Ситуация в зоне Сахеля: январь 2017 г.

5 января бойцы бывшего повстанческого туарегского альянса Координация движений Азавада (КДА) вошли в г.Гао с тем, чтобы согласно Алжирским мирным договоренностям приступить к совместному патрулированию вместе с солдатами малийской армии и бойцами проправительственных формирований. До этого, 30 декабря, КДА выразила сожаление в связи с тем, что «группа вооруженных манифестантов, враждебных КДА», на несколько дней заблокировала вход в Гао одной из его рот численностью 200 человек. Гао контролируется малийскими властями.

Руководящий в Гао Оперативным механизмом координации полковник Риса аг Сиди Мухаммед признал, что проблему создали бойцы – диссиденты, покинувшие ряды КДА, а также боевики «Платформы» — коалиции проправительственных группировок. Он сообщил, что в ближайшее время к совместному патрулированию присоединятся и бойцы «Платформы».

6 января, за несколько дней до запланированной в Бамако встречи на высшем уровне Африка – Франция, ассоциация Survie опубликовала доклад под названием «5 войн для одной империи». В нем его авторы утверждали, что французские военные операции в Африке провоцируют региональную нестабильность и являют собой «силовое возвращение» Франции в зону Сахеля. По их оценке, французское военное вмешательство вопреки очевидному (хотя бы в Мали) якобы «не решает кризисы, а плодит новые». Они критикуют Францию и за создание во имя борьбы с терроризмом новых альянсов с некоторыми «диктаторскими режимами», и в частности, с Чадом и Нигером. «Эта поддержка авторитарных режимов вызывает особую озабоченность и является контрпродуктивной, так как она создает почву, на которой развивается насилие». – утверждают авторы доклада, в котором рассматриваются французские военные операции в Ливии, Кот-д`Ивуар, зоне Сахеля и в ЦАР в период с 2011 по 2016 гг. Они напоминают, что хотя уже прошло 4 года с момента начала операции «Серваль», в ходе которой были разгромлены джихадистские формирования, захватившие Север Мали, террористы продолжают действовать там, регулярно атакуя малийских и французских военных, а также миротворцев. Более того, зона совершения этих атак расширилась на центральную часть Мали и соседние страны. В этой связи они поднимают вопрос об эффективности операции «Серваль» (с 2014 года – «Бархан»). Они также критикуют Францию за то, что в ее военных операциях она нередко опирается на туарегов из Национального движения освобождения Азавада (НДОА, входит в КДА), действия которого в свое время изрядно посодействовали захвату Северного Мали тремя джихадистскими группировками.

В ответ на эти обвинения представитель французской армии полковник Патрик Стейгер 12 января сообщил, что французские военные в ходе операции «Бархан» в 2016 г. уничтожили или захватили в плен в Сахеле около 150 «террористов», изъяли свыше 6 тонн взрывчатки и боеприпасов. Всего за год в пяти странах Сахеля были проведены 125 операций самостоятельно или при участии местных силовых структур. За это же время бесплатная медицинская помощь была оказана примерно 25 тысячам местных жителей. В 2016 г. в Сахеле погибли 4 французских солдата, а с момента начала операции «Серваль» — 16.

19 января в Париже была названа и другая статистика. По французским данным, за 2016 год вооруженные группы совершили в Мали 118 атак, которые были направлены против малийской армии, миротворцев и французских военных из миссии «Бархан». В результате этих атак погибли 15 малийских солдат, 24 миротворца и 4 француза.

10 января специализирующийся за слежением за джихадистскими электронными ресурсами американский сайт SITE сообщил, что «Аль-Каида в странах (исламского) Магриба» (АКИМ) распространила датированный концом декабря 2016 года видеоролик, свидетельствовавший, что удерживаемая джихадистами в Мали в заложницах швейцарка Беатрис Стокли жива.

На видеозаписи заложница в черном платке называет по-французски свое имя и дату 31 декабря 2016 г. Она напомнила, что была похищена АКИМ «360 дней назад», затем поприветствовала свою семью и поблагодарила правительство Швейцарии за усилия по ее освобождению. Б.Стокли также сообщила, что здорова. Ранее 40-летняя протестантская активистка уже захватывалась джихадистами в заложники в 2012 году, когда г.Томбукту находился под контролем джихадистов.

11 января Евросоюз продлил на 2 года свою гражданскую миссию по подготовке сотрудников малийских сил безопасности из состава полиции, жандармерии и национальной гвардии. Она работает параллельно с военной миссией ЕС по подготовке военнослужащих малийской армии.

В тот же день в центральной части Мали между регионами Сегу и Мопти в результате подрыва автомашины малийской армии на мине погибли 5 малийских солдат.

12 января стало известно, что французские солдаты из состава миссии «Бархан» арестовали на севере Мали в населенном пункте Госси одного из подозреваемых в причастности к теракту в марте 2016 г. на пляже Гран-Бассам в Кот-д`Ивуар. Малийца Кунту Далла представили как «мозг» операции в соседней стране.

13 января по пути в Бамако на французскую оперативную базу в Гао прибыли президент Франции Франсуа Олланд и министр обороны Жан-Ив Ле Дриан. В ходе встречи с французскими военными Ф.Олланд заявил, что борьба с джихадистами везде одинакова – и в Сахеле, и в Ираке, и в Сирии, равно как и во Франции. «Содействуя защите Мали в рамках операции «Бархан», вы обеспечиваете нашу собственную безопасность», — сказал он, обращаясь к французским военным.

14 января Ф.Олланд и президент Мали Ибрагим Бубакар Кейта сопредседательствовали на открывшемся в Бамако саммите Африка – Франция, участники которой сконцентрировались на обсуждении вопросов укрепления безопасности и демократии, а также развития континента. В ходе выступления на саммите президент Франции предупредил, что французское военное присутствие в Мали с целью подготовки национальных вооруженных сил и борьбы против джихадистских группировок будет долгим. По его оценке, действующие в регионе Сахеля джихадистские группировки «отлично вооружены и полны решимости дестабилизировать все без исключения страны».

Со своей стороны президент Мали признал, что операция «Бархан» «как раньше, так и сейчас отвечает запросам обеспечения безопасности не только Мали и Сахеля, но и Европы и всего мира».

18 января в Гао в результате теракта с использованием пяти смертников, нацеленного против участников вооруженных групп – участниц мирного соглашения по Мали, погибли по меньшей мере 70 человек из числа бойцов как КДА, так и «Платформы», 115 получили ранения. Теракт был совершен в момент, когда бывшие противники готовились к совместному с малийскими военными патрулированию, как это предусмотрено Алжирскими мирными соглашениями. Совместные патрули планируются как прообраз будущей малийской армии. На момент теракта, ответственность за который тут же взяла на себя АКИМ, в общем лагере находились в общей сложности 600 бойцов. В роли исполнителей опять оказались боевики группировки «Аль-Мурабитун». АКИМ в своем коммюнике назвала только одного из них – Абдельхади аль-Фулани. Была также названа его племенная принадлежность – к народности пель. Для совершения теракта была использована автомашина, окрашенная в цвета, указывавшие на ее принадлежность к аппарату Оперативного механизма координации.

18 января Совет Безопасности ООН согласился изучить возможность введения санкций против тех в Мали, кто препятствует реализации Алжирских мирных соглашений.

24 января очередные потери понесли миротворцы из Minusma. В тот день в результате минометного обстрел лагеря миротворцев близ Агельхока недалеко от границы с Алжиром один солдат из состава Миссии погиб двое получили ранения.

В тот же день в Ниамее было принято решение о создании многонациональных сил с участием военнослужащих из Нигера, Буркина-Фасо и Мали, призванных обеспечить безопасность в районе стыка их границ в зоне Липтако-Гурма общей площадью 370 тысяч кв.км. Новые силы будут аналогичны по функционалу многонациональным силам, созданным в 2015 г. Нигером, Нигерией, Чадом и Камеруном для борьбы с группировкой «Боко харам».

4 января в Уагадугу состоялась церемония вступления в должность нового начальник Генштаба старшего полковника Умару Саду. Выступая по этому случаю, он назвал главную из стоящих перед ним задач – усиление численности буркинийских военных на севере Буркина-Фасо, граничащего там с Мали и Нигером.

57-летний У.Саду является выходцем с севера Буркина-Фасо, то есть из зоны Сахеля. На посту начальника Генштаба он сменил генерала Пингренома Загре, отстраненного от этой должности после того, как в результате совершенного 16 декабря в Нассубу (30 км от границы с Мали) нападения неизвестных на полевой лагерь роты буркинийской армии погибли по меньшей мере 12 солдат, 2 пропали без вести.

В своем первом заявлении на новом посту У.Саду указал на необходимость налаживания отношений между военными и населением северных районов страны при одновременном «обеспечении безопасности позиций». Он поставил задачу подчиненным «использовать любую возможность для перехвата инициативы и нанесения ударов по противнику при первой возможности».

В отличие от других стран зоны Сахеля Буркина-Фасо достаточно долго жила спокойно. Ситуация начал меняться с апреля 2015 г. Сначала это были похищения и атаки джихадистов на мирное население. С октября 2016 г. боевики стали нападать на военных.

12 января в Уагадугу было объявлено, что один из заказчиков теракта 15 января 2016 г. в столице Буркина-Фасо, унесшего жизни 30 человек, отдавал приказ террористам с телефона с сирийским номером. При этом прокурор Уагадугу заметил, что в момент выдачи приказа он не обязательно находился на территории Сирии. Напомним, что 15 января 2016 г. группа из трех террористов атаковала несколько баров и отелей в центре буркинийской столицы. При этом погибли 30 человек, 71 получили ранения. Ответственность за ту атаку взяла АКИМ. При этом утверждалось, что в роли исполнителей выступили боевики группировки «Аль-Мурабитун».

В целом, теракт в Гао показал хрупкость ситуации в Мали и ее непредсказуемость, равно как хрупкость Алжирских мирных соглашений, у которых очень много противников. Показательно, что «Платформа» поторопилась объявить число погибших ее бойцов – 18, очевидно, с тем, чтобы показать, что она не имеет ничего общего с терактом. Это в общем то очевидно и по почерку исполнителей теракта, совершенного в «лучших» традициях джихадистов.

62.39MB | MySQL:101 | 0,634sec