поддерживаю» до «категорически не поддерживаю».

Первое – по поводу демократии: доля тех, кто, так или иначе, позитивно высказался относительно её наличия в стране, составило 46,2%, что больше чем во все предыдущие годы, за исключением лишь 2011 года, когда положительно проголосовало 50,7%. 27,1% опрошенных отозвалось отрицательно по поводу демократичности Турции и наблюдается достаточно высокий процент не определившихся по данному вопросу – 26,7%.

Относительно свободы убеждений: только 41,1% опрошенных в целом положительно отозвалось по поводу её наличия в стране. 23,5% затруднились в своей оценки, а негативно прокомментировало ситуацию – 35,4%. Впрочем, справедливости ради надо сказать, что число посчитавших, что страна – свободна для выражения различных мнений в 2016 году оказалось самым высоким с 2011 года (тогда было 42,7%).

Что же до свободы прессы, то и здесь наблюдается весьма схожая ситуация: положительно высказалось 34,8%, отрицательно – 39,5% и неопределенно – 25,7%. Данный результат следует признать средним, поскольку были и лучшие (в 2015 году за свободу прессы высказалось 40,3%), но были и заметно худшие (в 2014 году – 24,6%).

Вообще, напрашивается довольно любопытный вывод о том, что, похоже, согласно мнению тех, кто высказался за то, что Турция является современным государством, неотъемлемыми чертами этого самого современного государства не являются ни наличие демократии, ни свободы убеждений, ни свободы прессы.

Далее организаторы Опроса углубляются в вопрос уровня турецкой демократии предлагая его оценить одним из пяти высказываний: от того, что Турция – демократическая страны, до того, что в Турции демократии нет. За то, что Турция – целиком и полностью демократическая страна высказалось 35,6% опрошенных, за то, что в Турции демократия отсутствует – 7,7%. 28,0% отметило, что демократия в Турции «слабеет». Напротив, 20,4% — то, что Турция «демократизируется». А ещё 8,3% нашло в себе мужество сообщить, что в Турции сформировалась «продвинутая демократия», впрочем понятно, что главными «поставщиками» этого утверждения являются сторонники правящей Партии справедливости и развития.

Вообще, партийная принадлежность проголосовавших тем или иным образом и здесь распределилась довольно предсказуемым образом: сторонники ПСР уверены в том, что демократия в Турции – либо уже продвинутая (14,0%), либо обычная (54,2%), либо страна интенсивно двигается по пути к ней (21,8%). Сторонники ни одного оппозиционного движения не высказали такого уровня оптимизма, по поводу турецкой демократии, даже «коалиционные партнеры» ПСР – националисты, чьи голоса распределились следующим образом: демократия в стране слабеет – 36,4%, Турция, напротив, демократизируется – 27,3% и Турция – демократическая страна – 24,5%. Что уж говорить здесь про реальную оппозицию – республиканцев и курдов. Из сторонников кемалистской Народно-республиканской партии 58,4% высказалось за то, что демократия в Турции слабеет, а ещё 11,7% за то, что демократии просто нет. И только 17,3% назвали страну демократическим государством. Что же до курдов, то здесь ситуация – даже хуже. 41,0% уверены, что демократии в Турции нет, 34,4% — в том, что демократия в стране слабнет и лишь 14,8% сказало, что Турция является демократическим государством.

42.31MB | MySQL:87 | 0,923sec