Об указе президента Д.Трампа, ограничивающего въезд в США граждан семи мусульманских стран

Недавний указа президента США Дональда Трампа об ограничении въезда в США граждан из семи мусульманских стран (наиболее подвергающих  угрозе интересы национальной безопасности США) вызвал истерику среди либеральной общественности, и, естественно, руководства тех ближневосточных и африканских стран, которых это ограничение коснулось. Интересно, что чиновники Госдепартамента США узнали в своем большинстве об этом указе из СМИ. Это говорит о степени доверия нынешней администрации «инкубатору Х.Клинтон». Между тем, издание такого указа, по нашей оценке, демонстрирует нам попытку (есть все надежды на то, что она окажется успешной) создать нужный алгоритм снижения большинства рисков плохо организованного миграционного процесса, с которым сейчас столкнулась в первую очередь Европа. Миграционный кризис, последствия которого для выживания западного общества представителям последнего еще предстоит уяснить и сформулировать, в настоящее время больше напоминает шантаж ЕС элитами ближневосточных и африканских стран. Откупаться до бесконечности от этого зла не получится, а значит, на повестке дня стоит первоочередная задача выработки надлежащих механизмов для предотвращения этой угрозы. И не только с точки зрения чисто культурологических и гуманитарных аспектов, но, прежде всего, в формате снижения рисков исламистских террористических угроз. Президентский указ «О защите нации от въезда иностранных террористов в Соединённые Штаты» (Protecting The Nation From Foreign Terrorist Entry Into The United States) от 27 января 2017 года (далее – «указ») вводит временный запрет на въезд в США граждан тех стран, где США имеют очень ограниченные возможности и для надлежащей проверки заявителей на получение визы, и для сбора разведданных (в первую очередь из-за непрекращающихся местных вооруженных конфликтов), что ограничивает возможность не допустить въезд в США лиц, которые намерены и/или могут совершать террористические акты на территории страны. Указом спецслужбам США выделено время (хотя 60 дней явно недостаточно) на разработку и подготовку режима усиленного контроля за выдачей виз и проверкой иммигрантов, что является важным инструментом для обеспечения охраны и безопасности граждан США на территории своей страны. Отметим в этой связи, что возможности проверки подлинности предоставляемых беженцами документов у спецслужб США и ЕС крайне ограниченны. Обычной практикой в такого рода случаях является запрос через дипломатические каналы соответствующим службам стран пребывания. Но эта схема (кстати, далеко не идеальная) работает только при наличии таких каналов коммуникации, или хотя бы наличия в той или иной стране диппредставительства США и стран ЕС. В случае с Сирией или Йеменом например, понятно, что даже таких возможностей нет. В этой связи очевидно. что посольство не может гарантировать или даже физически охватить какими-либо неформальными проверочными мероприятиями крайне обширную категорию граждан, стремящихся получить въездную визу. Практика визирования в МВД стран пребывания предоставляемых в посольство документов на получение визы спасет ситуацию лишь условно, из-за широко развитой системы коррупции в странах «третьего мира». В этой связи единственным вариантом остается усиление мер контроля непосредственно на границе. Что собственно и является одной из главных задач указа. Она состоит в том, чтобы ввести режим экстремальной проверки определенных категорий заявителей на получение визы в тех странах, которые считаются источником всевозможных угроз для национальной безопасности США. Согласно тексту указа: «чтобы защитить американцев, Соединенные Штаты должны обеспечить, чтобы лица, которым предоставляется право на въезд в эту страну, не несли враждебного отношения к ней и ее основополагающим принципам. Соединенные Штаты не вправе и не должны допускать [въезд в страну] лиц, которые не поддерживают Конституцию, или которые будут насаждать идеологию насилия над американским законодательством. Кроме того, Соединенные Штаты не должны допускать [въезд в страну] лиц, совершающих акты фанатизма или ненависти (в том числе убийства «за честь», различного рода насилие в отношении женщин или преследование инакомыслящих) или лиц, которые будут угнетать американцев по расовым или гендерным признакам, или по признакам сексуальной ориентации». Отличие данного документа от предыдущих аналогичных, а тем более, от очень аморфного и размытого соответствующего законодательства ЕС в том, что он не только констатирует, но и предлагает алгоритм решения.
Основная группа, которой администрация Д.Трампа хочет запретить въезд в США, это исламисты (в отличие от т.н. «умеренных мусульман»). По данным ряда британских экспертов , это 10-15% от всех мусульман и преимущественно сунниты, которые стремятся применять исламское право (шариат) буквально и повсеместно. Определить исламиста по чисто визуальным признакам фактически нереально. В данном случае пятидневные молитвы и соответствующий синяк на лбу, ношение хиджаба (а ваххабиты к тому же не носят нижнего белья) и иные проявления мусульманского поведения в данном случае не годятся. По ним нельзя делать однозначный вывод, хотя по практике спецслужб, эти люди должны автоматически заноситься в «группу риска». Понять их реальные настроения можно, только посидев с ними на исповеди и участвуя с ними в соответствующих разговорах. Но это вопрос уже к приобретению соответствующей агентуры. которая будет работать с этой категорией лиц уже после их въезда. Значит, в этом случае встает во главу угла вопрос об организации соответствующей проверочной деятельности, которая должна быть законодательно оговорена сроками (2-3 года), и в период которой беженец не должен получать пособий и должен находиться в «подвешенном» состоянии своего статуса пребывания. Кстати, мы не согласимся с британскими экспертами, которые утверждают, что последователям аль-Ваххаба и деобандистам (и те, и другие составляют большинство исламских радикалов) позволено носить символы других религий (кресты, звезды Давида и др.), если это «содействует делу пророка Мухаммеда». Это не так. По крайней мере, прикладная практика борьбы с исламистами таких случаев до сих пор не встречала. Это как раз тот самый психологический барьер, который радикалы и джихадисты переступить не могут. Британские эксперты также указывают на элементы некомпетентности американских бюрократов и сотрудников спецслужб, которые «несознательно» допускали убежденных радикалов в совещательные органы американских спецслужб и силовых ведомств. Они приводят несколько примеров.
• В 2001 году на обед в Пентагон был приглашен Анвар аль-Авлаки, американский исламист, который позднее был убит ударом беспилотника в Йемене;
• В 2002 году спикер ФБР Билл Картер описывал Американо-мусульманский совет (American Muslim Council (AMC)) как «самую популярную мусульманскую группу в США» – всего за два года до того, как само же ФБР арестовало основателя и главу АМС Абдурахмана Аламуди по обвинению в связях с террористами. Он был приговорен к 23 годам заключения и на сегодня отбыл половину срока.
• В 2003 году Джордж Буш-младший назначил не особо скрывающего свой настрой исламиста Халеда Абу аль-Фади, среди прочих, в состав Комиссии США по международной религиозной свободе (the United States Commission on International Religious Freedom).
• В 2015 году среди сотрудников Белого дома в роли консультантов выступали представители Совета по американо-исламским отношениям (CAIR), и это несмотря на то, что изначально CAIR финансировала определенная террористическая группа, несмотря на частые случаи депортации его сотрудников по обвинению в терроризме, несмотря на многочисленные случаи обмана, и несмотря на то, что главной задачей одного из лидеров CAIR является превращение ислама в единственную приемлемую в США религию.
В данном случае есть очень важное соображение. Во всех перечисленных случаях мы имеем дело не с «некомпетентностью», а с «непрофессионализмом». Все эти люди были осведомителями различных американских силовых ведомств, и все они «вышли из-под контроля» в силу тех или иных причин. Как правило, это неудовлетворенные амбиции и материальные запросы, на которые спецслужбы не обращали внимания должным образом. И дело в данном случае не в «слепоте» бюрократов, а в отсутствии в спецслужбах достаточного количества подготовленных оперативников, которые бы знали «восточную психологию и менталитет». Тот же А.аль-Авлаки был платным агентом Пентагона, специализировался на создании «легендированных» исламистских групп в США (подобие операции «Трест», проведенной советской спецслужбой в 20-х годах прошлого века). Затем  А.аль-Авлаки рассорился с кураторами, уехал в Йемен, и стал с легкой руки Вашингтона «главой Аль-Каиды Аравийского полуострова (АКАП)», к которой он никакого отношения не имел.
Возвращаясь к указу, отметим, что он подразумевает подготовку «Единых стандартов проверки» для недопущения въезда в США лиц «на ложных основаниях с намерением причинять вред, или лиц, въезд которых создает риск причинения ими вреда после въезда в страну». Указ требует, чтобы единые стандарты и процедуры проверки включали такие элементы как:
1.Личные собеседования;
2.Наличие базы данных документов, удостоверяющих личность заявителей, с целью исключения возможности использования дубликатов документов разными заявителями;
3.Изменение бланков заявлений на получение визы таким образом, чтобы они включали вопросы, позволяющие выявлять неправдивые ответы и наличие злого умысла;
4. Наличие механизма проверки, обеспечивающего подтверждение подлинности данных, предоставляемых о себе заявителями;
5. Наличие процесса, позволяющего определить, станет ли заявитель достойным членом общества и сможет ли он своими делами способствовать реализации национальных интересов;
6. Наличие механизма оценки вероятности совершения заявителем преступлений или террористических актов после въезда в США.
Элементы 1, 3, 5 и 6 позволяют и требуют соблюдения процедуры, описанной ниже. В ней предусматривается два основных компонента: глубокое изучение и тщательное собеседование.
Изучение
Проверка, проводимая в отношении претендентов на должности, связанные с государственной тайной, должна включать проверку информации о семье, друзьях заявителя, его связях, работе, членстве в различных организациях, и его деятельности. Соответствующие сотрудники должны проверять предоставленную информацию на предмет наличия сомнительных заявлений, связей и действий, а также непоследовательности и пробелов. При обнаружении чего-либо сомнительного они должны глубже изучать предоставленную информацию, чтобы не пропустить проблемные моменты. Вопрос въезда в страну не менее важен, чем вопрос доступа к государственной тайне. Иммиграционный процесс должен начинаться с запроса о потенциальном иммигранте, и, как при проверке на доступ к государственной тайне, пограничная служба должна выявлять проблемы. Процесс проверки потенциальных иммигрантов должен проводиться в политической плоскости: соответствуют ли взгляды заявителя Конституции? До недавнего времени только публичные люди официально могли декларировать свои взгляды и мнения. Теперь, благодаря наличию социальных сетей и их всеобщей доступности, почти каждый может постоянно публично выражать свое мнение в письменной форме или на видео. И процедура «изучения» подразумевает анализ зафиксированной таким образом информации. Она, кстати, с большей долей вероятности позволяет составить не только психологический портрет объекта, но и выявить его политические убеждения и круг знакомств и контактов.

 

Собеседование

Собеседование при въезде будет подразумевать безальтернативное обязательство ответа на вопросы. Оно будет носить расширенный неформальный характер; процедура собеседования должна быть записана на видео. Это дает возможность зафиксировать слова, тон, манеру высказывания, выражение лица и язык тела собеседника, а также форму и суть вопросов для анализа в режиме «он-лайн» или же для дальнейшего изучения. Эффективное собеседование предполагает огромное количество вопросов по многим темам, от гомосексуализма до халифата, в то время как единичный вопрос не дает возможности выведать настрой исламиста. Ответы нужно оценивать в их совокупности. Введение обязательных вопросов – не новшество; во времена холодной войны такие собеседования проводились при выдаче виз и активно используются и сегодня в ряде стран (в Великобритании, Литве, Франции и многих других). Все это, естественно, потребует денег и подготовки большого количества новых специалистов. Но, в общем, алгоритм действий выбран администрацией Д.Трампа правильно. И в данном случае России снова в некотором смысле повезло, поскольку американцы апробируют важную модель профилактики в контртеррористической сфере. И это с учетом всех ошибок и «шишек» необходимо будет потом творчески перенести уже в российские реалии.

62.39MB | MySQL:101 | 0,739sec