О дебатах по новому проекту избирательного закона в Ливане

В Ливане официально объявлено о намерении провести в мае с.г. выборы в парламент страны. Спикер ливанского парламента Набих Берри заявил о том, что выборы должны пройти в срок и никаких продлений полномочий нынешнего парламента не будет. Состав нынешнего парламента Ливана был избран в 2008 году. В октябре 2014 года уже состоялось одно продление полномочий ливанского парламента.  Дальнейшее продление его полномочий рискует подорвать имидж Ливана как «самой демократической страны на Ближнем Востоке» и уменьшить финансовую помощь от Евросоюза и Всемирного банка.

Нынешний парламент был избран согласно Закону о выборах 1960 года с некоторыми модификациями, внесенными Таифскими соглашениями 1989 года. Согласно закону 1960 года, выборы проводятся по мажоритарной системе. В соответствии с Таифским соглашением количество депутатских мест в ливанском парламенте было увеличено до 128. Дополнительные 40 депутатских мест на начальном этапе ливанского урегулирования были чрезвычайно удобны для сирийцев, продвинувших своих протеже в высший законодательный орган страны. При этом были введены квоты. В парламенте обязательно должны быть представлены 27 депутатов-шиитов (по одному от 23 641 избирателя), 27 депутатов-суннитов (по одному от 24 984 избирателей), 34 депутата-маронита (по одному от 17 840 избирателей), 14 православных законодателей (по одному от 16 178 избирателей), 8 греко-католиков (по одному от 18 331 избирателя), 8 друзов (по одному от 18 996 избирателей), 2 алавита (по одному от 9 245 голосующих), 5 представителей армяно-грегорианской общины (по одному от 17 930 избирателей), один армяно-католик и один протестант. При этом были введены конфессиональные квоты для каждого избирательного округа. Например, от Бейрута в парламент страны должны избираться 6 суннитов, 2 шиита, 2 православных, 1 маронит, 3 представителя армяно-грегорианской общины, 1 армяно-католик, 1 греко-католик и 1 протестант. От долины Бекаа – 6 шиитов, 2 суннитов, 1 маронит и 1 греко-католик. От преимущественно христианского района Метн – 4 маронита, 2 православных, 1 греко-католик и 1 армянин, от района Кисраван в Горном Ливане – 5 маронитов,  от Захле – по 1 сунниту, шииту и марониту, 2 греко-католика, 1 армянин и 1 православный. От преимущественно христианского Джиззина – 2 маронита и 1 греко-католик. От Триполи – 5 суннитов, 1 алавит, 1 маронит и 1 православный, от Аккара – 3 суннита, 1 алавит, 1 маронит и 2 православных. От района Кура – 3 православных депутата. От Бшарри (домен Самира Джаджаа в Горном Ливане) – 3 маронита, от Згорты (домен семьи Франжье) – 2 маронита. От района Баабда – 3 маронита, 2 шиита и 1 друз. От района Алей (домен семьи Джумблатов) – 2 маронита, 2 друза и 1 православный. От района Шуф –3 маронита, 2 друза, 2 суннита и 1 греко-католик. От района Марджаюн-Хасбайя – 2 шиита, 1 суннит, 1 православный и 1 друз. От района Рашайя (западный Бекаа) – 2 суннита, 1 шиит, 1 друз, 1 маронит и 1 православный. По 3 шиитов избираются в парламент от округов Набатия и Бинт Джбейль и 4 – от Тира. От Сайды – по 2 суннита и шиита и 1 греко-католик.

Такая система должна была гарантировать паритет основных конфессий в Ливане. В парламенте должно быть представлено поровну по 64 депутата-христианина и 64 депутата-мусульманина. В то же время, в последние двадцать лет, по мнению христианских политических сил, избирательная система прекратила выполнять роль гаранта христианских интересов. После 1960 года в стране произошли значительные демографические изменения. Если на момент принятия закона 60% населения страны составляли христиане, то в настоящее время их доля в населении Ливана не превышает 40%. Кроме того приписка к определенным избирательным округам не дает возможности представителям многих общин голосовать за своих единоверцев. Например, марониты района Захрани на юге Ливана могут проголосовать только за 3 кандидатов: 2 шиита и 1 греко-католик. В избирательном округе Алей вблизи Бейрута, где проживают 50 тысяч христиан, нет ни одного христианского кандидата. В 2013 году православный депутат ливанского парламента Эли Ферзли предложил проект нового закона, заменяющего мажоритарную избирательную систему пропорциональной. Согласно его законопроекту, гражданин Ливана должен голосовать за представителя своей религиозной общины. Одновременно отменяется нынешнее деление страны на избирательные округа и обязанность приписанного к определенному округу гражданина голосовать только за кандидатов в своем округе. Кроме того, проект Э.Ферзли предусматривал предоставление избирательных прав представителям многочисленной ливанской диаспоры. Последнее являлось явной утопией, так как количество ливанцев, проживающих вне страны составляет 14 миллионов, в  то время как проживающих в самом Ливане – 4,5 миллиона человек. Такой недальновидный шаг поставил бы ливанскую политическую жизнь в зависимость от богатых эмигрантов (далеко не первого поколения), проживающих в США, Бразилии, странах Африки. Утопичность предложения Э.Ферзли признал даже такой христианский политик как Самир Джаджаа.

Тем не менее, идея перехода к пропорциональной избирательной системе продолжает оставаться актуальной для части ливанской политической элиты. На сегодняшний день за переход к пропорциональной системе выступают Свободное патриотическое движение (СПД) и «Катаиб». Эту идею поддерживает движение «Хизбалла». За сохранение мажоритарной системы выступают Прогрессивно-социалистическая партия Валида Джумблата и (с оговорками) движение «Амаль» Набиха Берри. В.Джумблат опасается, что  перекраивание нынешних избирательных округов ликвидирует преимущества друзской общины. В.Джумбалт в своем блоге в «Твиттере» охарактеризовал предполагаемое принятие пропорционального избирательного закона как попытку дискриминации друзской общины Ливана.  «В свете такой попытки маргинализовать нас , нам не остается ничего другого как бросить вызов нашим недругам. Они действуют так, как будто община друзов не существует. Мы не можем это принять», — написал В.Джумблат. В свою очередь «Амаль» является сторонником закрепления демографического превосходства шиитской общины в Ливане на парламентском уровне. Движение «Хизбалла» это интересует в гораздо меньшей степени, так как его доминирование в ливанской политике основано не на парламентских процедурах, а на наличии самостоятельной вооруженной силы.

В последнее время ряд депутатов ливанского парламента предлагают компромиссные проекты избирательного закона. Один из них предусматривает парламентские выборы в два тура. В первом туре выборы происходят на уровне казы (района), во втором – на уровне мухафазы (провинции). При этом «Хизбалла» считает, что во второй тур должны выходить все кандидаты, набравшие более 10% голосов, а «Ливанские силы» — что только два кандидата. Еще один вариант нового закона придает ему смешанный мажоритарно-пропорциональный характер. Согласно данному проекту, в тех избирательных округах, где какая-либо религиозная община составляет более 66% (например, марониты в районах Метн и Кисраван, шииты в ряде районов Юга Ливана) сохраняется мажоритарная система, в других районах вводится пропорциональная.

Так или иначе, дебаты по принятию нового закона вряд ли вызовут серьезный раскол в политической элите Ливана. Избрание Мишеля Ауна президентом страны в октябре прошлого года показало, что лидеры основных партий настроены на компромисс. Это объясняется двумя факторами. Во-первых, напряженной внешнеполитической ситуацией, связанной с продолжающимся конфликтом в соседней Сирии. Во-вторых, стремлением старых элит не допустить проникновения в большую политику новичков, что как показали муниципальные выборы 2016 года вполне возможно.

62.37MB | MySQL:101 | 0,480sec