Роль египетско-эфиопских противоречий в выборах президента Сомали

8 февраля с.г. экс-премьер-министр Сомали Махамед Абдуллахи Махамед «Фармаджо»  был избран новым президентом страны. Как сообщило агентство Рейтер, он уже приведен к присяге. Занимавший до сих пор пост главы государства Хасан Шейх Махамуд (ХШМ) признал поражение. Новый президент определился по итогам состоявшегося второго тура голосования. Первый тур, который также прошел 8 февраля, не принес победы ни одному из кандидатов, которые должны были заручиться поддержкой 219 депутатов сомалийского парламента. По оценкам экспертов, поражение ХШМ предопределило отсутствие четкой предвыборной стратегии, наличие чудовищной коррупции в аппарате уже бывшего президента, а также явная нехватка времени для того, чтобы полностью убедить часть племенной верхушки в необходимости своей поддержки. Ключевую роль в данном вопросе сыграл фактор времени: Президентский комитет по выборам без согласования с бывшим президентом назначил день выборов на 8 февраля, что не дало ХШМ временного лага для достижения договоренности об альянсе с руководителем т.н. «Юго-Западного государства» и бывшим спикером сомалийского парламента Шарифом Хассаном Шейхом Аденом, который мог бы гарантировать поддержку ему еще тридцати пяти депутатов из его клана. Такой сценарий привел бы к тому, что за кандидатуру бывшего президента проголосовали бы 135 депутатов, в то время как его оппонент «Фармаджо» располагал поддержкой всего 125 депутатов. Но все это технические моменты, которые те же эксперты связывают с обыкновенной жадностью ХШМ, который не захотел выдавать племенной верхушке с юго-запада требуемую ей сумму.
Впрочем рискнем высказать и иную версию произошедшего. В первую очередь поражение ХШМ связывают с изменившейся позицией Аддис-Абебы. Последняя первоначально настойчиво поддерживала усилия ХШМ по переизбранию и даже участвовала в консультациях на эту тему с Шарифом Хасаном Шейхом Аденом, но затем резко изменила свою позицию. Это предопределило провал усилий ХШМ по блокированию с определенной частью сомалийских шейхов, и соответственно уменьшило количество депутатов парламента, которые за него голосовали. Эта трансформация позиции Аддис-Абебы была связана с резким усилением связей ХШМ с Египтом и рядом других стран ЛАГ, среди которых надо выделить прежде всего стратегического партнера Каира в лице ОАЭ и Кувейта. Абу-Даби в этой связи настоял через определенный прессинг на Эр-Рияд на принятии единой позиции стран ЛАГ по поддержке кандидатуры ХШМ. 16-17 января с.г. на секретной встрече в Найроби послы стран ЛАГ окончательно оформили солидарную позицию по поддержке ХШМ, после чего они вылетели в Могадишо и встретились там с бывшим президентом. В обмен за свою поддержку они потребовали от ХШМ (а последний дал свои гарантии) на строительство АРЕ своей военной базы неподалеку от Могадишо с перспективой инкорпорации египетских военных в состав АМИСОМ в качестве противовеса растущему эфиопскому влиянию в этой структуре. При этом переговоры об этом египтяне вели с ХШМ уже несколько месяцев, в январе эти договоренности были официально оформлены. Эфиопия в свою очередь на последнем саммите Афросоюза (АС) активно лоббировала увеличение численности контингента этой структуры до 4 тыс. военных при условии, что наращивание численности должно произойти не за счет угандийцев, а других стран-членов АС (в том числе и прежде всего — Эфиопии), и размещены дополнительные миротворцы должны будут в Могадишо и ближайших окрестностях столицы. Выпад против угандийцев объясняется укреплением в настоящее время египетско-угандийского сотрудничества в области безопасности. Оно включает в себя не только тренировки угандийских военных и полицейских в соответствующих учебных заведениях Египта, но и оказание консультативной помощи по линии спецслужб. С этой целью в Кампале в штаб-квартире спецслужб на постоянной основе работают египетские советники. Напомним, что нынешнее противостояние между Каиром и Аддис-Абебой, которая включает в себя дипломатические методы и весь арсенал средств подрывной войны вызвано резкими противоречиями между двумя странами по вопросу намерения Эфиопии построить Большую плотину на Голубом Ниле. По оценке Каира, это приведет к уменьшению водосброса в Нил, и соответственно вызовет серьезные проблемы с ирригацией. На кону в данном случае стоит падение урожая в АРЕ при прогнозируемом продовольственном дефиците и крайней скудности бюджетных средств. В ответ Каир через эритрейцев при финансировании эмиратовцев начал стимулировать серьезную кампанию межконфессионального и межнационального противостояния в Эфиопии, которые включали в себя акции саботажа, протеста и вооруженной борьбы со стороны мусульман-оромо и христиан-амхаров. Египетские спецслужбы стали активно проникать и закрепляться в соседних с Эфиопией странах континента. Помимо Уганды египетские разведчики появились и в Южном Судане, что эксперты связывают с попытками активизировать повстанческое движение с территории этого государства с использованием эфиопской эмиграции времен режима Менгисту. Египетские инженеры помогают эмиратовцам обустраивать военную базу в Бербере, где в перспективе предполагается разместить авиакрыло ВВС АРЕ. Вообще инфильтрация в Сомалиленд, который считается оплотом эфиопских интересов на территории бывшей Сомали, вкупе с попытками откровенного подкупа ХШМ является частью плана Каира создания по периметру эфиопских границ очагов перманентной напряженности. Таким образом, отказ Аддис-Абебы от поддержки ХШМ на последнем этапе выборной кампании был обусловлен предательской позицией последнего и являлся безусловно ударом на опережение в рамках этого глобального противостояния. Возможно, что Аддис-Абеба при этом выбирала из двух зол меньшее, но насколько это верная трактовка покажет ближайшее время. В любом случае эфиопам удалось, если не полностью закрыть вопрос с экспансией египтян. то, по крайней мере, серьезно лимитировать этот процесс. Тем более. что с аналогичными планами по обустройству военной базы в Сомали уже долгое время выступает Анкара, которая является злейшим антагонистом Египта. И Аддис-Абеба может попробовать сыграть в данном случае на стравливании этих двух региональных соперников и стать лоббистом именно турецких интересов в рамках создания противовеса нарастающему египетско-эмиратовскому влиянию в регионе Африканского Рога.

62.36MB | MySQL:101 | 0,507sec